Говорит и показывает ОМОН

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За строительство газпромовского небоскреба проголосовали милицейскими дубинками

1214815487-0.jpg Петербургская администрация продемонстрировала «ноу-хау»: в минувшую пятницу общественные слушания по обсуждению градостроительных проектов впервые прошли при активном участии ОМОНа. Другое новшество — присутствие на слушаниях специально нанятой массовки — уже применялось в январе, в том же зале бизнес-центра «Буревестник», когда обсуждался временный регламент застройки территории «Охта-центра». Теперь, когда обсуждался проект планировки и межевания газоскреба, оба новшества лишь усугубили скандал.

Десант с «Ленфильма»?

В январе, как рассказывала «Новая», полсотни представителей массовки не решились противостоять радикально настроенному большинству. Нынешняя команда провокаторов заполнила две трети зала. Судя по всему, вербовали на «Ленфильме», раздав им инструкции, синие талончики с номерами (на получение денег — по 400 рублей) и образец письма на имя главы администрации Красногвардейского района Марии Щербаковой.

В инструкции объяснялось, что надо поддерживать «аплодисментами, выкриками в поддержку президиума или одобрительным гулом» выступления сторонников «Охта-центра» и, само собой, не одобрять любые действия оппозиции. Все это делалось, заметим, столь бездарно, что в ряды массовки легко затесались журналисты и оппозиционеры, получив таким путем неопровержимые доказательства…

Более всего хотелось прослезиться от образца письма якобы «от лица жителей района». «Развитие территории просто необходимо… это просто замечательно, что и до нас дошли преобразования… нам уже не измениться, но зачем лишать подрастающее поколение этого шанса?.. общественные слушания состоялись… вопросов поступило очень много, и вы сумели компетентно на них ответить… я честно удивилась, что не произошло ни одной стычки, жаль только, что на слушания ходят и люди, которые всем недовольны…»

Особо трогательно — насчет «я честно удивилась» и отсутствия стычек. Стычки-то как раз были!

Ваше слово, товарищ спецназ

«Слушания нелегитимны! В зале провокаторы!» — обратились к собравшимся перед началом слушаний ворвавшиеся на сцену бизнес-центра активисты «Живого города», «Яблока», «Охтинской дуги» и запрещенные нацболы. Они потребовали, чтобы массовка покинула зал, а слушания были перенесены. Микрофон тут же отключили — но у оппозиционеров, предусмотревших такое развитие событий, оказался с собой мегафон.

«Люди получили деньги за продажу своего города!», — кричал председатель петербургских яблочников Максим Резник. «Вы продали город за 400 рублей!» — вторил ему питерский лидер запрещенных нацболов Андрей Дмитриев. «Петербург не продается!», «Массовку — в Шепетовку!», «Это наш город!» — скандировали остальные.

Провокаторы (одна из групп сидела прямо за мной — на местах, предназначенных для журналистов, а когда одного их них пытались устыдить, он заявил: «У меня оклад!») отреагировали топаньем и свистом.

Добавим, что перед входом в зал раздавали обращение «молодого общественного движения «Новый Петербург», где в знакомом стиле пиар-службы «Газпром нефти» объяснялось, как должны быть счастливы жители от перспективы появления «Охта-центра». Также сообщалось, что «только часть офисов будет принадлежать застройщику, а остальные перейдут в собственность города» — притом что город, согласно принятой целевой программе, не получает НИКАКИХ прав на имущество центра…

«На слушаниях в январе было четыре страницы критических замечаний к проекту ВРЗ, — заявил Евгений Козлов (ДГИ). — В протокол включили только два хвалебных отзыва о проекте».

Козлов потребовал дать возможность показать на экране видеозапись процесса найма провокаторов — массовка завопила еще громче. А за спинами протестующих организаторы слушаний начали монотонно зачитывать полагающийся при их проведении текст.

«Они хотят написать, что мы со всем согласны — и запустить строительство газпромовского монстра!» — обратился к присутствующим Максим Резник. Договорить он не успел: на сцену рванулись омоновцы (автобус с ними уже дежурил как минимум за час до начала слушаний). «Прибыли представители власти!», — торжественно провозгласил кто-то из чиновников районной администрации.

Омоновцы буквально смели протестующих со сцены, задержав нескольких человек (в том числе Андрея Дмитриева, яблочника Григория Пашукевича, художника Александра Якушкина и его жену Людмилу, активистов «Обороны» Максима Иванцова и Олега Мухина). «Молодцы!» — скандировала ОМОНу массовка. «Вы — фашисты!» — кричали провокаторам жители. ОМОН встал перед сценой, а на экране вдруг появилось решение суда о запрете НБП, и начальник отдела районной администрации Андрей Галахов стал объяснять, что акция протеста незаконна, потому что нацболы запрещены…

Через полчаса ОМОН сменили обычные милиционеры, и затем чиновники повели дело по своему сценарию.

Между парящим ангелом и горящим факелом

Представители массовки уверяли, что с районом надо что-то делать, вспоминали про Эйфелеву башню, а девушка, представившаяся «студентка Нина Семенова», заявляла, что она за проект, потому что ей «надо где-то работать» (больше, видимо, в городе работать негде). В свою очередь, археолог Виктор Коренцвит объяснил, что при строительстве неизбежно будут уничтожены все остатки крепости Ниеншанц. А Татьяна Красавина («Охтинская дуга») напомнила, что по соседству запланированы две 100-метровые башни «Сэттл Сити», что ЮНЕСКО выступает категорически против строительства небоскреба и что нельзя строить высотки на предмостной территории. «Символ Петербурга — парящий ангел, а не горящий факел!» — заявила она, после чего спросила зампреда КГА Виктора Полищука о том, какой же все-таки высоты будет башня и где это будет установлено. Но, как и другие участники, не получила ответа.

Забегая вперед, заметим, что после окончания слушаний Полищук заявил корреспонденту редакции, что новый высотный регламент (принятый путем телефонного опроса в декабре и утвержденный постановлением городского правительства № 1731. — Б.В.) опубликован и действует, и там записана предельная высота в 100 метров для этого района. На мой вопрос, означает ли это, что башня не может быть выше ста метров, он ответил: нет, можно будет построить выше по «процедуре отклонения от предельных параметров», применяемой для уникальных объектов.

«Какие могут быть пределы отступления? — спросил я. — Сто метров, пятьсот, километр, два? Тогда зачем вообще ограничения, если можно отступить от них на сколько угодно? Вы уже сделали исключение на Васильевском острове для биржи и «Финансиста» — последствия известны». «Это бездарный по архитектуре объект, — парировал зампред КГА. — Если на это место вклеить Исаакиевский собор, было бы очень красиво».

Дотянув до установленного времени, чиновники под бурные аплодисменты массовки объявили слушания состоявшимися. После чего провокаторы, следуя указаниям своих инструкторов «не кричать прямо в зале «где наше бабло!» и «уходить спокойно, маленькими группами, двинулись получать деньги. Однако, по некоторой информации, денег не дали: бригадиры велели в субботу прийти к «Ленфильму». В субботу опять обломилось — по одной из версий, деньги дали только тем, кто числится у киностудии в базе массовки, а телефоны бригадиров оказались отключены…

Оригинал материала

«Новая газета СПБ» от origindate::30.06.08