Господа, вот вам новый Смольный. Коган, Рыдник

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Когда-то император Николай Первый вышел к народу, ведя за собой курчавого виноватого человечка, со словами: «Господа, вот вам новый Пушкин!» После всех кадровых чисток и перестановок, которые пережило правительство Петербурга, впору сказать: «Господа, вот вам новый Смольный

Против этого трудно поспорить: Смольный действительно - новый. В политическом отношении правительство Петербурга представляет собой достаточно однородную массу, которую трудно заподозрить в чем-то, кроме симпатий к «Единой России» и лично к действующему президенту. Но это только внешний фасад, обращенный в основном к Москве. Если смотреть на Смольный из Петербурга, можно увидеть совсем другую картину. Петербургское правительство не просто неоднородно: оно кипит страстями и противоречиями. С самого начала здесь обозначилось несколько «групп по интересам», которые, по всей видимости, обречены на конкуренцию и «внутривидовую» борьбу между собой. Правда, борьба эта будет проистекать незаметно для глаз простого обывателя, в сфере аппаратных интриг. Но влияние этих интриг на городскую жизнь может оказаться колоссальным.

В своем обзоре мы выделили три основных «блока», которые могут претендовать на доминирование в городской политической жизни. Это блок руководителя губернаторской администрации Виктора Лобко, группа выходцев из Промстройбанка и окружение «инвестиционного» вице-губернатора Юрия Молчанова. Следует предположить, что борьба за передел Петербурга между ними уже началась.

Решительное размежевание

В том, что внутри Смольного обозначились некие «группы по интересам» (для удобства назовем их блоками, дабы не пятнать чиновничьего мундира дурно пахнущим словом «группировки»), в принципе нет ничего удивительного. Так было и в правительстве Яковлева, где солировал БалтОНЭКСИМбанк Юрия Рыдника. Так стало и в правительстве Матвиенко, где на роль солиста-фаворита, по всеобщему мнению, выдвинулся Промстройбанк (ПСБ) Владимира Когана. Но влиятельностью ПСБ дело не ограничивается. Более того, слухи о могуществе ПСБ в вопросах городской политики, скорее всего, сильно преувеличены. Время всемогущих олигархов от бизнеса прошло, наступило время сильных чиновников от административного ресурса. В том числе и в Петербурге, где к власти вернулись профессиональные администраторы, обремененные опытом работы в советских госучреждениях, а заодно и советской доперестроечной ментальностью.

В этом контексте, прежде всего, обращает на себя внимание новый руководитель администрации губернатора Петербурга Виктор Лобко - старый партийный функционер, начинавший свою карьеру при Брежневе. Теперь он - второе лицо в городе после Валентины Матвиенко. Именно в руках этого человека сосредоточена с некоторых пор огромная власть, подкрепленная поддержкой товарищей-единомышленников. Единомышленников у Виктора Николаевича в правительстве не так уж и мало - так что впору говорить о возникновении в Смольном самостоятельного «блока Лобко». В настоящее время кроме самого Лобко к этому блоку можно причислить двух вице-губернаторов - Олега Виролайнена и Людмилу Косткину, председателя Юридического комитета Анну Митянину и некоторых других менее заметных чиновников.

Главное, что роднит основных участников «блока Лобко», - это близость к Валентине Матвиенко. Причем близость эта обусловлена не столько общими стратегическими интересами, сколько обычными и по-человечески понятными приятельскими отношениями. Отношения эти тем более понятны, что по крайней мере трое - Лобко, Виролайнен и новый председатель КГИОПа Вера Дементьева - работали вместе с Матвиенко еще по партийной и комсомольской линии. Так что называть их приятелями неправильно, они - товарищи. В Смольном «блок Лобко», по всей видимости, решает не только свои задачи, но и представляет собой надежную группу поддержки для губернатора, на представителей которой ей по старой памяти удобнее всего опереться.

Железный канцлер

До назначения Виктора Лобко вице-губернатором и руководителем канцелярии мало кто за стенами Смольного знал о существовании этого человека. А узнав, тотчас же прозвали «серым кардиналом Смольного». Ранее это прозвище было закреплено за другим Виктором - Яцубой - тем, что якобы курировал в правительстве решение «неформальных вопросов» и отвечал за контакты чиновников с представителями околокриминального бизнеса. Неизвестно, как обстояло дело с Яцубой, но Лобко журналисты наверняка обидели зря.

