Горнолыжные трассы "Курортов Северного Кавказа" вывели на Кипр

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Горнолыжные трассы "Курортов Северного Кавказа" вывели на Кипр

Братья Билаловы развивались за счет развития туристического кластера

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::16.04.2013, В курортных подрядах появились признаки мошенничества, Фото: via "Русский Forbes"

Николай Сергеев, Халиль Аминов

Compromat.Ru

Магомед Билалов

Генпрокуратура направила в МВД материалы для возбуждения уже третьего с начала этого месяца уголовного дела в отношении бывшего руководства ОАО "Курорты Северного Кавказа" (КСК). В надзорном ведомстве считают, что в действиях управленцев, заключавших при выполнении проектировочных работ необоснованные договоры с посредниками, содержатся признаки мошенничества. Источники, близкие к КСК, считают, что с их стороны в данном случае не было допущено нарушений.

В надзорном ведомстве вчера сообщили, что по результатам проверки, проведенной Генпрокуратурой совместно с Росфиннадзором, МВД и ФСБ, в следственные органы направлен очередной материал по факту хищения бюджетных средств, выделенных КСК на развитие туристического кластера. В ходе проверки, а ее участники опирались на материалы, ранее полученные из Счетной палаты, было установлено, что "должностные лица" КСК передали возложенные на общество функции по подготовке строительства ООО "Первая горностроительная компания", конечным владельцем которого является кипрский "Ремтех сервисис". За это ООО ежемесячно перечислялось более 21 млн руб. "независимо от достигнутых результатов".

"Первая горностроительная компания", в свою очередь, передала право выполнения предпроектных работ на сумму свыше 1 млрд руб. ЗАО "Росинжиниринг", а оно в тот же день — уже следующей организации. Подрядчику "Росинжиниринг" КСК выплатило 633,9 млн руб., а агенту "Первая горностроительная компания" — 275,3 млн руб. Эти компании должны были спроектировать горнолыжные трассы для будущих курортов на Северном Кавказе. "Росинжиниринг", судя по информации на сайте компании, проектировал канатные дороги для горнолыжных трасс к Олимпиаде-2014 в Сочи, в том числе для "Газпрома".

"Как показала выборочная проверка, часть работ, оплаченных по договору подряда, была выполнена еще до заключения вышеуказанных договоров совершенно другой организацией за меньшую сумму,— отметили в Генпрокуратуре.— Кроме того, имеются признаки завышений принятых объемов работ".

В связи с этим Генпрокуратурой в cледственный департамент МВД России направлены материалы для доследственной проверки на предмет наличия в действиях сотрудников КСК и их партнеров признаков состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенного группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере).

В "Первой горностроительной компании" и "Росинжиниринге" от комментариев вчера воздержались. В свою очередь, источник, близкий к КСК, объяснил "Ъ", что госкомпания на момент заключения сделок не обладала необходимыми лицензиями, поэтому была вынуждена привлекать другие компании. Был проведен соответствующий конкурс, победителем которого признана "Первая горностроительная компания". При этом источник "Ъ" отметил, что к организации конкурса бывший глава КСК Ахмед Билалов не имел никакого отношения.

Напомним, что ранее следственный департамент МВД возбудил в отношении господина Билалова и экс-гендиректора КСК Алексея Невского уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями) в связи с перерасходом средств на командировку в Лондон. Затем по аналогичной статье дело завели на бывшего гендиректора ОАО "Красная Поляна" Станислава Хацкевича и финансового директора Елену Райтерер за размещение более 1 млрд руб., выделенных Сбербанком на строительство трамплинов,— в ОАО "Национальный банк развития бизнеса", крупный пакет акций которого принадлежал младшему из братьев Билаловых — Магомеду. Пока он проходит по делу свидетелем.

Братья Билаловы для комментариев были недоступны.

["Известия", origindate::16.04.2013, "Сбербанк подвел Билалова под уголовное дело": Следователи полагают, что вместо инвестирования средств в стройку гендиректор «Красной поляны» Станислав Хацкевич и финдиректор этой компании Елена Райтерер разместили деньги в Национальном банке развития бизнеса (НБРБ), принадлежащего Магомеду Билалову, под 4–7% годовых, а затем получили их через аффилированные Билалову организации обратно в виде займов, но уже под 12,5 % годовых. Таким образом, только на разнице в процентах, по данным следствия, с мая 2011 года по сентябрь 2012 года руководство «Красной поляны» незаконно получило 45,5 млн рублей.
Как пояснили «Известиям» в МВД, в ближайшее время планируется передать материалы уголовного дела из УВД города Сочи в центральный аппарат МВД, поэтому активных движений по нему пока не происходит. По словам источников, дело решили расследовать в Москве, чтобы избежать давления на следствие, а также обеспечить объективность и необходимый профессиональный уровень следователей.
Источники «Известий» утверждают, что изначально у следствия были определенные проблемы с поиском потерпевших. Дело в том, что ст. 201 УК («Злоупотребление полномочиями») предполагает уголовное преследование лишь в случае наличия заявления от потерпевшей стороны. Такой документ у МВД появился лишь спустя два месяца после разноса, устроенного президентом России Владимиром Путиным во время инспекции олимпийских объектов 6 февраля этого года.
— В данном случае потерпевшей стороной могло стать само ОАО «Красная поляна», которое фактически в убыток себе разместило вклад в НБРБ и взяло заем уже под высокие проценты. Но было понятно, что заявление против совладельца компании (Билалову принадлежал на тот момент 41 % акций «Красной поляны». — «Известия») от них было ждать бессмысленно, — рассказал «Известиям» источник, знакомый с ситуацией […].
По мнению экспертов, правоохранители несколько ошибочно трактуют Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) в той части, где речь идет о необходимости получить заявление потерпевшей стороны при возбуждении экономических дел.
— Речь идет о 23-й статье УПК, согласно которой уголовное дело за злоупотребление полномочиями возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия, — пояснил «Известиям» адвокат Сергей Жорин. — Здесь можно говорить о том, что правоохранительным органам проще скинуть с себя ответственность и заявить: нет заявления — нет дела.
По его словам, доследственная проверка может (и должна) проводиться даже по публикации в СМИ, в которой говорится о предполагаемом преступлении, и если в ходе опроса руководителя компании разрешение получено, то возбуждается уголовное дело.
Однако в МВД уверяют, что подача заявления и получение согласия в данном случае фактически одинаково труднодостижимы.
— Руководитель потерпевшей организации, давая согласие на уголовное преследование бывшего партнера, фактически тем самым соглашается и на выемку документов в своей собственной компании, — объясняет высокопоставленный собеседник «Известий». — Без финансовой документации потерпевшей стороны сложно установить вину преступивших закон, а на вмешательство в свою хозяйственную деятельность соглашаются немногие руководители. — Врезка К.ру]