Гонгадзе случается дважды?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Шеремет, Павел Григорьевич.jpg


Убийство в Киеве Павла Шеремета во многом напоминает гибель другого журналиста, Георгия Гонгадзе, которую называют одной из предпосылок «оранжевой революции» 2004 года


Павел Шеремет, известный тележурналист, в прошлом – ведущий программы «Время» на Первом канале в России, создатель ресурса «Белорусский партизан», оппозиционного к президенту Лукашенко в Беларуси, до недавнего времени – главный редактор «Украинской правды» в Киеве, ведущий на радио «Вести. Украина», был убит без четверти восемь утра в среду в Киеве. Он прошёл, говорят его друзья, массу "горячих точек". Был в Чечне, снимал документальные фильмы в Грузии, в Ираке. А погиб от взрыва в Киеве, где жизнь ему уже казалась устроенной. Взорвался в машине по дороге на работу.


Павел ехал за рулём автомобиля Subaru Impreza. Проехал несколько метров от дома и остановился на перекрёстке улиц Богдана Хмельницкого и Ивана Франко. В этом месте прогремел взрыв.


«Сработало безоболочечное самодельное взрывное устройство, возможно, дистанционное или с задержкою, – написал в "Фейсбуке" советник министра внутренних дел Украины и депутат горсовета Киева Зорян Шкиряк. – Предварительно, мощностью от 400 до 600 граммов в тротиловом эквиваленте».


Взрывное устройство, как стало известно позже, было установлено под днищем машины, на уровне водительского сиденья. У Павла остались жена и двое детей. Ему должно было исполниться 45 лет.


Человек, который всем неудобен


– Паша был из тех людей, о которых никогда не думаешь, что с ними может случиться что-то плохое, – вспоминает журналист Катерина Гордеева. – Он был лёгок в общении, весельчак, душа компании. Любил анекдоты. Всегда размахивал руками, был блестящим рассказчиком. Даже про самые трагические эпизоды своей биографии, а у него много чего было в жизни, он рассказывал захватывающе. Но он был настоящий журналист. Выбирал себе в сторонники только правду и делал так, как ему подсказывала совесть. И сам говорил так: настоящий журналист – это человек, который всем неудобен.


Основные версии относительно мотивов убийства Павла Шеремета назвал генеральный прокурор Украины Юрий Луценко: «Кроме версии убийство из-за профессиональной деятельности, мы рассматриваем возможность версии дестабилизации ситуации в центре столицы», – цитирует пресс-службу ведомства «Украинская правда». Расследование взял под личный контроль президент Пётр Порошенко.


Версию о дестабилизации не склонен поддерживать политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасёв.


– С такой целью выбрали бы более знаковых журналистов, каких-нибудь телезвёзд, – считает он. – Шеремет был хороший журналист, известный, но не настолько, чтобы выбирать его в качестве сакральной жертвы.


Карасёв склоняется ко второй версии.


– Шеремет был хороший расследователь, – поддерживает следствие политолог. – Думаю, он задел чьи-то интересы своим расследованием. Другая версия связана с изданием «Украинская правда»: это знаковый ресурс.


У людей, которые хорошо знали Павла, удивление вызывают обе версии. Да, Павел был известным журналистом, но не знаменитостью. И каких-то смертоносных расследований, которые могли затронуть украинскую власть, не вёл.


– Павел не занимался расследованиями, – уверен директор Издательского дома «Коммерсант», а в прошлом – главный редактор журнала «Огонёк», где работал Шеремет, Виктор Лошак. – Конечно, нельзя исключать, что к нему могли попасть какие-то документы. Но расследования – это был не его жанр.


Павел Шеремет окончил факультет международных экономических отношений университета в Минске, некоторое время работал в банке, потом перешёл на телевидение – сначала как эксперт по экономике, потом начал вести собственную программу. В 1996-м он стал директором бюро российского телеканала ОРТ в Минске. Эта работа принесла ему статус «личного врага Лукашенко» и утрату белорусского гражданства.


– Лукашенко очень не нравилось, как ОРТ рассказывает о событиях в Белоруссии, – рассказывает продюссер спецпроектов ТАСС Виктор Дятликович, который в 90-х перебирался в Москву из Минска вместе с Шереметом. – Администрация президента Беларуси постоянно добивалась замены Шеремета на кого-то другого. Потом у них появилась возможность не просто поменять его, а посадить.


