Голый Король

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Шахматный король без королевства — и все это Гарри Каспаров.

1101886398-0.jpg Проездом из европейских столиц, только вчера из Вашингтона. Никаких дел с Россией и в России не имеется. Разочарован в реформах. Знакомым бизнесменам не рекомендует идти в Россию, инвестировать в экономику. Убежден, что в стране еще долго ничего по-настоящему не изменится к лучшему, поэтому все интересы, шахматные и прочие, находятся за рубежом. Шахматный король без королевства — и все это Гарри Каспаров.

Как рассказывает международный гроссмейстер Дмитрий Комаров, интерес к шахматам у тринадцатого чемпиона мира появился еще в раннем детстве. Родители Гарри любили решать шахматные задачи, помещенные в бакинской газете «Вышка». Однажды маленький Гарик подсказал решение задачи, чем крайне удивил отца с матерью. Год спустя шестилетний мальчик с легкостью обыгрывал папу. Вместе с тем главным в семье у Каспарова была мама. Клара Шагеновна, молодая красивая женщина, после смерти мужа (Гари было в это время семь лет) так никогда больше и не вышла замуж, всю свою жизнь посвятив воспитанию сына. В школьном сочинении Каспаров так написал о своей матери: «Она научила меня независимо мыслить, научила работать, анализировать свое поведение. Она меня знает лучше, чем кто-либо другой, потому что я обсуждаю с ней все свои проблемы — школьные, шахматные, литературные. Мама научила меня ценить прекрасное, быть принципиальным, честным и откровенным».

Как шахматист, Гарри был настоящим вундеркиндом: в 15 лет он стал самым юным мастером спорта и самым молодым участником высшей лиги чемпионата СССР, а в 18 получил звание чемпиона СССР. Свой опыт ему передавал чемпион мира Михаил Ботвинник, создавший заочную шахматную школу. Несколько раз в году ученики с тренерами или родителями приезжали на сессии в Москву, после чего получали домашние задания. Учениками Михаила Моисеевича были Анатолий Карпов и Гарри Каспаров. Именно благодаря совету мудрого Ботвинника Гарри решил выступать под фамилией матери, бакинской армянки.

Однако «армянская тема» зазвучит в выступлениях Каспарова намного позже, когда он в газете The Wall Street Journal предложит увязать вступление Турции в ЕС с «полным расследованием резни армян в Османской империи в 1915 году». Этим высказыванием Каспаров значительно поправил свое реноме на исторической родине, писала ереванская пресса, поскольку в Армении многих разочаровало сделанное однажды высказывание Каспарова о том, что по национальности он считает себя «бакинцем». Однако столь оперативная перемена взглядов разозлила многих азербайджанцев.

Интересно, вспоминает ли Гарри Каспаров сегодня свое бакинское детство? Это был уникальный город, «восточный Париж», в котором мирно уживались Восток и Запад, где сложился настоящий интернационал, где сформировалась нация «бакинцы». Она и выдала на-гора такие феномены, как Муслим Магомаев и Гарри Каспаров. И тот, и другой не являются азербайджанцами по крови, но Азербайджан ими гордился. Их продвигали. Особенно заботился о кадрах тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана Гейдар Алиев. Именно ему обязан Каспаров своим продвижением к вершинам спортивной славы. Но далее произошло то, что, наверное, и должно было произойти. Гарри Кимович отправился завоевывать мировые высоты. Путь к ним лежал через Москву, через чемпионский титул.

Чужак в чужой стране

Оказавшись в России, Гарри Каспаров так никогда и не почувствовал привязанности к этой стране. Он был чужим и в Азербайджане, чужим оказался и в Москве. Похоже, подобное раздвоенное психологическое состояние и превратило Гарри Каспарова в «гражданина мира». Это предопределило формирование его политического мировоззрения, либерально-демократического — в академическом понимании. Такое, которого на практике нет на Западе и, в принципе, не может быть в России. В начале 1990 года в острой борьбе в Советском Союзе появляется «Демократическая партии России», в числе основателей которой мы видим и Гарри Каспарова. Но есть одно обстоятельство. Быть первым в шахматах не значит оказаться первым в политике.

