Горы в законе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::14.02.2005

Горы в законе

Кадыров и Басаев украли Чечню у Путина

Вадим Речкалов

Фото: "Коммерсант"

Рамзан Кадыров

Рамзан Кадыров и Шамиль Басаев отделяют Чечню от России. Не оружием, а тонкой политической интригой. Три загадочных события, произошедших одно за другим — похищение неизвестными родственников Масхадова, тайное задержание бывшего вице-президента Ичкерии Вахи Арсанова и мирные инициативы террориста Басаева, — ходы одной партии, разыгранной Басаевым и Кадыровым против Путина. Путин возвращает Чечню в Россию. Его ходы в этой игре — присвоение Кадырову звания Героя и готовящееся в мае подписание Договора о разграничении полномочий — также исполнены скрытого смысла. За кем останется эта партия — тому и достанется Чечня.

Звезда Героя как отступной

В среду, 29 декабря 2004 года, Владимир Путин намекнул Рамзану Кадырову, что пора бы тому уходить в отставку. Распускать свою банду, передавать власть всенародно избранному, оставлять должность и заняться мирным трудом. Намек исполнен тонко, по-кавказски: Рамзану вручена звезда Героя России.

Теперь в семье Кадыровых — два Героя России: Ахмат-Хаджи (посмертно) и его сын — Рамзан. Случай беспрецедентный, почет невероятный — на грани приличия, если еще учесть трепетное отношение чеченцев к наградам, когда даже двоюродный внучатый племянник обязательно при случае сообщит, что он родственник того самого Висаитова или Нурадилова — Героев Советского Союза.

Кто такой Рамзан Кадыров, первый вице-премьер Чечни, советник полпреда в ЮФО, президент футбольного клуба “Терек” и Чеченской федерации бокса, один из самых влиятельных людей в республике, начальник мощной силовой структуры? Откуда взялся на пике власти в двадцать восемь-то лет, и главное — как удержался там после смерти отца? Он не был самым молодым бригадным генералом Ичкерии, как, например, Сулим Ямадаев, нынешний командир федерального батальона “Восток”; он не был видным бойцом антидудаевской оппозиции, как Саид-Магомед Какиев, майор ГРУ, теперь командир батальона “Запад”. Он не слыл ни талантливым военачальником, ни духовным лидером, ни интеллектуалом. Властным и сильным его назначил отец.

Почуяв конъюнктуру, боевики шли с повинной к Ахмату Кадырову, оставляя изживающее себя подполье в обмен на амнистию и место в элитной Службе безопасности президента под командованием его младшего сына. Под свое имя Рамзан никогда бы не собрал такую банду. А когда Ахмат-Хаджи умер, банда уже была, уже заняла свою нишу и еще какое-то время могла существовать по инерции. Даже сейчас, когда Служба безопасности формально преобразована в милицейские полки, она фактически остается единой структурой и подчиняется только Рамзану. Ахмат-Хаджи оставил сыну в наследство дом, участок земли и банду.

Рамзан получил Героя “за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга”. Героя дали начальнику Службы безопасности президента, взорванного в прямом эфире в окружении сотен вооруженных людей. Командиру подразделения в половину дивизии, которое за два года не сумело обезвредить ни одного бандитского лидера высшего уровня — ни Басаева, ни Масхадова, ни Умарова. И это при том, что большинство кадыровцев — бывшие боевики. Полдивизии информаторов — и никакого толку. Хаттаба, Абу-Аль-Валида и Гелаева убили соответственно контрразведчики, артиллеристы и пограничники. Правда, Рамзан Кадыров поймал министра обороны Ичкерии — дивизионного генерала Хамбиева, но, во-первых, Магомед Хамбиев давно не являлся действующим лидером подполья, а просто в этом подполье жил, а во-вторых, как Рамзан его поймал, все знают. Захватил семнадцать родственников Хамбиева — тот и сдался. Не говоря о массе неофициальных сведений о подчиненных Рамзана, которых обвиняют в убийствах, похищениях людей, самоуправстве, незаконном лишении свободы, воровстве нефти, торговле оружием, нанесении телесных повреждений. Такого руководителя гнать “за несоответствие занимаемой должности”, а ему Героя дали. За что?

