Голова профессора Березовского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Голова профессора Березовского После многоходовой операции службе расследований "Совершенно секретно" удалось достать секретный документ, который послужил истинной первопричиной летней банковской войны.

"Всякая аналитика только тогда чего-нибудь стоит, если опирается на реальные факты, а лучше - на документы. Сотни комментариев в российских и зарубежных СМИ по поводу банковской войны-2 этим летом (первая разразилась в конце 95-го из-за залоговых аукционов) так и не определили, откуда исходило направление главного удара. Общее впечатление: вся российская деловая и политическая элита, разделившись на "крепких хозяйственников" и "молодых реформаторов", перепласталась в кровь, но, как на пьяной свадьбе, непонятным осталось, кто же начал драку.

Мы, как ветераны различных войн компроматов, долго выжидали, тихо сидя на бережочке мутной информационной реки. И дождались. Выловили наконец документ - первоисточник летней бойни банкиров и политиков. 
На протяжении долгих жарких месяцев только один человек никоим образом не высказал своего отношения к банковской войне-2 в СМИ - это Борис Абрамович Березовский. Хотя именно он, и теперь мы это знаем точно, был виновником торжества компромата. А причина обидеться у Березовского на весь мир была веская - его хотели, но не назначили руководить богатейшей в мире транснациональной корпорацией РАО "Газпром". 
Кемлевский интриган и завистник Оттачивать мастерство интригана Борис Абрамович начал, просиживая долгие часы в приемной Александра Коржакова и поедая, по воспоминаниям главного телохранителя страны, бесчисленные бутерброды. В эти высокие апартаменты он попал после того, как на свои кровные издал книгу Ельцина и втерся в доверие к рирайтеру президента Валентину Юмашеву. 
Первой его жертвой стал банкир Гусинский. ставал компромат Березовский на своего оппонента, даже Коржаков не ведал. К примеру, подметные письма такого содержания: "Мне стало известно из пьяного разговора моего начальника 174 о/м К. со своим вышестоящим влиятельным чиновником из ГУВД Москвы. Готовится переворот. Правительство РФ будет сформировано из Правительства Москвы. Гусинского назначат председателем Центрбанка РФ. РУОП Москвы поручено собрать компромат на окружение Ельцина Б.Н. и членов Правительства РФ. К этому подключены авторитеты криминальных группировок..." В итоге Гусинский, успешно заваливший к тому времени двух своих серьезнейших конкурентов - "Московский народный банк" и "Национальный кредит", дрогнул и полгода отсиживался в промозглом Лондоне. 
Сколотив стартовый капитал на AVVA (финансовая пирамида), "ЛогоВАЗе" (реэкспорт автомобилей), ОРТ (рекламная неучтенка) и Аэрофлоте (прокрутка денег в Швейцарии), Борис Березовский занялся основным делом - нефтегазовым бизнесом. На его пути попытался встать "Инкомбанк", но был легко сметен серией грязных публикаций и телерепортажей. Березовскому легко досталась значительная часть нефтяной компании "Сибнефть", что позволило ему попасть в ТЭКовский ближний круг премьера Виктора Черномырдина. 
Далее Борис Абрамович поучаствовал в изгнании из Кремля своего бывшего покровителя Коржакова. Посодействовал приезду в Москву Бориса Немцова и назначению его руководителем всего российского ТЭКа. Правильно надеялся, что должок платежом скрасится. Все, казалось бы, сделал для того, чтобы состоялось наконец главное в его жизни назначение - председателем Совета директоров РАО "Газпром". 
Тайна газового траста Только в марте 1997 года окрепший после операции Борис Ельцин смог прочесть текст договора "Газпрома" с правительством (даже не секретного, а с грифом "Для служебного пользования"), который Вяхирев и бывший первый вице-премьер Олег Сосковец подписали еще 17 февраля 1994 года. Согласно этому фантастическому договору, 35-процентный госпакет акций РАО был передан Вяхиреву в доверительное управление как физическому лицу (!) сроком на три года. Узнав, что такой жирный, многомиллиардный кусок госсобственности принадлежит одному человеку, Ельцин пришел в ярость. (Не с подачи ли Бориса Абрамовича?) Еще больше вывело президента из себя то обстоятельство, что руководство "Газпрома" имело право выкупить у государства эти 35 процентов акций РАО всего за 12 миллионов долларов (самая скромная рыночная стоимость - 5 миллиардов долларов)! ПоаЕ^й это право юридически оформлено было крайне слабо. 
