Год в турецком плену

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В то время  как израильские власти обменяли на тысячу палестинских заключенных своего капрала, российское консульство  в Анталье не предприняло ни единой попытки, чтобы заступиться за  Марию и Даниила Саутовых,12 месяцев насильно удерживавшихся турецкими властями

DETAIL PICTURE 638647-150x112.jpgДаниилу 25 лет, Марии 27. Совершенно очаровательные ребята — искренние, добрые. И почему весь этот ужас должен был случиться именно с ними?А начиналась эта история вполне банально. Молодые супруги — москвичи Саутовы — собрались в отпуск на две недели. Пришли в турагентство, а там им сразу предложили Турцию. 14 августа 2010 года молодожены сошли с трапа самолета.

— Наш отель располагался в Кемере, — рассказывает парень. — Я был под впечатлением, потому что в Турции оказался впервые. Мы с Машей гуляли, любовались красотами. Все было просто замечательно! Познакомились с другими русскими туристами, в том числе с девочкой Ириной Дробышевой, которая увлекается фотографией.

Как-то поздно вечером Ира собралась на пляж, чтобы поснимать пейзажи. Маша стала ее отговаривать: девушке одной, да еще ночью, в Турции очень опасно. Ира не соглашалась, и тогда ребята решили пойти вместе с ней. Троица спокойно сидела на песке, весело болтала, в то время как к ней подошел местный житель — курд. Представился Иссой, подсел и попытался завести разговор. По-английски он не говорил, а ребята жестами дали понять, что компания им не нужна. Тогда он принялся их веселить, изображая Таркана.

— У него это хорошо получалось, он отлично пел, — продолжает Даниил. — Было очень забавно. Девчонки ему даже похлопали. После этого он подсел к ним ближе (они на краю шезлонга сидели). Положил руку на плечо Маше. Она ее убрала. Он положил руку на Иру. Все время пытался коснуться то Маши, то Иры — было видно, что это доставляет ему какое-то невероятное удовольствие. Я ему показал на кольцо на безымянном пальце, стал говорить: девушки мои, не приставай к ним. Он удивлялся, жестами объяснял: мол, тебе что, жалко, дай мне одну, угости. Для нас это было так дико! Я стал показывать, что настроен уже не по-дружески, и нам всем компания его неприятна. Но незваный гость не уходил. Тогда Маша с Ирой сказали мне: мы пойдем купаться, а ты просто не обращай на него внимания. Они ушли. Исса посмотрел на меня и дал понять, что тоже пойдет плавать. Я ему опять-таки жестами показал, чтобы он плавал в другой стороне и к девушкам не приближался. Он закивал: мол, согласен. А потом разделся полностью, улыбнулся такой странной улыбкой, развернулся и пошел к девушкам. Я на мгновение впал в ступор, когда понял, что он все с себя снял, а потом закричал: «Маша, Ира, быстрее выходите из воды, он голый к вам идет».

41.jpg

Москвичей держали в Турции силой

Даниил бросился в море за странным курдом. Волны были большие, а плавал он тогда очень плохо. Говорит, что вообще в воду заходил, только если видел, что Маша рядом (она отличный пловец и в случае чего могла бы сразу спасти). Курд обернулся, увидел Даниила, схватил за руку и потянул ее к своим гениталиям. Даниил вырвал руку, но курд потащил его на глубину.

— Я стал захлебываться в воде, — говорит Даниил.

— Я увидела, что он топит Даниила, и бросилась на помощь, — рассказывает Маша. — Этот курд сразу же переключился на меня. Он очень хорошо плавал, поднырнул под меня, схватил за шею и стал топить.

— Я вижу, что Маша один раз вынырнула, воздух схватила, потом второй, — перебивает Даниил. — Я взмолился: «Господи, добавь мне на мгновение хотя бы 10 см роста, чтобы я мог коснуться ногами земли». И тут я каким-то образом нащупал дно и тут же бросился спасать Машу. Я выдернул ее из рук Иссы, его самого оттолкнул. И он быстро-быстро уплыл.

