Госнаркоконтроль посадит Шерлока Холмса за кокаин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Госнаркоконтроль посадит Шерлока Холмса за кокаин

Контролировать распространение книг гораздо проще, чем распространение наркотиков

Оригинал этого материала
© "Книжное обозрение", origindate::01.04.2004, Фото: "МК", "Внимание, наркоконтроль!"

Converted 16470.jpgВ последние недели сотрудники Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (Госнаркоконтроля) ведут активную работу в книжных магазинах страны, изымая из продажи вредные, по их мнению, книги. [...] Совершенно непонятно, как в этом списке оказался роман Т.Вулфа, если еще 22 марта заместителю председателя Госнаркоконтроля Александр Михайлов (кстати, сам писатель) подчеркивал в интервью агентству «Росбалт», что никакой речи об изъятии художественной литературы быть не может. Проверки проводились в Екатеринбурге, Красноярске, Иркутске, Самаре. Магазины, в которых обнаруживалась «вредная» литература, подвергались административному штрафу до 40 тысяч рублей. В частности, пострадали магазины книготорговой сети «Топ-книга» и ряд независимых книжных магазинов. Во всех случаях никакой предварительной экспертизы не проводилось. Похоже, сотрудники Госнаркоконтроля руководствовались собственным разумением, проявляя подчас странную некомпетентность. (Только так можно объяснить изъятие из продажи книги А.Данилина, в которой современная «наркокультура» подвергается уничтожающей критике).

Напомним, что 30 марта президент России Владимир Путин, выступая перед сотрудниками Госнаркоконтроля, призвал объявить войну наркомафии, подчеркнув важность информационной работы, профилактики и антинаркотической пропаганды.

Пока, к сожалению, действия главной антинаркотической службы страны походят на показуху, а действия самовольных цензоров наносят прямой ущерб издательскому бизнесу и книгораспространению. «Книжное обозрение» обратилось с письмами в ряд общественных и правительственных структур с призывом дать верные ориентиры сотрудникам государственных служб, в чьи обязанности входит борьба с пропагандой наркотиков.

***

Оригинал этого материала
© "agavr", origindate::31.03.2004

Контролеры и дурь

Александр Гаврилов

Коллеги!

Госнаркоконтроль нашёл для себя чрезвычайно содержательное занятие: вместо контроля за расространением наркотиков этот комитет рьяно взялся следить за распространением книг в России. На этой неделе контролеры соответствующего ведомства изъяли в самарском магазине сети "Топ-книга" две книги Баяна Ширянова (это понятно, на него у любых контролеров уже сформирован условный рефлекс), книгу "Электропрохладительный кислотный тест" Тома Вулфа и - сюрпрайз! - книгу А.Данилина «ЛСД: галлюциногены, психоделики и феномен зависимости». Для справки: Данилин - профессиональный нарколог, его работа об ЛСД входит в цикл книг, выпущенных издательством "Центрполиграф" вместе с Минобром. Эти книги рассказывают о том, чем опасны различные наркотики, ориентированы в первую очередь на родителей школьников и дают первоначальные знания о выявлении и предотвращения наркомании на ранних этапах. У этой серии и конкретной книги неплохая пресса, их много раз отмечали как значительное событие в деле борьбы с распространением наркомании

Контролерами составлен акт об административном правонарушении по статье 6.13. КоАП РФ "Пропаганда наркотических средств и психотропных веществ". На магазин - разумеется, безо всякой экспертизы - наложен штраф в 40 000. Такая практика правоприменения фактически уравнивает недовольство Госнаркоконтроля и запрет на продажу конкретных книг.

Я прошу вас о двух вещах: во-первых, пишите об этом. Госнаркоконтроль виноват здесь не только тем, что бездарно ополчился на культуру. Он ещё и чудовищно бездарно тратит деньги налогоплательщиков. Контролировать распространение книг гораздо проще, чем распространение наркотиков - это мы понимаем. Но давайте не позволим государственной службе сделать себе на этом хороший пиар. Если им охота заниматься чем-то кроме основной деятельности - пожалуйста, вне рабочего времени и не за государственные деньги.

И второе. "Книжное обозрение" уже подготовило материал об этой истории, он будет опубликован в газете в будущий понедельник, а на сайте несколько раньше. В нём мы начали составлять рекомендательный список книг для ближайших ихъятий Госнаркоконтроля с такой: «Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций... Что сегодня, - спросил я... - Кокаин,- ответил он. - Семипроцентный. Хотите попробовать?» (Конан Дойль А. "Знак четырех",Собор. соч. в 8 томах. М.: Правда, 1966г. // Т.1, с. 151 - 152.). Помогите и вы!