До прихода Матвиенко Лобко несколько лет проработал на должности первого заместителя в той самой губернаторской канцелярии, которую теперь возглавил. Говорят, он не уходил с этого поста в надежде, что его вот-вот поставят во главе центрального смольнинского ведомства, но Владимир Яковлев его кандидатуру в этом качестве даже не рассматривал. Виктора Яцубу сменил Юрий Антонов, Антонова -Александр Беглов, а Лобко так и оставался при них вечным первым замом. В результате уязвленный в самое сердце Виктор Николаевич (в советское время он был первым секретарем Ленинградского обкома ВЛКСМ, входил в аппарат ЦК КПСС) замкнулся в себе. К нему привыкли относиться как к рабочей машине старого образца, безукоризненно выполняющей свои обязанности. Никто, казалось, не воспринимал его серьезно. А он как будто ждал своего часа...

Час Виктора Николаевича пробил, когда Валентина Матвиенко заявила о своем намерении участвовать в губернаторских выборах. Лобко тотчас же вошел в ее предвыборный штаб и активно включился в работу во славу кремлевского кандидата. Расположить к себе Валентину Ивановну, учитывая их совместное комсомольское прошлое, ему было нетрудно.

Укрепившись в кресле руководителя, Виктор Николаевич продемонстрировал всем, что он никакой не «серый кардинал», а совсем наоборот. Его полномочия и возможности совершенно легальны. Достаточно сказать, что в ведении Лобко как руководителя администрации губернатора Петербурга (термин «канцелярия» отпал за ненадобностью) находится Управление кадров, где формируется весь штатный состав Смольного, вплоть до самых второстепенных должностей. Там же хранятся трудовые книжки всех без исключения сотрудников правительства и администрации. Теоретически ни один новый человек не может получить место в Смольном без согласования с Виктором Николаевичем. Скажем, захочет ставленник ПСБ Михаил Осеевский ввести в правительство своего очередного «агента влияния», а Лобко - против. Кому тогда идти жаловаться -Матвиенко? Но бывший комсомольский секретарь и проверенный «боевой друг» скорее договорится с Валентиной Ивановной, нежели вчерашний менеджер Осеевский или даже банкир Владимир Коган.

Зато сам «боевой друг» имеет все предпосылки к тому, чтобы наводнить Смольный своими людьми. По крайней мере, недавно назначенную на пост председателя Юридического комитета Анну Митянину многие называют «человеком Лобко». Если так, для Виктора Николаевича это очень серьезное завоевание. Ведь без визы Юридического комитета в Смольном не может появиться в свет ни один документ, начиная от приказов отраслевых комитетов и заканчивая распоряжениями самого губернатора. Именно юристы Митяниной проводят экспертизу законодательных актов, выпускаемых всеми подразделениями городской администрации.

На практике это может означать следующее. При любой власти в Смольном, говорят, возникают ситуации, когда дается негласная команда и Юридический комитет по формальным основаниям не визирует документ. А теперь представим для примера некую строительную фирму, которая благополучно прошла инвестиционно-тендерную комиссию (НТК), получила все необходимые согласования и теперь только ждет распоряжения губернатора, чтобы начать застройку. А распоряжения все нет, потому что Юридический комитет не ставит на нем своей визы, а визы он не ставит, поскольку другая строительная компания, не прошедшая НТК, сознательно тормозит конкурента с помощью своего лобби в правительстве. Возможно, это все слухи и наветы, но о возможностях Юридического комитета дает некоторое представление.

Помимо этого, в ведении руководителя администрации традиционно сосредоточены все главные чиновничьи блага: отдых в ведомственных санаториях, персональные служебные автомобили. И не в последнюю очередь отличных пристрастий Виктора Лобко теперь может зависеть, кому этих благ больше достанется.

...И его свита

Говорят, Виктор Лобко всегда считал, что социальным блоком в правительстве должна руководить женщина. Мягкая, доброжелательная, отзывчивая на любую боль, а заодно и на пожелания вышестоящих товарищей. По слухам, кандидатуру Людмилы Косткиной, главы территориального управления Петроградского района, Лобко посоветовал его первый заместитель Кондаков. Кондаков хорошо знал Людмилу Андреевну по совместной работе в Московском районе, где оба чиновника служили заместителями у знаменитого Валерия Малышева. Таким образом, Косткина покинула наскучившую Петроградку и переступила порог Смольного в качестве вице-губернатора по социальным вопросам.

С самого начала Людмила Андреевна должна была понять, что на новой должности ей ничего не остается, как и вправду быть «мягкой и отзывчивой». Потому что в Смольном ей практически не на кого опереться. Когда-то Косткина считалась хорошей подругой Ирины Яковлевой - супруги бывшего губернатора, но сейчас Яковлевы в «почетной опале» и, судя по всему, сами нуждаются в помощи.