Ребята в шоке вышли на берег. Машу трясло от страха. А Ира даже не поняла, что произошло, — ей казалось, что они в воде дурачились. Отдышавшись, ребята вернулись в отель. Было три часа ночи. Русскоязычный парень на ресепшне, услышав их историю, стал возмущаться: дескать, таких, как этот курд, убивать надо.

А утром Иссу нашли мертвым… Туристы ныряли с маской недалеко от берега и заметили тело в воде. По словам полицейских, утопленник стоял на дне с поднятыми руками и открытым ртом. Парень с ресепшна рассказал стражам порядка про Даниила, Машу и Иру, и те стали главными подозреваемыми.

Отель стал тюрьмой, туристы — узниками

Дальше были полиция, прокуратура. Бесконечные допросы, во время которых нельзя даже присесть. Турецкие стражи порядка вели себя с нашими ребятами грубо и жестко, будто они однозначно виноваты. На Иру всячески пытались давить: дескать, расскажи, что твои друзья его утопили, и тогда ты спокойно уедешь в Россию. Ира стояла на своем: никто никого не топил, и тот курд сам уплыл.

— Мне изо дня в день внушали, что это я виноват в его смерти, — рассказывает Даниил. — Спустя какое-то время я даже стал уже сомневаться: а может, и правда? Может, я так толкнул его, что нечаянно повредил что-то, и он потом именно от этого умер? Но почему он тогда сам уплыл? Мне постоянно говорили, что дадут 25 лет турецкой тюрьмы, даже если случайно убил. Четверть века, представляете? Называется, приехал отдохнуть на две недельки… А еще полицейские предупредили: из отеля не выходить, иначе нас могут убить. У местных жителей есть понятие кровной мести. А оружие любой может совершенно спокойно приобрети в магазине. Нам сказали, что за нашу безопасность за пределами отеля не отвечают. Но на его территории никто не решится нас тронуть, поскольку он принадлежит богатому турку, который не позволит, чтобы с его туристами что-то случилось.

11.jpg

Парень из турецкого турагентства, которое являлось принимающей стороной, выяснил, что у погибшего есть брат, который сейчас ищет виноватых в его смерти. И честно предупредил: мол, было немало случаев, когда вот так туристов убивали — и никто потом наказания за это не понес…

— А тут мы поняли, что наш соотечественник с ресепшна как-то странно себя ведет, — рассказывает Маша. — Он все время пытался нас вывести на улицу. Прямо уговаривал — идите, прогуляйтесь. Мы ему объясняем, что нам полиция запретила, а он свое… Потом, когда приезжали полицейские, он говорил нам — прячьтесь на чердак. Зачем? Уже потом мы поняли, что его подкупили родные погибшего. И что на чердаке нас уже ждали вооруженные люди.

21.jpg

Когда вышел срок их отпуска, ребята с радостью отправились в аэропорт. Ну наконец-то они будут дома, под защитой! Прошли один паспортный контроль, второй… А потом вдруг вокруг них собрались полицейские, закричали: «Авария» (по-турецки это слово обозначает любой инцидент). Отобрали паспорта и перечеркнули там все страницы, вернули из самолета багаж… Переводчик пояснил, что они не имеют права выехать из Турции, пока им не дадут разрешения следственные органы. Маша и Даниил стояли в полной растерянности. Как быть? Где жить? В кармане остался ровно 1 доллар…

51.jpg

— Мы поехали в российское консульство, — говорит Маша. — Генконсул сурово сказал: когда вас выпустят — неизвестно, рассчитывайте минимум на 100 долларов в день за гостиницу. Мы попросили позвонить родителям в Москву, в ответ нам сказали, что можно сделать только 1 звонок и не больше 1 минуты. Пояснить, как нам быть, что делать, никто не хотел. Нам дали понять, что им все равно. Типа, давайте, ребятки, идите отсюда куда хотите, а у нас много важных дел. А занимались они, кстати, тем, что оформляли документы на вывоз умерших россиян из Турции. Я тогда подумала, что вот если бы мы умерли, нами бы наше государство занялось, а так мы никому не нужны.