Какие книги ещё следует прочитать госконтролерам [...] ?

***

Оригинал этого материала
aloes

Томас Де Квинси "Исповедь англичанина, употреблявшего опиум".

Оскар Уайлд "Портрет Дориана Грея" (там тоже про опиумные притоны").

Льюис Кэррол - Алиса (все эти истории с откусыванием грибов и последующими галлюцинациями)

***

Оригинал этого материала

9 апреля.
Весна ужасна.

Черт в склянке. Кокаин - черт в склянке. Действие его таково: При впрыскивании одного шприца двухпроцентного раствора почти мгновенно наступает состояние спокойствия, тотчас переходящее в восторг и блаженство. И это продолжается только одну, две минуты. И потом все исчезает бесследно, как не было. Наступает боль, ужас, тьма. Весна гремит, черные птицы перелетают с обнаженных ветвей на ветви, а вдали лес щетиной, ломаной и черной, тянется к небу, и за ним горит, охватив четверть неба, первый весенний закат. Я меряю шагами одинокую пустую большую комнату в моей докторской квартире по диагонали от дверей к окну, от окна к дверям. Сколько таких прогулок я могу сделать? Пятнадцать или шестнадцать - не больше. А затем мне нужно поворачивать и идти в спальню. На марле лег шприц рядом со склянкой. Я беру его и, небрежно смазал йодом исколотое бедро, всаживаю иголку в кожу. Никакой боли нет. О, наоборот: я предвкушаю эйфорию, которая сейчас возникнет. И вот она возникает. Я узнаю об этом потому, что звуки гармошки, на которой играет обрадовавшийся весне сторож Влас на крыльце, рваные, хриплые звуки гармошки, глухо летящие сквозь стекло ко мне, становятся ангельскими голосами, а грубые басы и раздувающихся мехах гудят, как небесный хор. Но вот мгновение, и кокаин в крови по какому-то таинственному закону, не описанному ни в какой из фармакологий, превращается во что-то новое. Я знаю: это смесь дьявола с моей кровью. И никнет Влас на крыльце, и я ненавижу его, а закат, беспокойно громыхая, выжигает мне внутренности. И так несколько раз подряд, в течение вечера, пока я не пойму, что я отравлен. Сердце начинает стучать так, что я чувствую его в руках, в висках... а потом оно проваливается в бездну, и бывают секунды, когда я мыслю о том, что более доктор Поляков не вернется к жизни...

-- М.Булгаков, рассказ "Морфий"

***

Оригинал этого материала

"– Что же, господа? – повторила так же серьезно Инна и первая с флаконом в руках легла на оттоманке.

– Как же его надо вдыхать? – спросил Мезенцов, неохотно усаживаясь в кресло.
Но тут я, видя, что вдыхание неизбежно, и не желая терять даром времени, вспомнил наставления одного знакомого эфиромана.

– Приложите одну ноздрю к горлышку и вдыхайте ею, а другую зажмите. Кроме того, не дышите ртом, надо, чтобы в легкие попадал один эфир, – сказал я и подал пример, откупорив свой флакон.
Инна поглядела на меня долгим признательным взглядом, и мы замолчали.
Через несколько минут странного томления, я услышал металлический голос Мезенцова:

– Я чувствую, что поднимаюсь."

-- Н.Гумилев,  рассказ "Путешествие в Страну Эфира"

***

Оригинал этого материала

С ума свести, - повторила она. - Когда я думаю об этом, то я уже не засыпаю без морфина. [...]

Анна между тем, вернувшись в свой кабинет, взяла рюмку и накапала в нее несколько капель лекарства, в котором важную часть составлял морфин, и, выпив и посидев несколько времени неподвижно, с успокоенным и веселым духом пошла в спальню. [...]

Когда она налила себе обычный прием опиума и подумала о том, что стоило только выпить всю склянку, чтобы умереть [...]

Она, не разбудив его, вернулась к себе и после второго приема опиума к утру заснула тяжелым, неполным сном, во все время которого она не переставала чувствовать себя.

