Горячая десятка Дудаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Московский комсомолец", origindate::16.08.01, "Ху из ху в Ичкерии?"

"Тракторист", Рулон Обоев и другие

Виктор Сокирко

Converted 11929.jpg

На нынешнем этапе контртеррористической операции в Чечне главная цель федеральных сил определена совершенно конкретно — уничтожение наиболее известных и влиятельных полевых командиров. В идеале — Хаттаба, Шамиля Басаева, Аслана Масхадова. Говорят, что за их головы обещана Звезда Героя России, цена “черному арабу” еще выше. До главарей бандформирований российский спецназ пока не добрался, но зато преуспел в уничтожении и пленении полевых командиров рангом пониже — с начала “второй чеченской” не по своей воле прекратили активную деятельность более восьмидесяти известных боевиков. Осталось еще около тридцати. Процентное соотношение здесь явно в пользу федералов.

Многим российским гражданам большинство фамилий чеченских полевых командиров ни о чем не говорит — что Султан Пацаев, что Арби Бараев, что Рулон Обоев. Кто они такие и чем “прославились” — тем более. Впрочем, и сами чеченские боевики всерьез запутались в своей иерархии и не могут определиться, кто же у них главный.
    
     Более-менее четкая организация в “вооруженных силах” Ичкерии существовала во время первой чеченской войны. Существовала и некая определенность с “верховным” — генерал Джохар Дудаев возглавлял общее вооруженное сопротивление, и его приказы выполнялись довольно четко. Опять же тогда все арсановы-гелаевы были еще желторотыми юнцами и не имели опыта войны. Перечить Дудаеву никто из них не смел. Единственный профессиональный военный в стане боевиков — полковник Аслан Масхадов (бывший начальник ПВО дивизии) — был назначен начальником Главного штаба ВС Ичкерии и планировал операции против федеральных сил. Со смертью первого чеченского президента все изменилось — Зелимхан Яндарбиев, сменивший Джохара Дудаева, был сугубо гражданским человеком и вскоре потерял контроль над “армией”, в которой уже успели появиться общепризнанные лидеры.

Пожалуй, самый высокий пост, который получали полевые командиры (а порой и сами его себе присваивали), была должность командующего фронтом. Тот же Шамиль Басаев командовал Восточным фронтом, а Руслан Гелаев — Западным. Фронтов было много — претендентов тоже хватало. Закончились части света, в ход пошли названия городов: Гудермесский фронт (Ямадаев), Урус-Мартановский (Баснукаев) и другие. Не менее престижными считались должности командующих направлениями, а потом и секторами.

Со званиями у чеченских боевиков все обстояло гораздо проще — самым распространенным считался, да и считается теперь, чин бригадного генерала. Как более-менее крупный отряд, так непременно командир — бригадный генерал. Единственным полковником, наверное, так и остался Аслан Масхадов, но и он три звезды получил еще на службе в Советской армии. Однажды, правда, мне довелось общаться со “старшим лейтенантом” — между двумя войнами на пограничном посту дагестано-чеченской границы. “Ага, лейтенант, — смеялся потом сельский учитель села Первомайское. — Он до войны трактористом был, из армии рядовым вернулся”.

Новые должности и звания посыпались на боевиков после подписания Хасав-Юртовского мирного договора. Как грибы после дождя появлялись министерства, в первую очередь МВД, обороны, шариатской безопасности, появлялись спецназы и спецполки (например, Борз №007, которым командовал Султан Пацаев).

* * *

     “Вторая чеченская” в большей степени напоминает партизанскую войну. Общего командования нет, четкой координированности боевых действий тоже. Кто сегодня в стане боевиков самый главный командир? Масхадов? Он рассорился с Басаевым еще во время “дагестанского похода”, и упоминается в тройке Хаттаб—Басаев—Масхадов, отдающих приказы полевым командирам чисто номинально. За глаза боевики называют своего президента Ушастиком и явно не выказывают ему почтения — денег у Масхадова кот наплакал.