Не “за что”, а “зачем”. В качестве отступного. И как знак неприкосновенности.

Чем Рамзан мешает Москве

Converted 18234.jpg

Захваченный 16 января кадыровцами вице-президент Ичкерии Ваха Арсанов — очень крупная фигура. Обычно он всегда сидел по правую руку от Басаева

Сначала-то он был очень даже полезен. В первую очередь — как идеологический работник. Рамзан умел компрометировать уважаемых людей. Например, генерала Хамбиева. Магомед Хамбиев не принял в 99-м сторону федерального центра просто из отвращения к компромиссам. В первую войну он воевал против России, во вторую, по идее, мог воевать и за нее — против ненавистных ему ваххабитов вообще и Басаева в частности. Он предпочел не воевать. Хотя именно Хамбиев, будучи министром обороны Ичкерии, поддержал Кадырова и братьев Ямадаевых в 98-м, когда в Гудермесе вспыхнул кровавый мятеж против ваххабитов. С той поры Гудермес перестал подчиняться Масхадову, а в начале второй войны был сдан Ямадаевыми без боя в обмен на командные посты в федеральных войсках. Хамбиев сидел в подполье. Рамзан вытащил его на свет 9 марта 2004 года, шантажируя безопасностью родственников, и заставил играть на своей стороне. Хамбиев выступал на пресс-конференциях и митингах в поддержку Путина и Кадырова.

После убийства Ахмата Кадырова в Центорое на торжественное построение собралось тысяч пять подчиненных Рамзану бойцов. Кадыровцы демонстрировали своим заклятым врагам-боевикам свое единение и силу. Перед ними выступал и премьер Сергей Абрамов, и министр внутренних дел Руслан Алханов, и сам Рамзан Кадыров; дошла очередь и до Хамбиева. Он сказал, что велели, — за Путина, за Кадырова, крикнул “Аллах акбар!”, спустился с трибуны. Тут его и настиг старый знакомый по тренажерному залу.

— Привет, генерал! — крикнул он. — Где ж твое былое войско?

— Да вот они, блин, все стоят! — с досадой ответил Хамбиев, кивая на многотысячный строй кадыровцев.

Дискредитация авторитетных боевиков, которой Рамзан занимался с упоением, была выгодна Москве, потому как пополнение незаконных вооруженных формирований состояло сплошь из людей, родившихся после 80-го года, — надо было как-то ломать эту лесную романтику.

Но навести окончательный порядок в Чечне руками Рамзана было невозможно. Потому что сам Рамзан был источником беспорядка.

Вот какой разговор состоялся у меня в ноябре прошлого года с высокопоставленным сотрудником чеченского УФСБ.

— В Чечне двоевластие, — сказал офицер. — Есть избранный президент Алу Алханов, а есть Рамзан Кадыров. И это большая проблема. Структура Рамзана Кадырова практически никому не подчинена. Решением руководства Регионального оперативного штаба (РОШ) она передана под ВОГОиП (Временную оперативную группировку отделов и подразделений), и ФСБ контролирует эту структуру, но пока только отчасти. Это отдельная проблема, и очень непростая.

— Правда ли, что эта структура контролирует незаконную добычу нефти?

— Большого секрета тут нет. Существует мнение, что если начать активно работать по кадыровцам, то произойдет массовый отток этих людей в горы. Хотя у меня другое мнение. В горы уйдут единицы, остальные попытаются устроиться здесь, на равнине. В милицию, в другие какие-то органы. Воевать они уже с нами не смогут, потому что та сторона их не ждет. Я думаю, не настолько они сейчас организованны, чтобы представлять такую уж большую угрозу.