Кресло под Вяхиревым заходило ходуном. До годового собрания РАО "Газпром", где неминуемо должна была состояться его отставка, оставались считанные месяцы. 
9 апреля 1997 года опальный шеф "Газпрома" выступает в Госдуме РФ, открыто обвиняя американские компании в попытке расчленить "Газпром". Это уже походило на агонию некогда могущественного "газовго барона". Затем были нудные встречи с Немцовым. Молодой назначенец обсуждал с Вяхиревым проблему погашения задолженности РАО перед бюджетом и переподписание трастового договора. 
От Вяхирева стали отворачиваться даже верные соратники. Первый замминистра финансов Андрей Вавилов, почуяв неладное, перебрался в банк, уведя из-под крыла газпромовского "Национального Резервного банка" многомиллиардные долги Ливии и Ирака в пользу ОНЭКСИМ-банка. Пресса быстро навесила любимцу Вяхирева ярлык перебежчика из лагеря Черномырдина в команду Чубайса. Но Вавилов знал, что делал. Для Черномырдина воля президента - всегда закон. и Премьер не посмел ослушаться - первым подписал прелюбопытный документ "Протокол совещания у председателя правительства РФ", положивший начало банковской войне. 22 июня, ровно в 4 часа... 
Секретный протокол кремлевских мудрецов На этом судьбоносном для РАО "Газпром" совещании должны были присутствовать всего четыре человека: Черномырдин, Чубайс, Немцов и Вяхирев. "Большая тройка" первых лиц государства собиралась приговорить последнего к отставке. Такова была воля президента. 
Если бы совещание состоялось, то были бы приняты следующие решения (цитируем документ): "...27 июня 1997 г. внести на рассмотрение Совета директоров и общего собрания акционеров РАО "Газпром" вопрос об увеличении числа членов Совета директоров до 15 человек и... внести в список кандидатур для голосования две дополнительные: Б.Березовский, В.Бабичев..." (руководителя аппарата правительства премьер вписал собственноручно). 
И самый главный пункт заранее утвержденного Черномырдиным протокола: "...на первом заседании вновь избранного Совета директоров предложить от лица Коллегии представителей Государства в РАО "Газпром" избрать председателем Совета директоров Б.Березовского, членам Совета директоров РАО "Газпром" - представителям Государства проголосовать за указанную кандидатуру". 
Данный документ чем-то сродни так долго скрывавшемуся пакту Молотова - Риббентропа: нам - Прибалтику, а немцам - Польшу. Агрессорам в лице Березовского - "Газпром", а государству... Составленный по принципу "худой сепаратный мир лучше любой войны", протокол должен был храниться втайне хотя бы до конца века. 
Профессор-математик Березовский, разыграв многоходовую комбинацию и предусмотрев все до мелочей, был уверен в своей победе. Объехал всех глав государств СНГ и осыпал их баснословными по дороговизне подарками, прощупал и отношение к своему газпромовскому взлету. Даже имиджевый телефильм заказал известному режиссеру-документалисту, пообещав в награду автомобиль любой иномарки и солидную сумму в "зеленых". Известный режиссер спросил: 
- Снять-то не проблема, но где это показывать? 
- Очень удачная шутка! - ответил помощник Березовского. 
А опальному Вяхиреву ничего не оставалось, как откупаться. "Газпром" влез в долги на 4 миллиарда долларов и расплатился по счетам правительства со всеми российскими пенсионерами. Ельцин о такой благотворительности не мог не узнать и впал в восхищение: "Раньше у меня были вопросы к "Газпрому". А теперь их нет". 
Воля президента ослабла, и стало ясно, что "молодые реформаторы" протокол не подпишут, а отставка Рема Вяхирева затянется еще как минимум на год. И 26 июня (за два дня до общего акционерного собрания РАО "Газпром") Борис Березовский бросается за Черномырдиным в Пекин, уговаривает повлиять на ситуацию, обещает золотые горы для грядущей президентской предвыборной кампании 2000 года. Но тщетно... 