Басаева тоже довольно трудно записать в единоначальники, хотя его авторитет среди боевиков весьма высок. Басаеву подчиняются практически все полевые командиры в Веденском и Итум-Калинском районах. Такое положение он сумел занять прежде всего из-за близости к Хаттабу, который командует всеми наемниками в Чечне. Этот тандем позволил сплотить довольно крупные силы боевиков, численность которых и сегодня насчитывает от трех до пяти тысяч человек. Они имеют на вооружении не только стрелковое оружие, но и бронетранспортеры, минометы, переносные зенитные комплексы. Практически все громкие террористические акты и нападения на федеральные силы совершены именно отрядами Хаттаба—Басаева.

“Популярность” Хаттаба во многом определяется финансированием, которое идет из-за границы в Чечню, — распределяет его именно “черный араб”. Как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Впрочем, именно денежный вопрос часто становится камнем преткновения в стане боевиков — чеченские полевые командиры не всегда довольны “справедливостью” Хаттаба, прославившегося еще и тем, что через него прошла крупная партия фальшивых долларов, предназначенная для оплаты ратных подвигов боевиков. Тот же Арби Бараев, убитый во время недавней спецоперации в Алхан-Кале, предпочитал действовать в одиночку именно из-за денег, которыми он хотел распоряжаться самостоятельно. (По одной из версий, Бараева “заказал” именно Хаттаб, сдав его местонахождение российской разведке.)

Среди наиболее известных лидеров чеченских сепаратистов можно назвать еще десяток фамилий, которые в какой-то степени влияют на ход войны. Все они, к слову, находятся во всероссийском розыске и имеют ориентировку на задержание в Интерполе.

* Абалаев Айдамир — министр МВД Ичкерии, сторонник Масхадова. С отрядом около 250 человек находится в селении Аллерой Ножай-Юртовского района Чечни.

* Арсанов Ваха — бывший сотрудник ГАИ. Воюет с 1994 года. В 1996 году стал командующим Северо-Западным фронтом. Вице-президент Ичкерии. Командует небольшим отрядом боевиков в центре Аргунского ущелья. Не имеет влиятельной роли среди полевых командиров. Причастен ко многим громким похищениям в Чечне.

* Баснукаев Ахмед — бригадный генерал, командующий Урус-Мартановским фронтом. Засветился в истории с Андреем Бабицким. Участвовал в боях за Грозный.

* Гелаев Руслан (Хамзат) — уголовник-рецидивист, имеющий три судимости. Дивизионный генерал, командующий Западным фронтом сепаратистов. Гелаев перемещается в районе границы Грузии и Ингушетии. По оперативным данным, имеет свою базу в Панкисском ущелье Грузии. Имеет разногласия с Басаевым и Хаттабом.

* Гелисханов Султан — бывший начальник Департамента госбезопасности Ичкерии. Попал под полное влияние Басаева. В первую чеченскую кампанию считался влиятельным полевым командиром. Участвовал в переговорах с федеральными представителями.

* Димаев Али — бригадный генерал, один из приближенных к Аслану Масхадову. Действовал в районе чечено-дагестанской границы.

* Удугов Мовлади — вице-премьер правительства ЧРИ. Главный идеолог чеченских боевиков. Награжден орденом “Честь нации”. Один из самых богатых людей в Чечне. По некоторым данным, скрывается в Турции.

* Хамбиев Магомед — министр обороны ЧРИ, дивизионный генерал. Не играет существенной роли среди полевых командиров. Фактически отошел от дел. Известен своей “дуэлью” с Басаевым.

* Хатуев Магомед — бывший начальник пограничной и таможенной служб Ичкерии, бригадный генерал. Друг Басаева. В январе 2000 г. был тяжело ранен в Веденском районе Чечни.

* Хачукаев Хизир — бригадный генерал, заместитель Руслана Гелаева. В нынешнюю кампанию командовал Юго-Восточным сектором обороны в Грозном. Разжалован Масхадовым в рядовые за участие в переговорах с Ахмадом Кадыровым и Владимиром Боковиковым в Назрани.

* Яндарбиев Зелимхан — бывший вице-президент и и.о. президента ЧРИ после гибели Дудаева. На данный момент находится за границей, организует финансовую помощь боевикам. Один из ичкерийских миллионеров.