— Но ваше мнение в ФСБ, я так понял, разделяют не все.

— Не все.

— И только поэтому по кадыровцам не проводится активных мероприятий?

— Да.

— Давайте опубликуем это под вашей фамилией.

— Нет. Рано еще об этом говорить. Приезжайте весной.

Зачем же ждать весны, если и так все стало понятно?

Как хотят обустроить Чечню

Проект Договора о разграничении полномочий между Чечней и федеральным центром уже готов, и выглядит неправдоподобно. Все права на землю, недра, растительные ресурсы на десять лет отдаются республике. Все налоги и сборы — в республиканский бюджет. Жители не платят ни за свет, ни за газ. Республика ежегодно получает кредит на три миллиарда рублей. Каждому чеченцу, пострадавшему от сталинских репрессий (а это все родившиеся до 44-го года), будет выплачено по 150 тысяч рублей. Национальный банк получает разрешение на создание и регистрацию предприятий, в том числе совместных с иностранцами. Возможно, проект еще отредактируют перед подписанием, но смысл его понятен. Мир в Чечне хотят купить. Кто-то умный уразумел суть чеченского менталитета. Они не идейные воины — иначе их давно бы всех перебили. Они мобильные профессионалы, всегда оказывающиеся там, где можно прокормить себя и семью. Наверное, только в Чечне можно по-быстрому сколотить трех-четырехтысячную службу безопасности из бывших бандитов для борьбы с такими же бандитами.

Многострадальная Чечня достойна такого подхода: в Грозном только канализацию при обычном финансировании 50 лет придется восстанавливать. Единственная проблема — эти деньги могут украсть. Все до копейки. Превращение Чечни в “регион интенсивного экономического развития” имеет хоть какой-то смысл при жесточайшем контроле над ситуацией. Абсолютной прозрачности и жесткой, сосредоточенной власти. Рамзан Кадыров — источник двоевластия — не вписывается в эту схему. Поэтому его и постараются оттеснить от руководства до подписания договора.

Рамзан не мог не догадываться о том, что Москве он больше неугоден. И звание Героя — отступное. Спасибо — свободен! Звание Героя — гарантия, что на следующий день после отставки его не посадят в тюрьму за какое-нибудь правонарушение, совершенное им в период бесконтрольного властвования. Героя не посадишь: придется объяснять, за что тогда ему дали Героя... Но Рамзану, командиру самой одиозной силовой структуры, мало не сесть в тюрьму — ему надо сохранить свою жизнь. Рамзан знает, что после того, как у него заберут власть, большинство его верных соратников от него уйдут так же, как пришли: снова поменяется конъюнктура. Он не может этого допустить. Слишком много у Рамзана врагов, чтобы вести образ жизни простого смертного, какого-нибудь тренера по боксу. А может, Рамзан не уходит просто потому, что он любит власть. Скорее всего так оно и есть: на труса Рамзан не похож.

Власть — она и есть власть: законная или незаконная, главный ее признак — сила. В Чечне, если не считать Рамзана, только двое сильных: Путин и Басаев. Путин от Рамзана отвернулся. Рамзан повернулся к Басаеву.

Зачем Рамзану Басаев

Чтобы усидеть на своем месте, Рамзан Кадыров должен совершить подвиг. Поймать, например, Масхадова. Решил действовать опробованным на генерале Хамбиеве способом: захватил в декабре прошлого года в Грозном восьмерых родственников Аслана. Информацию об этом распространили правозащитные организации. И МВД, и сам Кадыров свою причастность к исчезновению родственников Масхадова официально отрицали. Когда скандал как следует разгорелся, появился Масхадов и объявил перемирие. Следом появился Басаев и поддержал Масхадова. Подконтрольное Кадырову МВД (министр Руслан Алханов принадлежит к лагерю Кадырова) объявило через НТВ, что перемирие действует, активность боевиков снизилась.

