Гонцы из Пензы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Гонцы из Пензы "Военные услуги" для Южной Кореи

" Честно говоря, с таким термином мне еще сталкиваться не приходилось. Что это такое - "военные услуги"? Сексуальные - понимаю. Или, скажем, дружеские. Или еще какие. А "военные" - это как? Сотрудничество с оккупантами? Называется - коллаборационизм. Тоже, конечно, своего рода оказание услуг. Или, к примеру, продажа военных секретов иностранной разведке. Тоже ведь услуги.

Словом, термин оказывается весьма многозначным. Под него много чего подгрести можно. 
Ну, это все разговоры, скажете вы. Небось статья Уголовного кодекса имеется. 
Имеется. Под номером 189. Читаем: "Незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники и в отношении которых установлен специальный экспортный контроль, - наказывается штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда либо лишением свободы на срок от трех до семи лет". 
Могут быть использованы. А могут быть - НЕ использованы. Как повернуть. Житель Пензы Виктор Лимонов и Владимир Шибаев из Подмосковья были арестованы сотрудниками УФСБ по Пензенской области в марте 1999 года. Им вменялась - и вменяется - вышеприведенная статья УК. Конечно, не пресловутая "измена Родине", но статья тоже не легкая. Я бы даже сказал - тяжелая статья. А главное - абсолютно безгласная. Следствие велось закрыто (наши славные чекисты очень это любят), адвокатам пришлось дать подписку "о неразглашении". При этом сами чекисты сохранением следственной тайны себя не утруждали. По их инициативе в местных СМИ была распространена подробная информация о том, за что и почему были арестованы Лимонов и Шибаев. 
Чекистская версия Пензенское конструкторское бюро моделирования, хорошо известное среди авиастроителей и в России, и на Западе, в последние годы, по мнению "специалистов" от ФСБ, дышало на ладан. Не было ни заказов, ни, соответственно, денег. И тогда некоторые сотрудники ПКБМ, предав национальные интересы, пошли на сотрудничество с... Нет, не с Западом. С Востоком. А конкретно - с Южной Кореей. 
Пензенские журналисты, распространившие версию ФСБ, называют эту страну "азиатским тигром", а ее жителей - "азиатами". Это без злого умысла, без расистского оттенка. Простая констатация: дескать, продались наши российские инженеры "азиатам" за американские доллары... 
Суть дела - в чекистском изложении - проста. 
Правительство Южной Кореи якобы давно уже озабочено созданием собственных военно-воздушных сил. То есть вообще-то они, эти самые силы, у Южной Кореи имеются. Но как бы не свои: на "Фантомах" летают. А хочется им - чтобы свои были. Так сказать, национальные. 
Короче говоря, смастерили корейцы собственный самолет. Называется - "КТХ-1". Но нужны еще летчики, которые на нем летать будут. А летчиков нужно обучить. Для этого создается авиатренажер - невероятно дорогостоящая штука, цена которого - несколько миллионов долларов. 
Авиатренажер южнокорейцы тоже собрали. Но - без компьютерного обеспечения, на которое у них то ли денег не хватило, то ли мозгов. А без этого обеспечения авиатренажер - совсем никчемная штука. 
Программно-математическое обеспечение корейцы купили у англичан. Хотя англичане предупреждали: возьмите вместе с тренажером, надежнее будет. Однако корейцы пожмотились: всю эту компьютерную чертовщину купили (заплатив за нее, между прочим, 1.148. 000 фунтов стерлингов), а сам тренажер - не стали. Дескать, не нужны им западные железки, у них собственные имеются. Ну, "азиаты", чего с них взять... 
Между тем англичане оказались правы: программное обеспечение с "чужим" тренажером работать не захотело. Чего-то там такое не состыковалось. И тогда вместо того, чтобы все-таки купить у англичан авиатренажер, южнокорейцы решили сэкономить. В 1995 году они, по выражению следователей ФСБ, "вышли" на заместителя главного конструктора ПКБМ Лимонова и на бывшего работника Центрального аэрогидродинамического института Шибаева, жившего в подмосковном Жуковском. Те вроде бы взялись помочь. А в мае 1999 года их преступную деятельность пресекли наши славные чекисты. Сначала арестовали Лимонова. Через несколько дней очень вежливо вызвали в Пензу Шибаева. Ясное дело, в качестве свидетеля. И тоже арестовали. Статью УК вы уже знаете. 
