Голый Правдоруб

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Юрий Скуратов возвращается в большую политику?

1159343844-0.jpg Оппозиционному «трио» Касьянов-Илларионов-Каспаров, возможно, в ближайшее время придётся превратиться в квартет. Как нам стало известно из не вполне пока информированных, но при этом уже весьма компетентных источников, на роль «четвёртого номера» в ряду видных отечественных оппозиционеров рассматривается сейчас сразу несколько кандидатур из числа тех, кто до настоящего времени оставался в относительной тени. Наиболее вероятным претендентом на место в «оппозиционной элите» считается выдвиженец из спецслужб или правоохранительных органов. А из этой группы кандидатов в свою очередь особо выделяется — вы не поверите! — Юрий Скуратов. Тот самый генеральный прокурор, голый филей которого шесть лет назад демонстрировался всей стране в прайм-тайм, и последовавшая за этим отставка не сходила с первых полос газет.

Подавляющее большинство жителей России уже успели подзабыть, кто такой этот Юрий Скуратов и зачем он вообще был кому-то когда-то нужен. Между тем, в 2000 году его отставка наделала немало шума. Страна живо обсуждала подробности интимной жизни высокопоставленного чиновника, пересчитывала костюмы, пошитые для него за государственный счёт, а его защитники при этом прозрачно намекали, что весь этот «компромат» был собран и вброшен в СМИ силами ФСБ в качестве мести за уголовное дело, которое Скуратов возбудил против всесильного мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака.

С той самой поры отставной генпрокурор, по всей видимости, остаётся человеком для действующих политиков «нерукопожатным». После отставки он уже не смог рассчитывать на «тёплое местечко» на государевой службе, каким-нибудь послом в тихой стране или секретарём одной из многочисленных декоративных межгосударственных структур на пространстве бывшего СССР. От него отшатнулись многие бывшие друзья и влиятельные коллеги. Некоторые из них и по сей день при упоминании фамилии «Скуратов» делают такое сложносочинённое лицо, что становится ясно: этого человека им хотелось бы навсегда вычеркнуть из своего прошлого. Действующих чиновников можно понять: для них какие-либо контакты с бывшим генпрокурором до сих пор сродни «чёрной метке».

Но при всём при этом, в частные дела бывшего генпрокурора никто особо с 2000 года не вмешивался. Опозорившийся Скуратов стал неожиданно для многих профессором Российского государственного социологического университета, где первое время студенты (и особенно студентки) встречали его нездоровым хихиканьем. Позднее он кое-как наладил политические и деловые контакты у себя на родине — в Бурятии, по мелочам поигрывал в политику, безуспешной пытаясь стать депутатом сначала Совета Федерации, а потом и Госдумы. Довольно продолжительное время бывший генпрокурор пытался позиционировать себя как «видного коммуниста», но в последние годы, когда КПРФ явно утратила вес и политическое влияние, о своей партийной принадлежности Скуратов стал всё больше помалчивать.

В отсутствии устойчивых связей и влиятельных покровителей «на верху», Скуратову пришлось искать для себя альтернативные способы зарабатывания денег на жизнь. Ясно же, что преподавательская деятельность и местечковая политическая активность достаточно средств не приносят. В итоге, «делом жизни» для Скуратова стал после отставки Фонд со звучным названием «Правовые технологии 21-го века». Род деятельности данной общественной организации установить по открытым источникам не представляется возможным: её сотрудники, за исключением самого Скуратова, практически не засвечены в прессе, а официальный сайт Фонда прекратил своё существование несколько лет назад.

С большим трудом нам удалось, однако, выяснить, что скуратовские «правозащитники» вот уже несколько лет снимают не самый бедный офис в центре Москвы, по адресу Б.Дмитровка, д.9/8, в пяти минутах пешего хода от Генеральной Прокуратуры. На визитках «Правовых Технологий XXI века», которые Скуратов раздаёт потенциальным клиентам, красуется государственный герб России и имеется крупная надпись «Российская Федерация», что должно, по всей видимости, наводить наивных конфидентов на мысль об особой приближённости данного фонда к серьёзным государственным структурам. Как относятся к такому очевидному самозванству соответствующие государственные структуры — не известно.

Из той немногой информации, которой мы располагаем, следует, что бывший генпрокурор сотоварищи специализируются главным образом на «юридических консультациях», особую убедительность которым должны, по всей видимости, придавать клятвенные обещания практической помощи в решении разного рода «проблем». Просители «Правовых технологий 21-го века» весьма охотно используют в своей речи различные «железнодорожные» словечки, типа «наезда» или «отката». Консультанты же выслушивают их с пониманием и сочувствием, демонстрируя явную осведомлённость во всей этой непростой терминологии и неизменно обещая сделать всё возможное и даже невозможное. Неудивительно поэтому, что любые наши попытки расспросить бывших «клиентов» Скуратова о подробностях оказанным им услуг наталкивались, скажем так, «на глухую стену непонимания». Это относится в том числе и к тем, кто сотрудничеством с бывшим генпрокурором остался, мягко говоря, недоволен — есть и такие.

Вообще, в последнее время дела у Скуратова идут не очень хорошо. Во-первых, внешний вид просителей заметно меняется в худшую сторону — место респектабельных джентльменов постепенно занимают какие-то весьма «тревожные» личности. Во-вторых, просители почему-то всё больше не просят, а требуют. Имеется информация, что у Скуратова существуют проблемы с возвратом долгов или выполнением обязательств перед клиентами и партнёрами по бизнесу. Переговоры регулярно проходят на повышенных тонах, при этом сам бывший генпрокурор выглядит весьма бледно и неубедительно.