Возникла странная ситуация. Кадыров говорит, что никого не задерживал, Масхадов утверждает, что перемирие — шаг доброй воли, а вовсе даже и не из-за родственников, но все понимают, что без Рамзана тут не обошлось. У сторонников Кадырова в Москве, из тех, кто считает, что его трогать нельзя, дабы не усугубить ситуацию, возникли дополнительные аргументы в защиту Рамзана.

А не договорился ли Рамзан с Масхадовым или с Басаевым заранее насчет этого спектакля с мирной инициативой? Уж больно этот спектакль Рамзану выгоден. О выгоде Басаева поговорим ниже. Связаться по крайней мере с Масхадовым Рамзан, наверное, может. Через того же Магомеда Хамбиева.

8 февраля один из похищенных масхадовских родственников — Мовлади Агуев — обнаружился в изоляторе временного содержания в Ножай–Юрте. Это райцентр неподалеку от родового села Кадырова — Центорой. То есть пусть косвенно, зато официально подтвердилась причастность Кадырова к задержанию родственников Масхадова. Иначе почему задержанный в Грозном Агуев сидит в ножай-юртовском ИВСе, а не в грозненском СИЗО? Кстати, по факту похищения этих людей прокуратура республики возбудила восемь уголовных дел, что еще раз подтверждает догадку о том, что Кадырова решили оттеснить от власти. Когда Рамзан похищал родственников Хамбиева — никаких уголовных дел никто не возбуждал.

Есть еще информация, которая позволяет предполагать некую политическую обоюдную интригу Басаева и Кадырова. Это задержание Вахи Арсанова 16 января в Заводском районе Грозного. Ваха Арсанов — очень крупная фигура, бывший вице-президент Ичкерии. О том, что его задержали, уже 17 января сообщил заместитель начальника УФСБ Чечни Александр Потапов. Два дня назад эту информацию подтвердили боевики. Задерживал Арсанова чеченский ОМОН, также подконтрольный Кадырову; его командир — бывший боевик Ахмед Ахмадов, сторонник Рамзана. Странность задержания — в том, что оно прошло мирно, как в гости сходили: Ваху Арсанова взяли за ужином. Вторая странность: никто — ни Рамзан, ни ОМОН, ни ФСБ — не кричат на весь мир о поимке самого Арсанова, как кричали в случае с Хамбиевым. Есть сведения, что Арсанова забрали себе эфэсбэшники. И что Арсанов может стать посредником на переговорах с Масхадовым. Возможно, Масхадов сам подговорил Арсанова сдаться Кадырову. Бояться Вахе нечего: по словам того же Потапова, “никакого участия во второй войне он не принимал, и нет никаких фактов боестолкновений или терактов, с которыми бы связывали фамилию Арсанова”. И пойдет опять волынка с переговорами на заведомо невыполнимых условиях — до следующего басаевского теракта.

Так или иначе, Рамзан продемонстрировал свое влияние. И какое-то время может не опасаться отставки.

Кто заставил Басаева предложить перемирие

В своем последнем видеообращении на сайте боевиков “Кавказ-центр” от 6 февраля Шамиль Басаев подтвердил, что приказ Масхадова о прекращении наступательных военных действий до 22 февраля — подлинный и что он, Шамиль Басаев, намерен этот приказ выполнить.

Масхадов приказал прекратить наступательные действия по всей территории Чечни — как будто до этого такие действия были. С середины осени раз в месяц боевики нападали на колонны, раз в два месяца — совершали подрыв с человеческими жертвами, а в перестрелки с федералами вступали в основном тогда, когда федералы их засекали. В свою очередь Басаев приказал с 1 до 22 февраля прекратить нападения на “вражеские колонны”, “обстрелы вражеских летательных аппаратов вне горно-лесистой местности”, “нападения и обстрелы мест дислокации оккупационных войск и марионеточных структур”. Но война идет не в той плоскости, в которой Масхадов и Басаев отдают свои приказы. Война — это Беслан, подрывы в воздухе пассажирских лайнеров, взрыв у метро “Рижская”. О том, что на февраль будут прекращены террористические акты против мирного населения, ни Басаев, ни Масхадов не обмолвились.