Лирическое отступление Доблестным чекистам в последние годы как-то не слишком везет. Уж так они стараются наши военные секреты охранить... Не получается. А почему? Может, потому, что эти секреты несколько поувяли? Кого нынче интересует наша сенокосилка с вертикальным взлетом? 
А если сенокосилка никому не нужна, за что, скажите на милость, наши доблестные рыцари щита и меча будут зарплату получать? Вот и получается: нужно охранять. И чем больше сена с га эта косилка настрижет, тем строже. К тому же - вертикальный взлет. Тут расслабляться никак нельзя. 
И ЧК-ГБ-ФСБ не дремлет. В 1996 году был арестован Александр Никитин - сотрудник инспекции ядерной безопасности ядерных энергетических установок. На свою беду Никитин занимался еще и экологией. Он подготовил пространный доклад: "Северный флот: потенциальный риск радиоактивного заражения". И мало того что подготовил. Ну, подготовил и подготовил. И отдал бы в наши славные органы - там "экологи в штатском" разобрались бы. Вместо того он этот доклад норвежцам передал. Ясное дело - измена Родине. Причем чекисты так замечательно провели следствие, что на суде прокуроры даже не смогли внятно сформулировать, в чем, собственно говоря, обвиняется Никитин. Пришлось его оправдать и выпустить. Правда, после трех лет отсидки. Тоже неплохо. 
Потом - военный журналист Григорий Пасько. Этот тоже с экологами сотрудничал. С японскими. Нет чтобы с теми, которые "в штатском". И что б вы думали? Правильно: государственная измена. И опять - прокол: следствие, суд, оправдательный приговор. Но и Пасько два года в тюрьме отсидел. Хоть так. Виноват - не виноват, а неповадно будет. Слава чекистам! 
(Кстати говоря, в случае Пасько чекисты свое поражение не признали, дело против него открыто вновь.) 
Но зато уж Валентин Моисеев, который из МИДа, прямо-таки настоящим шпионом оказался. Этот на "азиатов" работал. Между прочим, все с той же Южной Кореей снюхался. Ну и получил по заслугам: 12 лет с конфискацией. 
Однако и тут у чекистов не все складно получилось. Выяснилось, что во время обыска у Моисеева нашли что-то около 4000 иудиных денег. То есть долларов. Не слишком значительная сумма. Вот и следователям ФСБ тоже так показалось. И на суде уже фигурировали 14000 долларов, причем разложенных по конвертам со штампами южнокорейского посольства. 
Неаккуратно. Я бы даже сказал - полный идиотизм. Я еще могу себе представить, что обвиняемый был не совсем здоров. Нашпионил и хранил полученные за это денежки в конвертах с посольскими штампами. Ну, мидовец же, ничего удивительного. Но чтобы хитрые "азиаты" оказались такими лопухами - передавали своему шпиону гонорары в конвертах с обратным адресом, - это уж извините. Ни за что не поверю. 
Как говаривал Михал Михалыч Жванецкий, тщательнее надо бы, дорогие товарищи чекисты. Тщательнее. 
Теперь вот, похоже, дело Моисеева будет пересматриваться. Это надо? 
Правда, еще не все потеряно. Как раз сейчас суд рассматривает дело американского гражданина Эдмунда Поупа. Тоже шпиона. Ну, это как раз понятно: ежели американец - обязательно шпион. Но и тут что-то такое не вытанцовывается. Как бы не получилось, что наши чекисты опять вхолостую сработали. Хотя в любом случае Поуп уже семь месяцев в тюрьме сидит. И сколько еще просидит - никто не знает. Даже в случае благоприятного для него исхода. 
Ну и "пензенское дело" еще внушает некоторые надежды. 
"Небесный тихоход" 18 июля нынешнего года в Пензенском областном суде началось слушание дела по обвинению Лимонова и Шибаева. Судебное заседание было закрытым. 