-- Л.Н. Толстой, Анна Каренина

***

Оригинал этого материала

Помнится, я шел домой, ни о чем не размышляя, но с странной тяжестью на сердце, как вдруг меня поразил сильный, знакомый, но в Германии редкий запах. Я остановился и увидал возле дороги небольшую грядку конопли. Ее степной запах мгновенно напомнил мне родину и возбудил в душе страстную тоску по ней. Мне захотелось дышать русским воздухом, ходить по русской земле. "Что я здесь делаю, зачем таскаюсь в чужой стороне, между чужими?" - воскликнул я, и мертвенная тяжесть, которую я ощущал на сердце, разрешилась внезапно в горькое и жгучее волнение. Я пришел домой совсем в другом настроении духа, чем накануне.

-- И.С. Тургенев, "Ася"

***

Оригинал этого материала, origindate::01.04.2004

Список запрещенных для "топ-книги" книг

LSD: Галлюциногены,психоделия и феномен зависимости (Данилин А.Г.)

Redfish(ц) Вулф Т. Электропрохладительный кислотный тест

Аллах не любит Америку (ред.Адам Парфрей)

Альтернатива(АСТ) Уэлш И. На игле

Антология совр.анархизма и левого радикализма Т. 1 (сост.Цветков А.)
Антология совр.анархизма и левого радикализма Т. 1 (сост.Цветков А.) (без суперобл.)
Антология совр.анархизма и левого радикализма Т. 2 (сост.Цветков А.)
Антология совр.анархизма и левого радикализма Т. 2 (сост.Цветков А.) (без суперобл.)

КлассКонтркультуры Кроули А. Дневник наркомана

Коммандос Своя разведка Способы вербовки агентуры… Практ.пос. (Ронин Р.)

Марихуана: Запретное лекарство (Гринспун Л.,Бакалар Дж.)

Новгородцев С. Секс/Наркотики/Рок-н-ролл

Почему люди ненавидят Америку? (Сардар З.,Дэвис М.В.)

Почему нас ненавидят? Вечная война ради вечного мира (Видал Г.)

Разговор с варваром Беседы с чеченским полевым командиром Хож-Ахмедом Нухаевым о бандитизме и исламе (Хлебников П.Ю.)

Сказки про нашего Президента (М:Русская семья)

Ширянов Б.П. Верховный пилотаж
Ширянов Б.П. Пономарь
Ширянов Б.П. Срединный пилотаж

Штурмуя небеса Подлинная история ЛСД от расцвета до запрета (Стивенс Дж.)

ЭтаСтраннаяПроза(ц) Виткевич С.И. Наркотики/Единственный выход

***

Оригинал этого материала, origindate::31.03.2004

holymay
Только что состоялся неофициальный разговор с вменяемым человеком из Госнаркоконтроля. Выяснилось:

1. Никаких списков "подозрительных" книг к ним не поступает ни централизованно, ни с мест. Все "выявленные" книги - личная инициатива сотрудников

2. Распоряжения, где были бы критерии, какую литературу считать пропагандирующей наркотики, а какую - нет, у них отсутствуют.

3. У них ходят упорные слухи, что корни этой "книжной активности" лежат в личной неприязни руководителей Госнарка и издателей "Ультры".

spintongues 
хрена себе ограниченный апокалипсис... кормильцев и главный нарк друг другу не нравятся, это не удивительно, однако книжки изымаются чуть ли не на половине территории страны и не только ультракультуры. про местную инициативу я еще могу понять (лучше перебдеть, чем недобдеть), но тезис про личную неприязнь мне представляется сомнительным.

holymay 
Поэтому и написано - "слухи". А возможно, что с "Ультры" началось, а потом они поняли, что напали на золотую жилу. Ведь по 40 тысяч с каждого магазина за каждое наименования - это неплохо.

agavr 
ага :)
поднимут рэальный бюджет :)

а что - мировой судья сразу выдаёт исполнительный лист на взыскание денег или можно сперва обжаловать в вышестоящих?

holymay 
Сразу. По крайней мере, мы сразу заплатили. Считаем, что, возможно, мы и виноваты, но это непредумышленно, по незнанию :-)

agavr
если и виноваты, то только в том, что заплатили.
это же натуральный рекет. то, что они в погонах - ничего не меняет.

***

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::01.04.2004

Шерлока Холмса посадят за кокаин

Семен Кваша

[...] В Красноярске, как рассказали нам в юридическом отделе сети «Топ-книга», служба контроля за оборотом изъяла книгу Романа Ронина «Своя разведка». На одной из трехсот пятидесяти страниц описывается сцена допроса вражеского шпиона при помощи неких наркотических веществ. [...]

***

А. Дюма. «Граф Монте-Кристо» 
«– Так это гашиш! – воскликнул Франц. – Я слыхал о нем.