Выступающий с обращением Басаев был не похож на себя. Особенно в конце. Он выдавливал из себя слова, опускал очи, мялся. Он страдал, говоря о мире. Он не привык такое говорить, не привык оправдываться: “Если б Масхадов приостановил бы войну из-за того, что задержали его родственников, то я б никогда не послушался его, потому что весь наш народ уже шесть лет находится в заложниках, и поэтому нету разницы: моих родственников, его родственников или у кого-то других родственников заберут ...”

Публичные выступления Басаева всегда были агрессивны. В Буденновске: “Если взлетит вертолет, расстреляю двух заложников”. На “Аль-Джазире”, после убийства Зелимхана Яндарбиева: “Чеченский народ продолжит борьбу внутри России, и мы не планируем никаких нападений за ее пределами, хотя у нас есть и такие возможности”. В Назрани, на складе МВД: “Спасибо, что сохранили оружие у нас: не хватает машин, чтоб его вывезти…” И, наконец, совсем недавно, в интервью 4-му английскому телеканалу: “Мы планируем в будущем проводить операции, подобные Беслану…”

Зачем Басаеву, чья террористическая деятельность — на самом подъеме, говорить о каком-то перемирии, не требуя за это ни вертолета, ни коридора, ни миллиона долларов? “Это интервью, которое меня практически заставили сделать…” С каким трудом Басаев это промямлил. Кто его мог заставить?! Кроме Рамзана Кадырова — некому. Басаев спасает Кадырова от отставки, потому что если не будет Кадырова, то и Басаеву придется тяжко.

Басаев не зря страдал на видео. Вчера я получил по электронной почте из Ханкалы очередную сводку РОШ:

origindate::11.02.2005. Обстреляна колонна федеральных сил на маршруте движения Шали—Чечен-аул Грозненского района. Был открыт ответный огонь, который вынудил нападавших скрыться. Причастная к нападению бандгруппа установлена, проводятся мероприятия по розыску преступников. Ранее бандитами был обстрелян пост милиции на автодороге Гудермес—Хасавюрт в районе Герзельского моста. Получили ранения четверо милиционеров, один из них позднее скончался в больнице. По полученным данным, преступление совершено бандитами из банды Ахмеда Авдорханова. Один из нападавших задержан, проводится расследование”.

Ахмед Авдорханов — из ближайшего окружения Масхадова и Басаева. Вероятно, в схеме Кадырова ему места не нашлось, а может, ему просто не нравится сама схема. Или перемирие липовое, или ни Масхадов, ни Басаев не в состоянии контролировать чеченских боевиков. Скомпрометировал, короче, Авдорханов своих начальников. Басаев знал, что так оно и будет, какой-нибудь идиот вылезет, поэтому и страдал на видео. А вот не связывайся с Рамзаном.