Много лет спустя Каспаров очень критически отозвался о том периоде. «Я входил в большую жизнь на волне перемен, когда остро чувствовалась потребность в новых людях и идеях, — заявил Гарри Кимович в одном из интервью журналисту «АиФ». — Влился в демдвижение, занялся активным партстроительством… В итоге на наших спинах во власть въехали другие, воспользовавшись чужими лозунгами. Что-то не припомню Гайдара, Чубайса или Кириенко среди лидеров демократов. На Манежную площадь в 90-м и 91-м они не выходили, обошлись без этого. Леша Головков привел их к Геннадию Бурбулису, а тот — напрямую к Борису Ельцину… Так и возникло первое правительство свободной России, с гордостью именовавшее себя правительством камикадзе, хотя все его члены, по-моему, по сей день здравствуют и весьма процветают».

Следующей попыткой Гарри Каспарова войти в «большую политику» после участия в демократическом движении первой волны стала поддержка генерала Александра Лебедя. Как говорит сам шахматист, из чувства протеста. Можно также вспомнить, как дважды Каспаров выступил на «Эхе Москвы» во время разгона старого НТВ. «Я входил в число учредителей «Эха», долго владел достаточно крупным пакетом акций радиостанции, которые потом переуступил Владимиру Гусинскому (именно за эти акции и шла недавняя борьба), но это все в прошлом», — так объясняет свои действия Гарри Кимович. Впрочем, у Каспарова оставалась еще колонка в американской газете The Wall Street Journal, где он мог высказываться на интересующие его темы. Однако второе «политическое дыхание» включилось у шахматного чемпиона с созданием «Комитета-2008. Свободный выбор», который тут же окрестили «Комитет Анти-Путин». Его Каспаров и возглавил.

Надо было слушать маму

Вступление в «Комитет-2008″, как говорили злые языки, наверное, было первым решением, которое Гарри Кимович принял вопреки советам своей мамы, главного советчика в жизни сына. «Обычно, когда речь заходит об этом странном тандеме, люди сокрушенно качают головами, цокают языком и вспоминают старика Фрейда, — язвила в свое время газета «Россiя». — «Кто у Каспарова самый большой авторитет?» — «Мама». — «А в шахматах?» — «Тоже мама». — «Что в его жизни важнее шахмат?» — «Конечно, мама». — «А мама ездит с ним на матчи?» — «Кто? Мама?!!» Мама ездит на все Гаррины матчи, спиной к публике садится за специальный столик в двух метрах от сына и буквально ест его глазами». Сама Клара Шагеновна называет себя «черно-белым кардиналом» Каспарова. Она совмещает в своем лице начальника команды, спортивного консультанта, пресс-атташе, шеф-повара и врача Гарри Кимовича. И, конечно же, его главного цербера: мимо Клары Шагеновны в заветном направлении не пролетит и птица».

По слухам, Клара Шагеновна очень сильно отговаривала сына от участия в «Комитете-2008″. На публике мама Каспарова даже говорила, что общественная деятельность мешает тренировкам сына, что придется уехать из России. Однако Гарри Кимович, что называется, закусил удила. Его публичные выступления и статьи становились со временем все более и более бескомпромиссными и столь же бездоказательными. Поначалу Каспаров объяснял, что членов комитета волнуют «выборы 2008 года, а точнее, чтобы эти выборы вообще состоялись, чтобы выборы в России не превратились в такую же формальность, какой они были в Советском Союзе». Очень скоро Гарри Кимович заговорил о «кознях и махинациях Кремля, направленных на централизацию власти и усмирение оппозиции», и тому подобное.