– Вот именно, любезный Аладдин, это гашиш, самый лучший, самый чистый александрийский гашиш, от Абугора, несравненного мастера, великого человека, которому следовало бы выстроить дворец с надписью: «Продавцу счастья – благодарное человечество».

– А знаете, – сказал Франц, – мне хочется самому убедиться в справедливости ваших похвал.

– Судите сами, дорогой гость, судите сами; но не останавливайтесь на первом опыте. Чувства надо приучать ко всякому новому впечатлению, нежному или острому, печальному или радостному. Природа борется против этой божественной травы, ибо она не создана для радости и цепляется за страдания. Нужно, чтобы побежденная природа пала в этой борьбе, нужно, чтобы действительность последовала за мечтой: и тогда мечта берет верх, мечта становится жизнью, а жизнь – мечтою. Но сколь различны эти превращения! Сравнив горести подлинной жизни с наслаждениями жизни воображаемой, вы отвернетесь от жизни и предадитесь вечной мечте. Когда вы покинете ваш собственный мир для мира других, вам покажется, что вы сменили неаполитанскую весну на лапландскую зиму. Вам покажется, что вы спустились из рая на землю, с неба в ад. Отведайте гашиша, дорогой гость, отведайте».

***

Михаил Агеев. «Роман с Кокаином» 
«…Она тут же на столе раскрыла свой порошок, достала из сумочки коротенькую и узенькую стеклянную трубочку и концом ее отделила крошечную кучку сразу разрыхлившегося кокаина. Затем приставила к этой кучке кокаина конец трубочки, склонила голову, вставила верхний конец трубочки в ноздрю и потянула в себя. Отделенная ею кучка кокаина, несмотря на то что стекло не соприкасалось с кокаином, а было только надставлено над ним, – исчезла. Проделав то же с другой ноздрей, она сложила порошок, вложила в сумочку, отошла в глубь комнаты и расселась в кресле».

***

Артур Конан Дойль. «Сердца четырех» 
«Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из аккуратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъекций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Несколько времени, но недолго, он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещренную бесчисленными точками прошлых инъекций. Потом вонзил острие и откинулся на спинку плюшевого кресла, глубоко и удовлетворенно вздохнул. <…>

– Что сегодня, – спросил я, – морфий или кокаин?

Холмс лениво отвел глаза от старой книги с готическим шрифтом.

– Кокаин, – ответил он. – Семипроцентный. Хотите попробовать?

– Благодарю покорно! – отрезал я. – Мой организм еще не вполне оправился после афганской кампании. И я не хочу подвергать его лишней нагрузке.

Холмс улыбнулся моему возмущению.

– Возможно, вы правы, Уотсон, – сказал он. – И наркотики вредят здоровью. Но зато я открыл, что они удивительно стимулируют умственную деятельность и проясняют сознание. Так что их побочным действием можно пренебречь».

***

Александр Куприн. «Мелюзга» 
«Как-то фельдшер предложил Астреину попробовать вдыхание эфира.

– Это очень приятно, – говорил он, – только надо преодолеть усилием воли тот момент, когда тебе захочется сбросить повязку. Хочешь, я помогу тебе?

Он уложил учителя на кровать, облепил ему рот и нос, как маской, гигроскопической ватой и стал напитывать ее эфиром. Сладкий, приторный запах сразу наполнил горло и легкие учителя. Ему представилось, что он сию же минуту задохнется, если не скинет со своего лица мокрой ваты, и он уже ухватился за нее руками, но фельдшер только еще крепче зажал ему рот и нос и быстро вылил в маску остатки эфира.

Была одна страшная секунда, когда Астреин почувствовал, что он умирает от удушья, но всего только одна секунда, не более. Тотчас же ему стало удивительно покойно и просторно. Что-то радостно задрожало у него внутри, какая-то светящаяся и поющая точка, и от нее, точно круги от камня, брошенного в воду, побежали во все стороны веселые трепещущие струйки. Лежа на спине, он ясно увидел, как прямая линия, образованная стеною и потолком, вдруг расцветилась радугой, изломалась и вся расплылась в мелких, как Млечный Путь, звездочках. Потом задрожало все: воздух, стены, свет, звуки – весь мир. И ему казалось, что каждый атом его существа превращается в вибрирующее движение, слитое с общим неуловимо-быстрым, светлым движением. Все его тело растворялось и таяло; оно сделалось невесомым, и это ощущение легкости и свободы было невыразимо блаженно. И вдруг его сознание полетело по бесконечной кривой – куда-то вниз, в темную пропасть, и угасло».