(Всего в федеральном розыске, по данным “МК”, на сегодняшний день находится 32 полевых командира.)

* * *

     Последняя удачная спецоперация по ликвидации полевых командиров была проведена несколько дней назад в Веденском районе, когда удалось уничтожить двух полевых командиров — Абдулу Малика и Абдулу Салама. Однако, пожалуй, самой успешной была операция по уничтожению одного из самых жестоких главарей сепаратистов, командира Исламского полка особого назначения Арби Бараева.

В свой актив спецназовцы силовых ведомств записали 45 уничтоженных командиров отрядов боевиков. Это были отнюдь не рядовые члены бандформирований. Для примера назовем лишь несколько из них. 31 января при попытке прорыва из чеченской столицы подорвались на минах начальник штаба обороны Грозного Асламбек Исмаилов, мэр Грозного Лечи Дудаев и бывший начальник Антитеррористического центра бригадный генерал Хункарпаша Исрапилов. В начале марта в Аргунском ущелье под Улус-Кертом в бою с ротой псковских десантников был убит один из заместителей ХаттабаИдрис и полевой командир Апти Ахмадов. 27 марта в ходе спецоперации в горах Чечни был уничтожен командующий Юго-Восточным фронтом боевиков бригадный генерал Доку Умаров. 20 мая в ходе спецоперации федеральных сил под селением Дуба-Юрт был убит начальник Особого отдела вооруженных сил ЧРИ, бывший директор Службы госбезопасности Абу Мовсаев. 11 июля в селении Майртуп Шалинского района уничтожен полевой командир Абу-Умар Мухаммед Ас-Сейф. 23 июля в Грозном убит один из заместителей Бараева, организатор всех последних терактов в Грозном Магомет Цагароев. (Этого расстрелял сын офицера чеченской милиции, когда боевики убили его отца во дворе дома. 15-летний Магомет Ташухаджиев был награжден за это Звездой Героя России.)

Пожалуй, самой таинственной операцией российских спецслужб после уничтожения Джохара Дудаева является захват сотрудниками ФСБ в поселке Новогрозненский чеченского террориста №2 Салмана Радуева. “Героя” Кизляра и Первомайского тайно вывезли в Москву, и сейчас главным его обвинителем готов выступить генпрокурор Устинов — дело и впрямь громкое. Впрочем, и остальные захваченные в плен полевые командиры, как говорится, были на слуху. Например, Тракторист — Салаутдин Темирбулатов, который участвовал в казни трех военнослужащих Российской армии. Его повязали в районе населенного пункта Дуба-Юрт 19 марта. 13 мая в Ингушетии был захвачен чеченский командир Лечи Шаваев. Он принимал участие и в первой чеченской кампании в 1994—96 годах, командовал Юго-Западным направлением боевиков. Шаваев был причастен к похищению полномочного представителя Президента России в Чечне Валентина Власова. 22 июля задержали бригадного генерала Лечи Исламова по прозвищу Борода. 30 июля в Чечне арестован Рамзан Ахмадов — глава Урус-Мартановской группировки работорговцев и похитителей людей. 23 сентября под Урус-Мартаном сотрудниками ФСБ захвачен начальник Главного штаба сепаратистов бригадный генерал Мумади Сайдаев, считавшийся правой рукой Аслана Масхадова. В конце октября под Аллероем был задержан вице-премьер правительства и министр госбезопасности ЧРИ, бригадный генерал Турпал-Али Атгериев.

(Всего, по данным “МК”, на сегодняшний день взято в плен 36 полевых командиров.)

     ...Сейчас федеральные силы в Чечне активно ловят Хаттаба и Басаева, а также оставшуюся пока на свободе “горячую тридцатку” авторитетных полевых командиров. Считается, что с их уничтожением в мятежной республике наконец-то наступит мир и спокойствие, и контртеррористическую операцию можно будет объявить законченной. Идея эта довольно эфемерна — на место убитых матерых боевиков становятся молодые “волчата”. Вполне возможно, что скоро нам придется запоминать новые фамилии чеченских террористов.