А поддержка Людмиле Косткиной ох как нужна! Ведь в ее ведение передали Комитет здравоохранения, где не проходит и года без скандалов вокруг тендеров на закупку «льготных» лекарств. К примеру, скандал прошлого года чуть не привел к отставке тогдашнего председателя Комитета экономического развития Сергея Ветлугина, тоже в одночасье назначенного отвечать за злополучные тендеры. Теперь Ветлугина в правительстве нет, зато появилась Людмила Андреевна. И кто знает, не предстоит ли ей в скором времени выступить в эксклюзивной роли «девочки для битья»? Тем более что депутаты городского ЗАКСа, не жаловавшие в свое время Ветлугина, уже продемонстрировали свое недоброе отношение и к Косткиной (известно, что кандидатура вице-губернатора по социальным вопросам была утверждена только со второго раза). У кого тогда искать защиты? Разве что у Виктора Николаевича. Тем более что именно ему и Кондакову, если верить слухам, обязана Людмила Андреевна своим возвышением. Вот и получается, что контролировать лекарственные тендеры (а это действительно огромные деньги) в конечном счете будет не только Косткина, но, может быть, и Лобко.

Последний, кто, по всей видимости, принадлежит к команде Лобко, - Олег Виролайнен. Конечно, он не обладает такими впечатляющими возможностями, как Лобко или Косткина, зато он более независим. В качестве вице-губернатора Виролайнен отвечает в правительстве за жилищно-коммунальное хозяйство и может поделиться со своими союзниками по блоку разве что подрядами на уборку сосулек с петербургских крыш. Но это только на первый взгляд. Направление деятельности Олега Арвовича - самое денежноемкое, оно требует постоянного и, главное, безотказного вложения финансовых средств. Поэтому крайне важно, кто будет курировать эти денежные потоки и кто примет участие в формировании «коммунального» бюджета на 2005 год.

Кстати, возвращение Олега Виролайнена в Смольный, состоявшееся еще при Яковлеве, многие восприняли с удивлением. В девяностые годы этот бывший первый секретарь Красногвардейского райкома КПСС (сменивший на упомянутой должности Валентину Матвиенко) активно трудился в коммерческих структурах, близких к влиятельному петербургскому олигарху Михаилу Мирилашвили (МММ). Говорят, после ареста Мирилашвили опала автоматически распространилась на всех, с кем МММ довелось тесно работать. А Виролайнен отработал в фирмах, связанных с именем олигарха, без малого пять лет. Вначале - в штате управляющей компании «Лемо-холдинг», затем - в мебельном комбинате «Интурист» и, наконец, в ЗАО «Советник». Такой трудовой биографии вполне могло бы хватить для того, чтобы путь наверх для Олега Арвовича оказался навсегда заказан. Но вышло почему-то иначе.

Ходят слухи, что в продвижении Виролайнена сыграли роль два банальных обстоятельства: Александр Беглов, принимавший Олега Арвовича на работу, имел собственную точку зрения на «дело Мирилашвили», а Матвиенко отпустила ему грехи как старому другу. Те, кто предполагает, что после этого Виролайнен все-таки будет лоббировать в Смольном интересы компаний МММ, очевидно, почитают его за самоубийцу или сумасшедшего. Тем более что за спиной Олега Арвовича и без того имеется мощная финансовая структура, интересы которой, скорее всего, будут ему гораздо ближе невнятных чаяний заключенного в тюрьму олигарха-страстотерпца.

Структура эта - петербургское отделение Сбербанка, возглавляемое Шацем. В одной из дочерних фирм Сбербанка - Сбербанкстрое - Виролайнен в качестве руководителя отработал еще одну коммерческую «пятилетку» своей жизни. При Олеге Арвовиче эта сравнительно небольшая фирма превратилась в крупный строительный холдинг, с успехом занимавшийся реконструкцией дворов Капеллы и мостовых Невского проспекта. Когда летом 2003 года Виролайнен перешел на работу в Смольный, его расставание с Шацем, говорят, было дружеским и не исключающим дальнейшего сотрудничества. К тому же в одной из структур, близких к Сбербанку - «Навигатор-СБС», - у Олега Арвовича остался работать сын - Алексей Виролайнен.

Спокойно, мы из ПСБ

По Смольному гуляет анекдот, что Валентина Матвиенко готова взять на работу любого человека, лишь бы он не был выходцем из Промстройбанка. Говорят, губернатор смертельно устала от «агентов влияния» ПСБ в правительстве Петербурга. Хотя, по другим отзывам, влияние хозяина ПСБ Владимира Когана на петербургскую политическую жизнь гораздо менее значительно, чем ему приписывают.