На первых же заседаниях выяснилось, что выводы следователей УФСБ не слишком адекватны. Прежде всего оказалось, что южнокорейский самолет "КТХ-1" - "одновинтовой учебно-тренировочный самолет первоначального обучения летчиков". Более того, модель этого самолета испытывалась в Центральном аэрогидродинамическом институте им. Жуковского. Допрошенный в суде в качестве специалиста заместитель директора ЦАГИ Валерий Суханов расставил точки над "ё". Характеристики самолета "КТХ-1", заявил Суханов, сопоставимы с характеристиками российских самолетов "Як-18" и "Як-52", используемых в аэроклубах. Южнокорейский самолет "КТХ-1", считает Суханов (замечу в скобках - крупнейший российский авторитет в области самолетостроения), не может быть использован в качестве военного, поскольку не способен нести на себе вооружение. Он просто развалится. Конструкция не выдержит веса оружия и отдачи при стрельбе из авиационных пушек. 
Правда, заметил Суханов, переделка "КТХ-1" для военных нужд возможна. Но эта переделка будет означать создание совсем другого, нового самолета. 
Казалось бы, все ясно. Однако не будем радоваться прежде времени. Ибо нет таких крепостей, хоть бы и летающих, которые наши доблестные чекисты не смогли бы взять. Следователи Пензенского УФСБ Кухарев и Погодин, в свою очередь, заверили суд в том, что "КТХ-1" - "учебно-боевой самолет". Следовательно, военный. Логика чекистов-специалистов такова: любому мало-мальски разбирающемуся в авиации человеку понятно, что если на тренировочный самолет водрузить парочку пушек, получится военный штурмовик. 
Так себе мыслишка. Второй свежести. Потому как ежели наш "кукурузник" набить гранатами, которые летчик будет сбрасывать на головы врагов, то это будет уже не "кукурузник", а очень даже военный самолет. На эту тему был даже фильм снят - советский супербоевик "Небесный тихоход". 
Но и это еще не все. Следователи УФСБ Кухарев и Погодин настаивают: авиатренажер, в создании которого принимали участие российские специалисты, вполне может быть использован в военных целях. Например, для обучения южнокорейских военных летчиков. Следовательно - "экспорт военных услуг", ст. 189 УК РФ. 
Но и тут не сладилось. По мнению экспертов (их заключения запротоколированы судом), отечественное тренажеростроение - как ни грустно это признавать - отстает от западного на несколько десятилетий. Специалисты Министерства обороны РФ и Государственного научно-исследовательского института авиационных систем категорически утверждают: разрабатываемый под "КТХ-1" тренажер мог быть использован только для гражданского самолета. 
К тому же Лимонов и Шибаев действовали совершенно легально: разрешение на сотрудничество с корейцами было дано Управлением авиационной промышленности Госкомоборонпрома. Более того: сотрудники Пензенского УФСБ, курировавшие выезжавших в Южную Корею работников ПКБМ, регулярно получали от этих работников отчеты о ведущихся исследованиях. Ни разу за пять лет чекисты не попытались пресечь "незаконную деятельность" российских инженеров. "Кураторов" вызвали в суд - вероятно, чтобы услышать объяснение столь вопиющей беспечности. "Кураторы" в суд не явились. 
Высокие договаривающиеся стороны Пензенский судья Александр Терехов оказался в трудном положении. Где-то я ему даже сочувствую. С одной стороны - несколько абстрактные Правосудие и Закон, а с другой - вполне конкретные "органы". С которыми, как известно, всегда необходимо полное взаимопонимание. Во избежание. 
Судья Терехов допросил свидетелей, специалистов, экспертов. Судебное следствие обнаружило полную несостоятельность обвинения. Уж ладно бы - кто виноват? Более актуальным был другой вопрос: что делать? 
Из весьма информированного источника я узнал, что в ходе процесса Терехов даже консультировался по телефону с одним из членов Верховного суда РФ. И получил ответ: по делу может быть только одно решение - оправдательный приговор. 
Такого решения судья Терехов позволить себе не мог. 