В июле 1997 года Шеремет снимал на белорусско-литовской границе сюжет о контрабандных тропинках. КГБ Беларуси использовало это, чтобы арестовать журналиста, вменив ему незаконное пересечение границы. Впоследствии его лишили белорусского паспорта.


– Для Паши всё закончилось приговором, и они добились того, чего хотели: ему пришлось уехать из Минска, – продолжает Дятликович. – Он перебрался в Москву, на ОРТ.


На ОРТ (будущий Первый канал) Шеремет сначала руководил корсетью, позже стал ведущим воскресной программы «Время», а потом занялся документальными проектами.


– Я не знаю, что там произошло, предполагаю, что уже началось влияние каких-то людей из администрации президента на редакционную политику Первого канала, и Паша в такой ситуации не прижился, поэтому занялся документальной журналистикой, – вспоминает Виктор Дятликович. – Это были не только какие-то расследования, но и биографические фильмы. Это устраивало всех: и Паше это нравилось, и Первый канал получал качественный продукт. Почему это прекратилось – Паша никогда не рассказывал.


Шеремет много снимал в «горячих точках».


- Он не миновал ни одной войны, – говорит Виктор Лошак. – Как только где-то возникала «горячая точка» – приходил и говорил: я поеду. И ехал. Был в Грузии во время войны, был Чечне много раз, в Ираке. Всё это, конечно, зря не проходит: в 45 лет он был совершенно седой.


Фильмы, снятые Шереметом в те годы: «Чеченский дневник», «Казнь Саддама», «1991 – последний год империи» и другие, порядка 30 проектов. Снимал он и биографические ленты – о Егоре Гайдаре, о Михаиле Горбачёве. В 2008 году он ушёл с Первого канала. Возглавлял отдел политики в «Огоньке», в 2011-м вёл программу «Приговор» на РенТВ.


– В России последний его телепроект – шоу «Прав? Да!» на Общественном телевидении в 2013 – 2014 годах, – рассказывает Дятликович. – Потом начались события на Украине. Паша занял вполне уравновешенную позицию, он говорил об Украине спокойно, без истерик, без мордобития. Такое многих не устраивало. На телевидение начали писать какие-то возмущённые казаки и прочая православная общественность – как же там терпят такого укробандеровца. Под влиянием этих писем Паша ушёл с телевидения.


После этого Шеремет уехал на Украину. Правда, Виктор Лошак уверен, что политика не была тому причиной: Павел, по его словам, никогда не был радикально оппозиционным.


– В России он не входил в клинч с властью, а на Украине оказался не в результате всех украинских событий, – объясняет журналист. – Просто его жена была переведена туда на работу, а он остался один с двумя детьми, один из которых в тот момент поступал в институт. И Павел поехал в Киев.


Катерина Гордеева считает, что просто в России для Павла не стало работы.


– А на Украине ему работу предложили, – говорит она.


Виктор Дятликович согласен: у Шеремета, привыкшего работать на огромную телеаудиторию, в новых условиях было больше возможностей на Украине. И там, согласен Виктор Лошак, Павел нашёл себя.


– Мы в последний раз общались чуть меньше года назад в Киеве, и он выглядел как человек, влюблённый в свою неожиданную жизненную ситуацию, – рассказывает Лошак. – На Украине ему было очень комфортно. Он жил на Украине с большим интересом.


С властями на Украине у Шеремета конфликтов не было, хотя и большой любви тоже.


– Для украинского медийного ландшафта он был достаточно сдержанным, потому что там радикализм существует фантастический, – продолжает Лошак. – С одной стороны – сдержанным, но с другой – он был критиком власти. То есть он не был певцом Порошенко и его команды.


Было у Шеремета собственное детище в Белоруссии: сайт «Белорусский партизан». Очень оппозиционный по отношению к президенту Лукашенко. По словам Виктора Дятликовича, Павел занимался им из Москвы, потом из Киева. В Белоруссии работала небольшая группа корреспондентов. На этом сайте действительно появлялись достаточно злые расследования. Но Виктор Лошак считает, что искать в гибели Павла «белорусский след» не стоит.