Политическая публицистика чемпиона производит неплохое впечатление на обывателей. Со стороны это напоминает даже классический сюжет: «Шахматы! — говорил Остап. — Знаете ли вы, что такое шахматы? Они двигают вперед не только культуру, но и экономику! Знаете ли вы, что ваш «Шахклуб четырех коней» при правильной постановке дела сможет совершенно преобразить город Васюки?

Остап со вчерашнего дня еще ничего не ел. Поэтому красноречие его было необыкновенно.

- Да! — кричал он. — Шахматы обогащают страну! Если вы согласитесь на мой проект, то спускаться из города на пристань вы будете по мраморным лестницам! Васюки станут центром десяти губерний! Что вы раньше слышали о городе Земмеринге? Ничего! А теперь этот городишко богат и знаменит только потому, что там был организован международный турнир. Поэтому я говорю: в Васюках надо устроить международный шахматный турнир.

- Как? — закричали все.

- Вполне реальная вещь, — ответил гроссмейстер, — мои личные связи и ваша самодеятельность — вот все необходимое и достаточное для организации международного васюкинского турнира. Подумайте над тем, как красиво будет звучать: «Международный васюкинский турнир 1927 года». Приезд Хозе-Рауля Капабланки, Эммануила Ласкера, Алехина, Нимцовича, Рети, Рубинштейна, Мароцци, Тарраша, Видмар и доктора Григорьева обеспечен. Кроме того, обеспечено и мое участие!».

Битая пешка

Современная российская история показывает нам немало случаев, когда политики используют спортсменов в своих целях. Вместе с тем есть и такие спортсмены, которые перехитрят любого самого ушлого политикана. Учитывая необыкновенные способности Гарри Каспарова, проявившиеся еще в детстве, еще не родился человек, способный перемудрить чемпиона. Скажем, свое первенство в шахматах Каспаров удерживает весьма своеобразно. Он способствовал разрушению устоявшихся структур Международной шахматной федерации (ФИДЕ) и остался так сказать «вечным чемпионом», отстаивая свой титул только с теми претендентами, на которых покажет пальцем сам. Остальные выдающиеся игроки выявляют сильнейшего в соревнованиях, проводимых под эгидой ФИДЕ.

Однако у Гарри Каспарова есть слабое место — его характер. Чемпиону не всегда удается держать себя в руках, что отрицательно сказывается на его репутации. «Однажды Каспаров выступал в Рош-Аин, небольшом городке в Израиле, а местная журналистка Нино Абесадзе, отличающаяся необыкновенной тактичностью и интеллигентностью, специально приехала на встречу с ним из Рамат-Авива, — пишет шахматный обозреватель газеты «Московский комсомолец». — Всю дорогу она рассказывала о том, что преклоняется перед Каспаровым, давно мечтает его увидеть и поговорить с великим шахматистом. Однако свой первый же вопрос Нино даже не успела закончить: «Скажите, Гарри, как в такой ситуации, когда существуют одновременно два чемпиона мира…»

Но Каспаров грубо оборвал симпатичную журналистку, чем привел зал в полное замешательство: «На провокационные вопросы я отвечать не намерен! — выпучив глаза, взревел он на Нино. — Если вы считаете, что на свете два чемпиона мира, то вам не следовало приходить сюда!». Перейдя на повышенные тона, Каспаров по-английски объяснял ошеломленному оператору израильского телевидения, что никому не позволит «приватизировать шахматную историю». Нино Абесадзе не могла сдержать слез: жутким разочарованием закончилось для нее свидание с человеком, которого она так боготворила».

Впрочем, у истории есть свои законы, которые она никому не позволяет нарушать. Так что многие «короли», казавшиеся таковыми современникам, спустя годы становились в глазах потомков битыми пешками. И это касается даже чемпионов, даже таких талантливых, как Гарри Каспаров.

Карп Анатольев

Оригинал материала

«Российские вести»