Несколько раз он просил защиту заявить ходатайство о направлении дела на доследование: по собственной инициативе судья не вправе это сделать. Взамен Терехов обещал освободить подсудимых под подписку о невыезде. Но защита на сделку не согласилась, поскольку сначала следователи, а потом и судья неоднократно обещали изменить Лимонову и Шибаеву меру пресечения. 
Врали. 
В один из финальных дней процесса (дело слушалось полтора месяца) Терехов, отложив заседание на несколько часов, договорился с государственным обвинителем о том, что ходатайство о направлении дела на доследование поступит от обвинения. Но прокурор, представлявший обвинение на процессе, побоялся взять на себя ответственность в одиночку. Над ним, над прокурором, тоже ведь начальство имеется. Несколько часов шли интенсивные телефонные переговоры, в которых судья и обвинитель пытались получить поддержку прокурора области. Тот поначалу не соглашался. Тогда в "переговорный процесс" было задействовано руководство Следственного отдела УФСБ. И прокурор сдался. 
Предварительные итоги Они неутешительные. Дело отправлено на доследование, обвиняемые продолжают сидеть в тюрьме. Они сидят уже более полутора лет. 
В их судьбу попытались вмешаться наши народные избранники. В частности, депутат Государственной Думы Вячеслав Игрунов направил директору ФСБ запрос, в котором вполне обоснованно поставил под сомнение компетентность пензенских чекистов. Депутату ответил заместитель директора, генерал-полковник Соловьев. Ответ деловой, короткий. В первом абзаце: "Ваше заявление рассмотрено". И во втором: "Обоснованность возбуждения уголовного дела и степень виновности указанных лиц будут определены судебными органами". 
Иными словами - не суйтесь куда не просят. 
А каковы перспективы судебного решения проблемы, на которое так упирает генерал-полковник? Первое слушание закончилось ничем. Оно привело к выводу: услуги, предоставленные южнокорейской фирме по доработке программно-математического обеспечения для авиатренажера, не являются военными и не могут быть использованы для создания вооружения и военной техники. В качестве жирной точки, я бы даже сказал - кляксы, на репутации пензенских чекистов приведу фрагмент экспертизы, проведенной еще одним известным российским ученым, доктором технических наук Бюшгенсом: "Судя по "Отчету о командировке..." (единственный предоставленный мне документ технического содержания, дающий представление об объеме и характере выполненных работ), выполненная работа не имеет никакого отношения к военным применениям, поскольку программные блоки, аналогичные перечисленным в этом документе, содержатся в любой компьютерной игре "Flanker" разработки фирмы "Microsoft" и описаны в открытой литературе". 
Нет, чекисты в компьютерные игры не играют. У них совсем другие игры. Вот весьма характерный пример того, как велось следствие. Весьма информированный источник, близкий к спецслужбам, рассказал мне о том, что следователь Пензенского УФСБ Кухарев запросил сведения из ГРУ относительно южнокорейского самолета "КТХ-1". Насколько мне известно, ответ гласил: "КТХ-1" не является военным самолетом. Такой ответ, как вы понимаете, Кухарева не устроил, и потому в деле его нет. Зато есть другой - из Управления военной разведки ФСБ. Из него явствует: да, этот южнокорейский "кукурузник" вполне можно использовать в военных целях. Если очень захотеть. А чекисты, как вы понимаете, очень хотели. 
Слышал ли кто-нибудь из вас, граждане, чтобы наши славные рыцари щита и меча хоть раз признались в своей ошибке? Дескать, извините, с кем не бывает... мы же все-таки люди, работа у нас нервная... Ну и так далее. Уверен: такого вы не слышали никогда. А почему? Да потому что чекисты не ошибаются! Вот не ошибаются, и все тут. По определению. 
Да и о какой ошибке может идти речь? Лимонова и Шибаева еще только-только арестовали, а директору ФСБ уже была послана победная реляция: поймали шпионов! И благодарность высокого начальства не заставила себя ждать: начальник УФСБ по Пензенской области Гришин получил генерала, а следователь Кухарев стал заместителем начальника Следственного отдела. Тут, знаете ли, не до признания ошибок. 
Вот потому-то, я думаю, Лимонову с Шибаевым сидеть предстоит еще долго. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации