Горе от ума

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Министр образования Фурсенко, похоже, не рад, что работает министром

1157526472-0.jpg Все лето Белый дом будоражили слухи о скорой отставке Андрея Фурсенко. Называлась даже конкретная дата – 1 сентября. Время «Икс» уже наступило, но слухи все равно остались, правда, с открытой датой. Противники министра до сих пор не могут забыть его «забывчивость» в вопросе о невыплатах надбавок учителям и шушуканье на одном из заседаний в Кремле. Тогда президент жестко осадил Фурсенко: «Сюда смотреть! А кому неинтересно, может уйти!» Тогда Фурсенко не ушел.

Стал «профессором» еще в школе

Быть если не министром образования, то образованным человеком Андрею Фурсенко было предначертано. Как-никак родился он в семье известного историка академика Александра Фурсенко (говорят, особо почитаемого Путиным). Впрочем, тогда, в июле 1949 года, Фурсенко-старший и его жена были простыми ленинградскими студентами-третьекурсниками.

– Мы жили с моими родителями и сестрой в обычной «двушке», – вспоминает былое мама министра Наталья Фурсенко. – Только когда Андрюше исполнилось года два, отец мужа оставил нам комнату в коммуналке. Немаленькую, но вскоре у нас еще и младший сын появился – Сережа (Сергей Фурсенко нынче тоже ба-альшой человек – рулит газовым вентилем в Северной столице. – Прим. авт.).

Собственной квартирой семья обзавелась лишь к 1962 году. Академия наук расщедрилась на двухкомнатную «распашонку» в новенькой пятиэтажке. А до того Андрею пришлось помотаться по Васильевскому острову, сменив несколько квартир и несколько школ.

– …Но на его учебе это не отражалось, – вспоминает мама Наталья Львовна. – Он ведь очень коммуникабельный. И проблем с ним не было: вел себя прилично, учился хорошо. Любил читать книги по истории, которую знал и любил, и художественную литературу.

– А в школе очень любил математику, хотя и по гуманитарным предметам успевал, – дополняет мамин рассказ классный руководитель министра Владимир Пощеколдин.

– И главное, – добавил школьный друг Фурсенко Юрий Подгурский, – у него, в отличие от меня, всегда можно было списать. Парень он был умный, но это не значит, что на уроках мы сидели пай-мальчиками. Помню, тайком снимали учителей на кинокамеру. Тогда только начали появляться бытовые аппараты, и многие, в том числе Андрей, были ими увлечены. Он и сам снимал, и снимался. Обычно мы ставили детективы с комическим уклоном. Помнится, в одном фильме Андрей сыграл роль «профессора Томпсона».

Настоящим, а не киношным профессором Андрей Фурсенко стал гораздо позже – в 1990 году, когда защитил докторскую диссертацию.

В университете предпочитал бабам Бабеля

Путь в науку Андрей Фурсенко начал с Ленинградского госуниверситета. К 66-му году стряслась очередная школьная реформа, и на студенческие скамьи одновременно рвались и бывшие одиннадцатиклассники, и те, кто окончил десятилетку (в числе последних – нынешний министр).

– Из-за этого конкурс на вступительных экзаменах был сумасшедший, – вспоминает Наталья Фурсенко, – но Андрей прошел его и поступил на отделение механики математико-механического факультета.

– Это было что-то такое высокое, тощее и лопоухое, – описала свое первое впечатление от студента Фурсенко его однокурсница Надежда Антонова (Андреева). – Он был занят какой-то комсомольской работой и все время бегал по коридору.

Свой бег Андрей Фурсенко никак не остановит до сих пор. Не так давно он нагрянул в Архангельск с инспекцией школ. Так вот, пока министерская свита выползала из служебных машин, он успевал промчаться по школьным этажам и уже выбегал на улицу. Местные чиновники были в шоке.

Зато нынешнее рвение министра укрепить «вертикаль власти» в пока еще демократичной Академии наук совсем непохоже на повадки юного Фурсенко.

– Когда он был членом комитета комсомола, уважал мнение рядовых комсомольцев, – рассказала его сокурсница Елена Кабанова (Семавина). – Однажды нас пытались в принудительном порядке отправить в стройотряд, но мы это предложение дружно провалили, и Фурсенко на нас давить не пытался.

Сам министр от стройотряда не увиливал.

– Работали мы в Карелии: жили в одном двух-этажном бараке, хотя и работали в разных отрядах, – вспоминает коллега по стройотряду Татьяна Нарута (Тихончук). – Андрей был очень общительным, хотя в личных вопросах был закрыт. Например, только близкие друзья по университету знали, что отец у него – академик. Все вопросы на подобные темы он переводил в шутку.