По странному совпадению, чем чаще Скуратову приходится общаться с «тревожными» собеседниками, тем заметнее становится его присутствие на страницах различных оппозиционных газет и радиостанций. Бывший генпрокурор словно бы таким образом самоутверждается, пытаясь компенсировать неудачи на деловом фронте мнимым успехом в публичной плоскости. И чем дольше мы наблюдаем за всем этим — тем больше нам кажется, что это уже не просто самоутверждение, а практически «бегство».

Предположим, что проблемы в бизнесе у Скуратова достигли критической массы. До определённого момента его выручал подчёркнуто «непубличный» характер деятельности, при котором отдельные проколы позволяли сохранять лицо перед вновь привлекаемыми «клиентами». Но земля слухами полнится, и скуратовский конвейер начал давать сбои. Получается, что едва ли не единственной для Скуратова возможностью спрятаться от неудач в его маленьком бизнесе остаётся «дезертирство» в большую политику. Известно же, что в политики у нас идут либо для того, чтобы улучшить свои дела, либо наоборот — для того, чтобы обеспечить себе хоть какое-то прикрытие от накопившихся «проблем». Случай со Скуратовым больше похож на второй вариант. Любое появление в публичном обороте неприятных для бывшего генпрокурора фактов можно будет списать на происки «политических врагов», как это уже делает сегодня небезызвестный Михаил Касьянов.

Если дела пойдут так и дальше, то выдвижение «обмелевшего предпринимателя» Скуратова на глубоководье «политической борьбы с режимом» станет делом самого ближайшего будущего. Как утверждают сведущие в политтехнологиях люди, проблем с «легендированием» этого возвращения перед потенциальными спонсорами возникнуть не должно.

Основную ставку можно будет сделать, к примеру, на тот факт, что Юрий Скуратов, якобы, стал в своё время жертвой «личной мести» со стороны тогдашнего директора ФСБ Владимира Путина. В частности, может быть «раскручена» версия о том, что это именно Путин инициировал знаменитый «кассетный скандал», когда по центральному телевидению были показаны кадры с «голым человеком, похожим на Скуратова», развлекающимся в компании не менее голых девиц.

Мотивы для «личной мести» оппозиционными политтехнологами также могут быть определены и легко сформулированы: Путин, якобы, устранял таким образом Генпрокурора, который возбудил «неудобное» уголовное дело против мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака. Учитывая, что информации вокруг тех событий достаточно мало, у «альтернативных историков» появляется обширное пространство для проявления собственной фантазии. Они могут, в частности, предположить, что расследование «Дела Собчака» могло бы ударить в том числе и по его ближайшему окружению, якобы также замешанному в различных махинациях с городским имуществом. Многие соратники Собчака, в числе которых оказался и Владимир Путин, к моменту возбуждения уголовного дела против бывшего мэра Санкт-Петербурга уже работали на различных должностях в Москве. Скуратов, якобы, не учёл всю «тонкость момента», за что в конечном счёте и поплатился.

Накануне бурного политического сезона 2007-2008 гг. в Россию пришла «мода на отставников», из которых предпринимаются попытки сформировать некую «оппозицию». Скуратов хорошо впишется в уже существующий блок «записных оппозиционеров», каждый из которых имеет чёткую специализацию и решает свой круг задач. Отставной премьер Михаил Касьянов «окучивает» политический блок вопросов, выступая в роли легитимного и формального лидера оппозиции. Отставной советник президента Андрей Илларионов отвечает за «экономику», активно критикуя в зарубежных СМИ любые действия властей на этом направлении. Отставной шахматист Гарри Каспаров взял на себя заботу о «гражданском обществе», консолидируя вокруг своей персоны разного рода правозащитников и «борцов с кровавым режимом».

Отставному же генпрокурору Скуратову в этой схеме может достаться самая грязная, и потому самая востребованная работа. Из него, как из отставного генпрокурора, не так уж и сложно вылепить «главного разоблачителя», который обладает неким «компроматом». Скуратов мог бы стать настоящей «находкой», тем самым четвёртым центром консолидации усилий, без которого картина политической оппозиции в России остаётся неполной и откровенно скучной. Потенциальному квартету «Касьянова-Илларионова-Каспарова-Скуратова» (назовём его для краткости «КИКС») совершенно необязательно будет действовать согласованно — достаточно, чтобы каждый работал по своему кругу задач. Более того: данные деятели могут и вовсе не догадываться о том, что их самостоятельные действия являются частью какого-то глобального плана. Главное, чтобы при этом был обеспечен максимально полный и комплексный «охват» аудитории, раскручивался весь возможный спектр проблем, потенциально неудобных для действующей в России власти.

Как видим, чисто теоретически схема создания «новой политической жизни» для Юрия Скуратова выглядит весьма убедительно. При наличии соответствующих ресурсов и технологий, не составит особого труда вылепить из «политического неудачника», имеющего к тому же нерешённые проблемы с репутацией и испытывающего сложности в своём маленьком бизнесе, полновесного «борца с режимом», правдоруба и «защитника обездоленных». Бывший «позорный генпрокурор» получит при этом «прикрытие» от нападок со стороны обиженных клиентов, а власти России — очередную «головную боль». А раз так — найдутся и спонсоры.

Семен Батурин