Зачем Басаеву Рамзан

Рамзан Кадыров нужен Шамилю Басаеву, чтобы в Чечне по-прежнему царил хаос. Потому что если в Чечне будет порядок — Басаева или посадят, или убьют. Основная причина неуязвимости Басаева — не в том, что он великий конспиратор, не в том, что окружен преданными и по-своему порядочными людьми (в окружении человека, на котором столько невинной крови, таких людей быть не может), и не в том, что у него достаточно денег, чтобы заткнуть любую глотку. Причина неуязвимости Басаева — в том, что его пока невыгодно выдавать даже за обещанные ФСБ десять миллионов долларов. Басаев ведет себя дерзко, ездит в Ингушетию, в Карачаево-Черкесию, многие его видят, но никому об этом не рассказывают. В Чечне сдать человека, даже преступника, — большая проблема. Если родственники выданного узнают об информаторе — его убьют. А если не найдут его самого — убьют его родственников. Хоть через месяц, хоть через сто лет. Поставьте себя на место чеченца, который знает, где сегодня ночует Басаев. Вот, думает этот чеченец, я сейчас позвоню в ФСБ и сдам Шамиля. По идее, мне должны выплатить 10 миллионов долларов. Интересно, какой откат?.. Когда я получал компенсацию за утраченное жилье в 350 тысяч — пришлось отдать половину. И сохранят ли мое имя в тайне, как обещали? Могут и предать. Как предали своих русских, живших в Чечне. Утюжили их наравне с нами. И в случае чего как они смогут меня защитить: они же слабые, эти федералы! Им Ахмат Кадыров джихад объявлял — они ему звезду Героя и должность президента. Рамзан Кадыров творит что хочет, плюет на них — они ему звезду Героя и должность вице-премьера. Нет, слабым Басаева сдавать нельзя. Сдам его сильным — тому же Рамзану. Но у него в банде одни бывшие боевики, поди разбери, за кого они — за Басаева или за Кадырова...

Таким образом, Рамзан Кадыров одним своим вольным существованием подрывает доверие чеченцев к федеральной власти. Снизу это видно лучше, чем сверху. Кадыровцев не останавливают на постах, кадыровцы ездят на разборки в Хасавюрт, кадыровцы пооткрывали заправок по всему городу. А русские сидят по блокпостам, как по норам, и охраняют только сами себя.

Существование на политическом поле Рамзана Кадырова деморализует и командированных русских офицеров. Вот что мне рассказал один из руководителей Шалинского РОВД:

— Берем кадыровца по подозрению в убийстве. Через полчаса к РОВД из Гудермеса приезжает штук десять серебристых “99-х”, чуть ли не до стрельбы доходит, пришлось отдать...

А вот что рассказал также под запись, но анонимно, офицер того же Шалинского территориального отдела ФСБ:

— Летом 2004 года кадыровцы поехали в горы — якобы выставить секреты. Сами попали в засаду, пять человек погибло. Начинаю разбираться, задавать конкретные вопросы: где собирались выставить секрет, обстоятельства нападения, — “плывут”. У меня вообще такое ощущение, что это была коммерческая разборка между боевиками и кадыровцами из-за нефти. В июле 2004-го в Автурах 12 кадыровцев попали в плен к боевикам, одному удалось бежать. Для меня он ценный источник информации: человек несколько суток был в банде. Хочу его допросить — кадыровцы не отдают, волокитят. То он лечится, то у родственников гостит в Сержень-Юрте... Так до сих пор я его и не видел. Из тех же Автуров поступает информация о том, что фуражиры боевиков спускаются в село за продуктами. Известно время и место. Нам в Автурах кадыровцы работать не дают: мы, говорят, сами разберемся. Делюсь с ними информацией, результат — ноль. Думаю у них с бандитами паритетные отношения. На развилке Мескер-Юрт—Аргун ОМОН постоянно задерживает наливники с ворованной нефтью. Точнее, пытается задержать. Тут же приезжают кадыровцы — приходится отпускать.

— А вы бы, — говорю, — взяли да приехали к ним в расположение в масках. Да положили всех мордами в пол. Как в Москве.

— Тут тебе не Москва... Приедет из Гудермеса штук 50 серебристых “99-х” — до боестолкновения дойдет.

А вот что рассказал уже упоминавшийся высокопоставленный сотрудник УФСБ Чечни:

— Часть оружия уходит к боевикам через военизированные структуры, которые здесь недавно созданы. Милицейские полки, в которые переформирована Служба безопасности Кадырова. Пособническая база там — от 15 до 30 процентов. А как оружие у боевиков появляется? Вот изымают эти милиционеры схрон. Оружие, как правило, на склады не сдается и на учет не ставится, хотя это необходимо делать. Понимаете? Многие стволы, после того как их изъяли из схронов, просто продаются боевикам. Деньги на этом делаются, деньги!..