И пошла писать губерния Первый залп летней информационной банковской войны пришелся по Андрею Вавилову. 1 июля из многих редакционных факсов выползли анонимные сообщения о махинациях вечного зама министра финансов с МИГами на сотни миллионов долларов. На следующий день эту сенсацию подтвердил глава Центробанка РФ Сергей Дубинин (жена работает в "Нацрезерве"). Активное мероприятие накануне судебного разбирательства по "Сибнефти" с ОНЭКСИМ-банком 4 июля досужие аналитики связали с именем Березовского. Но это вряд ли. Он еще на что-то надеялся, хотя и понимал прекрасно, что его использовали как разменную крату. Арт-подготовку начал, судя по всему, обиженный "Национальный Резервный банк", вдохновленный сохранением статус-кво Вяхирева. Вавилов огрызнулся компроматом о малосимпатичных сделках НРБ с денежными суррогатами и внешнеми долгами. Генпрокуратора возбуждает уголовное дело, проводит повальный обыск в НРБ. 
Потерявший всякую надежду Березовский на повышенных тонах разговаривает с Чубайсом (в присутствии Черномырдина и дочери президента): "Мы прекращаем рекламировать этих молодых реформаторов на телевидении!" 
Затем были известные вещи - громкие скандалы вокруг аукционеров по "Связьинвесту" и "Норильскому никелю". Нашумевшая поездка Березовского и Гусинского (заинтересован в "Газпроме"-инвесторе) к отпускнику Чубайсу. 
Заявление Гусинского первому вице-премьеру: "Мы не будем прыгать веревку, натянутую Потаниным". Истерика на OPT в программе Доренко по поводу приватизации череповецкого завода "Азот". Это "расследование", кстати, подготовили еще в июне, но отложили до нужного момента "по техническим причинам". Любопытно, что Доренко сразу после сенсационных разоблачений зачастил в Одинцовский земельный комитет с просьбами о выделении земли на Рублевке. Неизменное торчание Березовского в приемной премьера. Логика просьб проста: не сумели с "Газпромом", так дайте хоть что-нибудь. Премьер колеблется, но пойти против воли президента опять не может. "Связьинвест" и "Норникель" достаются не Березовскому и его сподвижникам, а "молодым реформаторам". Кромешная грязь по этому поводу в подконтрольных СМИ. Немцова особенно шокировала публикация прослушки его телефонного разговора. Не успел еще провинциал окрепнуть в кремлевских схватках. Теперь Немцов просто не слезает с ФАПСИ, требуя отловить всех "жучков" в его движимом и недвижимом имуществе, хотя продолжает пользоваться все тем же мобильным телефоном, с которого была снята информация. 
Дружественные "молодым реформаторам" газеты пытаются вяло отбиваться, хотя никаких ценных указаний "сверху" не поступало. Публикуются то отрывки из книги Коржакова, то старая финансовая документация ОРТ об убытках. Можно, конечно, было полыхнуть в желтой прессе заметкой о любвеобильности Бориса Абрамовича, о многочисленных его женах и детях, обосновавшихся в Англии. Но зачем? Ясно уже, что все давно решили деньги, война компроматов идет вхолостую. 
Апофеозом летней банковской войны было обнародованное предупреждение ФСБ о возможном покушении на Чубайса, а "заказ" якобы сделал некий нефтяной магнат. Все аналитики почему-то сразу "вычислили" шефа "Нижневартовскнефтегаза" В. Палия, обиженного невыгодной для него приватизацией Тюменской нефтяной компании. Как-то упустили из виду, что Березовский тоже с недавних пор считается нефтяным магнатом. 
Вряд ли Борис Абрамович утихомирится в ближайшем будущем. Обид прощать не умеет. Да и вопрос о переподписании трастового договора Вяхирева с правительством остается до сих пор открытым, а, следовательно, Борис Абрамович пока сохраняет шансы сменить несговорчивого "газового барона". Грядут новые аукционы по "Рое-нефти" и "Связьинвесту" - чем не отличный повод для новой обличительной кампании против "молодых реформаторов"? 
Утешает лишь одно: по данным фонда "Общественное мнение", лишь десятая часть населения России изредка интересовалась информационной войной банков, а половина об этом ничего не знает вовсе. Значит, и в дальнейшем все будут решать деньги. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации