Госкорпорация им. Кантора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Госкорпорация им. Вячеслава Кантора

Управлять чужими активами, и очень желательно – за чужой счет, – это стародавняя мечта В. Кантора

Иван Греков

Мы уже упоминали о его проекте «Минеральные ресурсы» от 1997 года, когда ему удалось ненадолго получить контроль над Кирово-Чепецким химкомбинатом. Аналогичный проект с «Беларуськалием» В. Кантор проталкивал (также на государственном уровне) в 1999 году. Но вопрос быстро застопорился из-за неустойчивости белорусских властей.

И вот новый поворот в теме, создании госкорпорации «Соль земли», куда «Акрон» готов внести лицензии на освоение месторождений апатит-нефелиновых руд Олений Ручей в Хибинах и на Талицкий участок Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей в Пермском крае. Сообщение об этом одновременно опубликовали 27 января 2009 года «Ведомости» и «Коммерсант». Но в первой версии «Акрон» готов отдать государству в новой госкорпорации 50% – 1 акция, а во-второй – всего лишь 25% + 1 акция. И в любом случае председатель совета директоров «Акрона» Александр Попов просит у государства кредитную линию на 10 лет в размере 2 млрд долларов. Здесь вполне уместно напомнить, что Олений ручей достался «Акрону» вообще бесплатно, на неком «инвестиционном конкурсе» в октябре 2006 года, а Талицкий участок был выкуплен на аукционе в марте 2008 года в ожесточенной борьбе с «Уралкалием» за 680 млн долларов.

Механизм обмана государства уже очевиден. Свои вложения «Акрон» сразу же оценивает более чем в 2 млрд долларов (в версии «Ведомостей», по схеме 50% – 1 акция), или же более чем 6 млрд долларов (по версии «Коммерсанта», при госпакете 25% + 1 акция).

Ну а дальше возможная схема вывода средств налогоплательщиков в карман В. Кантора очевидна. За госсредства будут освоены оба месторождения. Дешевое сырье, хлористый калий и апатитовый концентрат пойдут на предприятия В. Кантора. А центр прибыли будет спрятан в американской Agronovа по уже описанной товарно-офшорной схеме.

Для торга с государством В. Кантор припас еще парочку козырей. Без сомнения, он готов отдать в новую госкомпанию китайский завод «Хунжи – Акрон», купленный им в 2002 году за 60 млн долларов, а также лицензию на геологоразведку месторождений калийных солей в канадской провинции Саскачеван, приобретенную летом 2008 года всего за несколько миллионов долларов. О китайском заводике мы уже подробно писали. Он доброго слова не стоит. А с лицензией на геологоразведку ситуация просто курьезная. Неужели В. Кантор всерьез рассчитывает найти в Канаде калий, когда там все, что можно, давным-давно истоптали Rio Tinto и BHP Billliton?

Еще В. Кантор может попытаться всучить государству б/у оборудование итальянского аммиачного завода. Но это маловероятно. Ведь с баланса «Дорогобужа» за этот металлолом списали около 200 млн долларов. А у любого специалиста, если ему все это показать, начнется приступ гомерического хохота.

Также очевидно, какие активы В. Кантор никогда не отдаст в новую госкорпорацию. Прежде всего это его производства, ОАО «Акрон» и ОАО «Дорогобуж». Ведь это основа его бизнес-процесса, центр генерации вновь созданной стоимости. Любыми силами он будет сохранять под своим прямым контролем, без всяких представителей госдуарства, американскую «Агронову» и китайского сбытовика – компанию Beijing Yong Sheng Feng Agricultural Means of Production Co., Ltd. (зарегистрирована в КНР). Ведь это сердцевина его товарно-офшорной схемы, центр аккумуляции вероятно выведенной из-под налогообложения прибыли.

Но только претензиями на государственные 2 млрд долларов аппетит В. Кантора не ограничивается. Он прекрасно понимает, что пока идет процесс освоения месторождений, в первую очередь Оленьего ручья, прибыль должна поступать. И другого источника сырья, кроме концентрата от ОАО «Апатит», у него нет. Следовательно, можно попытаться объединить акции «Апатита», примерно 27%, которые могут отойти государству, и акции «Апатита», принадлежащие «Нордик Рус Холдинг» (51% принадлежит ОАО «Акрон»), примерно 10 %.

Вероятность того, что «Акрон» продавит в коридорах власти разделение «Апатита» на два предприятия в пропорции 37:63 между госкорпорацией и холдингом «ФосАгро», не очень велика. Но с помощью традиционного для Кантора набора инструментов, как то: PR во всех его проявлениях, включая давление на контрагентов, органы власти, использование международной прессы и т. д. – можно попытаться разделить сбыт «Апатита». По прогнозам экспертов, на предприятия В. Кантора будет поступать 37% от объема производства концентрата, причем по ценам цеховой себестоимости, т. е. расходы на добычу и обогащение руды, и все. А остальное может забирать «ФосАгро», и пусть у этой компании болит голова, как поддерживать инфраструктуру, где искать средства на проходку и освоение новых рудников и разрезов, как не дать рухнуть объему производства в 2015–2018 годах, когда пойдет выбытие действующих мощностей. Логика понятна: как на «Акрон» – так задаром. За все остальное пусть платит «ФосАгро».

В этой схеме с акциями «Апатита» В. Кантор будет старательно обходить молчанием один факт. В акциях, которыми пока де-юре владеет «Нордик Рус Холдинг», вклад самого «Акрона» – всего 2% из 10% имеющихся. Остальные 8% акций – это вклад, который принадлежит норвежскому концерну Yara. И из-за этих акций в Стокгольме уже идет судебное разбирательство между Yara и «Акроном».
Yara элементарно требует свои акции «Апатита» назад, ибо никакого дохода от них не имеет. Так что риски, что сразу же после создания новой госкорпорации она окажется втянута в международные судебные разбирательства, крайне велики.

В. Кантор сейчас предпринимает новую попытку создать очередную госкорпорацию, в которой, внеся не нужные ему активы, получит полный контроль. Схема ясна. Но, что характерно, прежние попытки оформлялись пространными обоснованиями, национальными и государственными интересами, заботой о снабжении удобрениями российского АПК и т.д.

Сейчас же все происходит предельно цинично. Разглагольствования о благе России и российского АПК В. Кантору больше не нужны. В ближайшие месяцы мы все сможем наблюдать длинный сериал о борьбе здравого смысла и личных коммерческих интересов В. Кантора.

Эпилог

Мы не уверены, что смогли выполнить свою задачу и ответить на вопрос «А кто же вы, мистер Кантор?»

Мы сознательно обошли молчанием вопрос о семейной ситуации нашего героя – где его мать, жена, сыновья и дочь и как они себя чувствуют.

Специально умолчали и о его виллах, поместьях, доме приемов в Индии и т. д. Хотя живописать здесь можно очень много. Также мы не стали упоминать и его старшего брата, проживающего в Израиле. Эти детали превратили бы «человека публичного» в «человека частного». Наш журнал – это не желтая пресса, мы не смакуем частных проблем. О них пусть пишет кто-нибудь другой.

Но у нас есть ощущение, что образ человека публичного, человека-функции нам удалось отразить достаточно точно и беспристрастно.

Звездный час Вячеслава Кантора в России закончился в тот момент, когда наступил его звездный час в Европе. В январе 2005 года на мероприятии в Кракове по поводу 60-летия освобождения Освенцима Владимир Путин вошел в зал заседаний в тот момент, когда на трибуне выступал Виктор Ющенко, герой совсем недавней «оранжевой революции» на Украине. Выступление Ющенко не предусматривалось протоколом, но Кантор не мог не дать ему слова.

Ощущения В. Путина в тот момент угадать совсем несложно. Больше В. Путин Вячеслава Владимировича в свою свиту не приглашал. Но на европейской сцене возникла новая звезда.

Мы не можем угадать, станет ли В. Кантор эпическим бизнес-героем или ему уготована судьба женевского изгнанника или даже отшельника. И наверное, именно потому мы и пишем о нем сегодня – ведь завтра мы можем о нем забыть.
Кантор… хм… а кто это?