«Нас охраняли автоматчики»

Помощь пришла, откуда и не ждали. Когда Даниил позвонил на работу (трудится программистом на «железке») и сказал, что попал в Турции в беду, его непосредственный начальник Юра Писарев поднял всех на уши. Сказал сотрудникам — ребята, надо Даню выручать. Все без лишних разговоров полезли в кошельки и скинулись. И с тех пор каждый месяц они высылали деньги в Турцию. Руководство выписывало сотрудникам премиальные, а те их собирали и отправляли (для этого даже назначили ответственного человека). А еще за свойсчет наняли турецкого адвоката. Чуть ли не ежедневно звонили. Волновались.

— Они повели себя как семья, — говорит Даниил. — Я среди близких людей не встречал таких, какие оказались на работе.

71.jpg

А еще выручали турецкие ребята все из той же туркомпании. Если Даниилу и Маше надо было куда-то поехать, присылали за ними автобус с автоматчиками (у турагентства есть собственная служба безопасности). И те сопровождали их повсюду, не давая шансов родным погибшего напасть. В отеле все глазели на Машу с Даней — почему этот мальчик с девочкой (а они реально выглядят как старшеклассники) ездят с такой охраной?

Через какое-то время турецкие друзья решили перевезти их в Анталью, где сняли тайно для них номер в гостинице. Когда ребята с чемоданами выходили, парень с ресепшна стал звонить брату умершего. Машину гнали так быстро, как могли, чтобы уйти от «хвоста».

81.jpg

Даниил до сих пор хорошо относится к Турции и считает, что виновата во всем не страна, а люди, которые обрекли его на год плена.

Ребята понимали, что в другом городе найти их будет сложно, но все равно старались из своего номера не выходить. Если все же покидали отель, то всегда оглядывались. Сердце в пятки уходило, когда кто-то мимо проезжал. Жили ребята, мягко говоря, скромно. Иногда не ели по нескольку дней. Все осложнялось тем, что в отель нельзя пронести с собой еду, а в кафе — дорого. Потом они договорились со служащими, и те разрешали проходить с яйцами и сосисками. Но ни холодильника, ни микроволновки в номере не было. Готовили в чайнике. Машка, правда, умудрялась даже рыбу засаливать. Все равно уже через пару месяцев похудели каждый почти на 10 кг.

— Денег постоянно не хватало, — говорит девушка. — Много уходило на продление визы. Мы просили власти — сделайте нам скидку, мы же находимся здесь не по своей воле. Но никто нас не слушал. А если бы не заплатили — то не выпустили бы еще и по этой причине. Ребята из турагентства часто нас подкармливали. Да и вообще опекали как могли. Все делали совершенно бесплатно. На 9-м месяце своего пребывания в Турции мы сняли квартиру. Это гораздо дешевле.

Одна русская девушка Катя, живущая в Турции, узнала про Машу и Даниила. Написал на своем форуме — наши попали в беду, выручайте! В Интернете появилось чуть ли не целое сообщество желающих помочь. Предлагали кто что может — от средств гигиены до еды. Люди реально были готовы помочь, и это очень поддерживало нашу пару.

«Почему США своих граждан вызволяют в первый же день?»

Время шло. Расследование не двигалось. Ребята все время спрашивали — когда же их выпустят в Россию? В прокуратуре сказали — может, завтра, а может, через 5 лет. И припомнили случай, когда одна русская девушка «задержалась» так на три года.