– Конечно, он был очень оппозиционно настроен по отношению к белорусской власти, очень хорошо знал ситуацию в Белоруссии, писал о ней, – рассуждает Виктор Лошак. – Но вряд ли с этим связана его гибель: это не их стиль. Они там по-другому себя ведут.


И ещё один проект создал Павел: ресурс «Историческая правда». Последние статьи в разделе «Исследования» посвящены хронологии начала Великой Отечественной, под рубрикой «Интервью» – материалы о декабристах и белой эмиграции. Вряд ли мотив для убийства надо искать здесь.


Что касается «Украинской правды», где Павел одно время был главным редактором, то это тоже не издание-разоблачитель, говорит Виктор Лошак.


– «Украинская правда» – это качественное, респектабельное издание, – объясняет он. – Не радикальное. В то время, когда Паша руководил этим ресурсом, это был лучший интернет-ресурс в Киеве. Но это не тот ресурс, за который убивают.


Павел написал несколько книг, в том числе – «Случайный президент» о режиме Лукашенко, «Питерские тайны Владимира Яковлева» – о российских политиках, «Саакашвили, Грузия. Погибшие мечты» – об отношениях России с Грузией. Телерасследование Шеремета «Дикая охота» в 2001 году получило премию ТЭФИ. В 2002 году он получил премию ОБСЕ за защиту прав человека в журналистике.


Дело Гонгадзе – дубль два?


Убийство Шеремета, скорее всего, готовили. Его коллеги на радио «Вести. Украина» говорят, что он ездил на этой Subaru каждое утро в одно и то же время по одному и тому же маршруту. Принадлежала машина не ему. Хозяйка автомобиля – владелица газеты «Украинская правда» Алёна Притула.


Алёну Притулу называют одной из самых влиятельных женщин Украины. Три года назад украинский журнал «Фокус» поставил её на 8-е место в первой сотне. Какие бы отношения ни связывали её с Павлом Шереметом, но главного редактора «Украинской правды», которого какие-то отношения с ней связывают, убивают уже второй раз.


Интернет-ресурс «Украинская правда» основали в апреле 2000 года журналист Георгий Гонгадзе и Притула. Через полгода Гонгадзе был убит. У него остались вдова и двое детей.


Георгий Гонгадзе пропал в сентябре 2000 года, а в ноябре в лесу в 100 километрах от Киева было найдено обезглавленное тело. В нём Алёна Притула опознала своего друга.


Исчезновение и убийство журналиста сразу связали с его профессиональной деятельностью, хотя ресурс «Украинская правда» тогда только начал набирать силу, а сам Гонгадзе не занимался смертоносно громкими расследованиями. Однако в ноябре того же года разразился «кассетный скандал»: всплыли аудиозаписи, на которых якобы президент Леонид Кучма обсуждает с главой своей администрации, министром внутренних дел и начальником СБУ, как ему надоел Гонгадзе. Сам Кучма всячески отвергал свою связь с гибелью журналиста. Через полгода глава МВД объявил, что убийцы Гонгадзе установлены, никакой политической подоплёки в преступлении нет – чистое хулиганство, и вообще – преступники погибли через месяц после жертвы. Но в это никто не поверил.


«Кучмагейт» – так стали называть «дело Гонгадзе». Скандал лихорадил страну несколько лет. Его считают одной из предпосылок, которые привели к «оранжевой революции» 2004 года. Новый президент Виктор Ющенко пообещал, что убийство журналиста будет раскрыто. В 2005 году загадочно погиб один из главных свидетелей, который мог дать показания против президента Кучмы, экс-глава МВД Кравченко – тот самый, что якобы выслушивал жалобы президента на досаждавшего журналиста. В 2008 году виновными в убийстве Гонгадзе были признаны три бывших сотрудника МВД Украины, а в 2009-м дал признательные показания четвёртый – генерал Пукач. Он указал место, где спрятал голову Гонгадзе. Там действительно нашли фрагменты черепа. В 2013 году Пукач был приговорён к пожизненному заключению. Причастность президента Кучмы к убийству не доказана.

Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»


Ссылки

Источник публикации