Даже в стройотряде, когда одни его приятели готовились к свадьбе, а другие – кадрили подружек, он отдавал предпочтение совсем другому. Приехав в Карелию, Андрей первым делом побежал записываться в сельскую библиотеку, в которой можно было откопать дефицитные в городе книги. Именно от Фурсенко его однокурсники впервые услышали диковинную фамилию Бабель.

А перед женским полом Андрей Фурсенко спасовал лишь после получения диплома, поступив на работу в престижный Физико-технический институт имени Иоффе. В одной из тамошних лабораторий он и встретил Татьяну, которая позже родила ему сына Александра.

Дачи Путина и Фурсенко были в одном кооперативе

Газодинамика, физика плазмы, ударно-волновые процессы… Двадцать лет спустя после появления в Институте Иоффе Андрей Фурсенко написал заявление об уходе, хотя к 1991 году директор ФТИ и ныне нобелевский лауреат Жорес Алферов назначил перспективного ученого своим замом по науке (на счету Фурсенко – больше сотни научных работ и подготовка старта «Бурана»).

– На закате перестройки ни «русский шаттл», ни наука были никому не нужны, – вспоминает один из бывших подчиненных министра. – Ученые оказались предоставлены сами себе, поступления из бюджета почти прекратились. Тогда Фурсенко вместе с еще одним замом Юрием Ковальчуком и Владимиром Якуниным (глава РЖД в ту пору возглавлял иностранный отдел института. – О. Р.) предложили Алферову создать сеть формально независимых от ФТИ компаний по разработке и внедрению в экономику научных изобретений. Как бюджетники мы получали бы с этого копейки, а как частники – большие деньги. Но Алферов рыночников не одобрил, вот те и ушли.

Слияние бизнеса и науки для «физиков в отставке» оказалось удачным: они создали не только Центр перспективных технологий и Фонд научно-технического развития, но и собственный банк «Россия», который в Питере прослыл подпольной копилкой «золота партии». Но на главную золотую жилу предприниматель Фурсенко наткнулся лишь в 93-м году, когда познакомился с Путиным (в то время тот отвечал в мэрии Петербурга за внешние экономические связи). Знакомство переросло в личную дружбу (братья Фурсенко вступили в тот же дачный кооператив, что и нынешний президент), а затем – и в карьерный рост.

За что в него бросают яйцами

В 2001 году Андрей Фурсенко стал заместителем министра промышленности, науки и технологий, а в 2004-м – министром образования и науки.

– Я сперва не придал этому факту значения. Ну, мало ли в стране Фурсенко, – поделился с «Собеседником» университетский товарищ министра, замглавы Малой Липецкой академии Владимир Цветков. – Только когда залез на сайт выпускников матмеха и увидел его автобиографию, порадовался – наш «министр»… Мы ведь с ним в колхозе в одном бараке жили, с одних полей турнепс убирали. Правда, теперь до него через секретарей не достучаться. А мне есть что ему рассказать: о том, что чиновники совсем задавили талантливых учителей, о поборах и взятках, опутавших школу, о повсеместной распродаже научных степеней…

У педагогов имя Фурсенко действительно не в почете.

– Сегодняшняя образовательная политика предельно деструктивна и непрофессиональна, что делает ее социально опасной и разрушительной, – считает один из предшественников Фурсенко на министерском посту академик Эдуард Днепров.

Недолюбливают министра и все остальные: студенты, школьники, а также их родители – за единый госэкзамен, пирамиду безграмотных учебников и туманные намеки на необходимость платного образования. Часть упреков несправедлива. ЕГЭ придумал не Фурсенко, да и плохие учебники не он писал. Но вот в разговоре о деньгах ученый в министре умирает:

– Бесплатного образования не бывает, за него кто-то платит: государство, работодатель, ученик…

За эти слова его закидывали яйцами и били по щекам, а он… Он увлекается гольфом, выгуливает ирландского сеттера и сам отлично понимает, что находится не на своем месте. Создание наукоградов, введение инноваций, наука, приносящая доход, – вот его конек. А с первоклашек много ли возьмешь? Да и неблагодарное это дело – восстанавливать систему, которая благополучно разваливалась полтора десятка лет.

– Загружен он сильно, – призналась мне мама министра. – Жена и та его редко видит, а я – так только по телевизору. Нагрузки колоссальные, а он ведь по возрасту почти пенсионер. Как бы на здоровье не отразилось. Тем более что не его это дело – образование.

Да и сам министр не раз признавался, что вопросы промышленности ему гораздо ближе. Так что, если министерский портфель у Фурсенко отберут, чиновник не слишком расстроится. Он осознает, что со своими обязанностями справляется не очень. Да и кто бы справился «очень»? Неслучайно ведь говорят, что грустные глаза прежнего весельчака Андрея Фурсенко – это глаза всего нашего образования.

Олег Ролдугин

Оригинал материала

«Собеседник» от 06.09. 06