61.jpg

— И в то же время мы знали, что американцев, попавших в ситуации и похуже нашей, выпускали чуть ли не на первый день. Там сразу же к делу подключалось правительство. И турки шли на любые уступки, потому что знали — в случае чего такой шум поднимется, что американцы за одного своего гражданина войска могут ввести. Мы узнали, что российское генконсульство могло поручиться в турецкой прокуратуре за нас: взять разрешение на наш выезд до окончания расследования и в случае подтверждения нашей вины гарантировать наше возвращение в Турцию. Но нам сразу сказали, что это нереально. Почему? Это ведь обычная практика для граждан тех же США? И нам так обидно было, что на нас России наплевать. В консульстве нам говорили: «Не волнуйтесь, мы вам будем постоянно звонить, рассказывать, как продвигается дело». И нам не позвонили НИ РАЗУ! За все время.

СПРАВКА »МК»

Активное заступничество за своих граждан демонстрируют многие государства. Последний пример, когда капрала Гилада Шалита израильские власти обменяли на тысячу палестинских заключенных.

Ребята вспоминают, как обратились в консульства с вопросом — можно ли им где-то подработать, чтобы не быть такой обузой для семьи и друзей. А там на них наорали: мол, вы что, с ума сошли? Вам же категорически нельзя работать, раз вы под следствием, иначе вам прямая дорога в тюрьму. Предложить какую-то финансовую помощь, какой-то продуктовый набор сотрудникам консульства и в голову не пришло. Ну а про телефонный звонок на родину ребята даже заикаться больше не стали.

За то время, что они провели в Турции, дважды тяжело болели. Как-то у Маши возникли такие серьезные проблемы с позвоночником, что она вставать с постели перестала. Когда Даниил узнал цены на прием в больнице, понял, что это конец. Но турецкие друзья из туркомпании их снова в беде не бросили. Приехали, отвезли Машу к доктору, отплатили лечение, купили таблеток.

9.jpg

Минул год.

— Мы совсем отчаялись и ничего хорошего уже не ждали, — говорит Даниил. — И тут наступил мой день рождения. Маша сказала — давай забудем обо всем и классно отпразднуем. Я проснулся с утра — вся комната в шариках, торт со свечками. Маша, кстати, вообще всегда старалась как-то подбодрить меня, отвлечь, хотя сама очень переживала за всю эту ситуацию. И тут звонит наша знакомая и говорит: «А у меня сюрприз. Вы свободны!» Я на пару минут застыл. А потом сказал Маше, и мы прыгали от радости, бегали по квартире, как пятилетние дети.

Ребята сразу же сообщили родителям, те стали звонить в консульство, в МИД, а там их ошарашили — нет, это какая-то ошибка, информации об освобождении нет. Бедные матери чуть с ума не сошли. Оказалось, консулы, обещавшие все время «держать руку на пульсе», просто ничего не знали. Потому как не интересовались делом двух своих соотечественников.

— Самое смешное было потом, — рассказывает Даниил. — Когда все подтвердилось, документы были на руках, нас пригласили в консульство. Накрыли для нас стол. Все такие добрые вышли нас встречать, улыбчивые. Предлагают: «Звоните куда хотите». Я спрашиваю — как же, разве можно, разве не дорого? Они: «Нет-нет, что вы, как вы могли так подумать. И не забудьте сказать, что консульство свое слово сдержало — мы обещали помочь и помогли». Я даже онемел. В чем помогли? А тут еще генконсул вышел лично поприветствовать. Говорит — вот видите, я же вам сказал, решим вашу проблему, вернем вас. Вот все и закончилось…

Впрочем, тут же работники консульства снова «прокололись». Ребята спросили у них — когда можно написать заявление на предоставление материальной помощи для покупки билета на родину? Так вот им ответили, что такая помощь им вряд ли светит, поскольку случай у них не смертельный… А дескать, полагаются деньги, только если данная ситуация угрожает жизни российского гражданина. Ребята проявили характер.

— Мы сказали, что все равно напишем заявление и пусть нам откажут официально, — рассказывает Маша. — И нам в этот же день заказали билеты!