Это говорит не пьяный опер, а представитель самой главной в Чечне структуры — ФСБ. Главной по устранению бандитов. Каково ему воевать в такой атмосфере, рисковать жизнью подчиненных, принимать смелые решения, рисковать местом? Да и будет ли он это делать? Он даже открытое интервью дать не может.

Среди влиятельных чеченцев-федералов есть человек, который терпеть Рамзана не может. Саид-Магомед Какиев, командир батальона “Запад” Главного разведывательного управления. Убежденный федерал, Герой России, ни дня против нее не воевавший. В ноябре прошлого года, когда пошли слухи о скором присвоении Рамзану Кадырову звания Героя, Саид-Магомед сказал при своих: “Если Рамзану дадут звезду, то я свою больше не надену”. Звезду Рамзану дали — на Какиева наплевали. Нам ведь главное — врагам бывшим понравиться, чтобы они нас не убивали больше. А Какиев — он и так свой, никуда не денется, будет воевать.

Таким образом присутствие Рамзана во власти Чечни ослабляет полномочия и ФСБ, и президента Алханова, деморализует воинов и просто отсекает федералов от серьезного массива информации и территории, как показывают вышеописанные случаи в Автурах. Все это чрезвычайно выгодно и Шамилю Басаеву, и Аслану Масхадову. Поэтому и вероятна версия о сепаратной договоренности Кадырова с Басаевым. Ни с Путиным, ни с Какиевым Масхадов и Басаев никогда не договорятся.

Басаев нужен Кадырову по аналогичной причине. Только в нестабильной, воюющей Чечне возможно такое явление, как кадыровцы. Сам Рамзан, которому к началу первой войны едва исполнилось 18, не имеет опыта мирной жизни, возможно, боится ее. Хотя в прошлом году он заочно окончил Махачкалинский институт бизнеса и права. Мог бы попробовать себя в менеджменте...

Против этой версии говорит только то, что между Кадыровым и Басаевым стоит кровная вражда, о чем они не раз публично заявляли. Но, во-первых, это только слова, тем более сказанные на публику. Что бы там ни говорил Басаев, версия о том, что убийство Ахмата Кадырова организовали его люди, по официальной информации УФСБ Чечни, лишь одна из многих. Как сообщил мне источник в УФСБ, дело это вообще зашло в тупик: налицо явная измена в Службе безопасности, а тормошить кадыровцев по этому поводу Рамзан не дает.

Как сказал мне один чеченец: “Чеченец с чеченцем против русского всегда договорятся. Не лично, так через посредников”. Кроме национальности Басаева и Кадырова объединяет вот что. Оба считают, что в Чечне должны править чеченцы. А разным русским и арабам здесь не место.

Если интрига “Кадыбасаева” удастся, то все останется как было. Кадыров и Басаев будут еще долго и безуспешно гоняться друг за другом, параллельно занимаясь, например, нефтяным бизнесом. О том, что этот бизнес поделен между бандитами и кадыровцами, говорит тот факт, что наливники беспрепятственно под “крышей” кадыровцев преодолевают большие расстояния. И никто их в Чечне не подрывает и не обстреливает.

Если у Кремля хватит духа немедленно избавиться от Рамзана Кадырова, можно будет смело объявить о завершении контртеррористической операции и решать наконец чрезвычайно опасную, нелегкую, долговременную, но вполне выполнимую задачу. Ловить, судить, сажать, а при оказании сопротивления — уничтожать не угомонившихся уголовников, которых, если не считать их вольных или невольных пособников, тысячи полторы, ну, от силы две. А если духа не хватит, то все так и останется. Свадебный генерал МВД от федерального центра — в Чечне Басаева и Кадырова.