Когда Даниил приехал в Москву, сразу побежал на работу. Встречать его собрались все. Обнимали, целовали. Плакали. Даня говорит, что ему поначалу было неловко — как отдавать деньги? Если будет круглые сутки работать, все равно не рассчитается за несколько лет (ему выслали с работы около 30 тысяч долларов). А коллеги, наоборот, подходили к нему и еще совали денег в руки. Говорили примерно так — это без отдачи, у тебя ведь сейчас трудное положение, не возьмешь, обижусь. И я теперь буду показывать — ребят, вы не зря меня ждали, столько всего для меня сделали. Вот я с вами, буду здесь для вас.

Машу и Даню сегодня все спрашивают — как вы теперь к Турции относитесь?

— Замечательно, — отвечают ребята. — Те турки, с которыми мы познакомились и которые нам все время помогали, навсегда останутся нашими друзьями. И страна эта прекрасная. А такая ситуация с нами могла произойти где угодно, а не только в Турции. И мы не понимаем только одного — почему российские чиновники нас бросили? И мы хотели бы, чтобы ответили официально. И чтобы наша печальная история ни с кем не повторилась.

Комментарий почетного адвоката России, профессора Анатолия Пчелинцева, который по просьбе мамы Даниила летал в Турцию выручать ребят из плена.

— Ситуация с точки зрения соблюдения прав человека совершенно дикая. Хотя Турция и член Совета Европы, но в данном случае повела себя как феодальная страна с азиатскими нравами. На протяжении года молодая супружеская пара без достаточных процессуальных оснований содержалась, по сути, в турецком плену. Ну а то, как проявила себя российская сторона, вообще печально. Многочисленные обращения родителей молодых людей в адрес главы государства, МИДа, в генконсульство Российской Федерации в Анталье практически остались без внимания. Хотя в этот период глава российского государства Д.А.Медведев встречался с президентом Турции Абдуллахом Гюлем, и была надежда, что он заступится за своих ребят. Но, видимо, помощники не доложили…

Когда я вместе с матерью Даниила прибыл в генконсульство в Анталье, то вице-консул г-н Бирюков в демонстративной форме вообще отказался беседовать с нами, сославшись на занятость. И только после настоятельных требований выслушал. В моем распоряжении имеется уникальный по своему цинизму документ — копия письма российского посла в Турции от 31 декабря 2010 г. в адрес генерального консула РФ в Анталье. В письме он указывает на недопустимость оказания временной материальной помощи Даниилу и Марии. И знаете почему? Потому что «росграждане» (так указано в письме) попросили об оплате расходов по проживанию и питанию за период, который нельзя квалифицировать как «кратчайший срок». К сведению, у Даниила — 5 братьев и сестер, Маша тоже из небогатой семьи… Мне не раз доводилось представлять интересы иностранных граждан, попавших в сложную жизненную ситуацию в России. Так вот генконсульства и посольские работники иностранных государств делали все возможное, чтобы защитить и помочь им. Ничего подобного я не увидел в описанной ситуации по отношению к собственным гражданам.

Что делать, если с вами на отдыхе за границей случилась беда:

1. Обратиться в генконсульство. Если вас не захотят принять, настаивайте. Будьте уверены, что оказание помощи и содействие соотечественникам — обязанность сотрудников консульства. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 31 мая 2010 года гражданам РФ, оказавшимся во временной сложной ситуации, должны выделить средства. Так, например, если человека обокрали и у него нет денег на обратный билет до дома, ему обязаны выдать их безвозмездно.

2. Свяжитесь со страховой компанией. Еще перед отъездом постарайтесь не скупиться при покупке страховых полисов и оформлять дополнительную страховку. К стандартным медицинским услугам можно «дописать» визит родственников в чрезвычайной ситуации, досрочное возвращение на родину.

3. Свяжитесь с туроператором. У российской компании обязательно будет партнер в этой стране. Как раз в его задачу входит решение нестандартных ситуаций, в которые попали клиенты, на месте отдыха. Если вас забрали в полицию, стараться показания давать только в присутствии адвоката.

4. Сделайте заранее копию своего загранпаспорта. Это на тот случай, если вам не вернут оригинал в полиции или его украдут. С копией покинуть страну будет гораздо легче.

Оригинал материала: mk.ru