Принято считать, что Промстройбанк и «Банкирский дом «Санкт-Петербург» (замкнутый на того же Когана) выступили основными казначеями предвыборной кампании Матвиенко и за это Валентина Ивановна расплатилась с банкирами несколькими постами в правительстве. Рассказывают, что после победы на стол Матвиенко легли личные дела нескольких подчиненных Когана в качестве «кандидатов в Смольный» - с тем чтобы губернатор сама выбрала «понравившихся». Якобы кроме широко известных кандидатур там фигурировало резюме самого заместителя председателя правления ПСБ Владимира Скатина. Но Валентина Ивановна выбрала Осеевского - по слухам, он ей приглянулся, прежде всего, внешне. Еще одного сотрудника ПСБ -Владимира Бланка - взяли в нагрузку, к Осеевскому.

Таким образом, в Смольном начал формироваться «блок Промстройбанка». Вдвоем Осеевский и Бланк заменили Ветлугина: первый в качестве вице-губернатора возглавил финансово-экономический блок, а второй стал председателем Комитета экономического развития. Автоматически под командой ПСБ очутились Комитет финансов и городское казначейство. Что это такое, объяснять не надо: без визы Комитета финансов невозможно оформить бюджетное финансирование. Председателем Комитета финансов стал делегат от руководства пивоваренной компании «Балтика» Никонов (бывший заместитель генерального директора). По этому поводу бытует легенда, что Осеевский специально приезжал на «Балтику» с просьбой отпустить Никонова на работу в Смольный. Вице-губернатор якобы мотивировал это тем, что хотел бы вести себя менее вызывающе - чтобы не бросалось в глаза огромное количество людей, слишком напрямую связанных с ПСБ. Так это или нет, но Никонов теперь в Смольном.

Наибольшее недоумение у всех вызывает личность Владимира Бланка - дескать, как его вообще допустили до работы в правительстве? До своего перехода в Смольный Бланк всего год проработал в ПСБ и вообще в Петербурге, а до этого трудился в Псковской области. Если верить прессе, Владимир Викторович трижды оказывался под колпаком местных правоохранительных органов, а однажды проходил фигурантом по уголовному делу о неуплате налогов. Все это не помешало ему сделать неплохую карьеру: возглавить филиал ПсковАкоБанка и ряд других коммерческих предприятий, а со временем стать вице-губернатором Псковской области.

Рассказывают, что в северную столицу Бланк переехал при помощи Нестерова, ранее работавшего у Когана в «Банкирском доме «Санкт-Петербург», а теперь -первого заместителя полпреда президента в Северо-Западном округе. Бытует мнение, что Когану необходим был «чистый» - без петербургских связей - толковый экономист, которого в то же время можно держать «на крючке» за счет накопленного на него компромата. В правительстве такой человек еще более перспективен - им легче манипулировать. Судя по всему, Бланк идеально подошел для отведенной ему роли.

С «блоком Лобко» команда Промстройбанка вроде бы поддерживает нейтралитет - вероятно, ни одна из сторон еще не чувствует в себе сил для открытой конфронтации. Воздействовать на Лобко Коган может и через своего сотрудника Виктора Яцубу, занимающего сейчас пост в руководстве «Банкирского дома». Но это при условии, если между двумя Викторами сохранились теплые отношения. Пока же никто особой теплоты в отношениях Лобко и Яцубы не замечал.

О том, что конфронтация двух правительственных блоков до некоторой степени неизбежна, свидетельствует следующий замечательный пример. Недавно по инициативе Осеевского было издано постановление правительства Петербурга, отнимающее право распоряжения бюджетными деньгами у районных администраций (разумеется, в целях более рационального использования средств). До выхода постановления в каждом городском районе имелось ТФУ (территориальное финансовое управление), руководитель которого имел статус заместителя главы районной администрации по финансовым вопросам. Теперь руководители ТФУ подчиняются напрямую Комитету финансов, а не районному главе. Для Лобко это наверняка означает существенную утрату полномочий: ведь деятельность глав районных администраций курирует именно он. Зато представители ПСБ получили под свое начало дополнительные финансовые потоки.

Друг президента

Пока питерская политическая тусовка с увлечением наблюдала за аппаратными играми двух основных смольнинских команд, на сцену скромно выступила «третья сила». В лице вице-губернатора по инвестициям Юрия Молчанова и некоторых других чиновников. Потенциально этот блок не менее значителен, чем у Лобко или Когана. А если учесть все стоящие за ним силы - и более...

Юрий Молчанов известен как один из крупнейших петербургских бизнесменов, создателей известной группы компаний «Бизнес-Линк», коммерческий успех которой, вероятно, подкреплен самыми высокими связями в Кремле. Мало того что в числе коммерческих партнеров Юрия Вячеславовича фигурируют депутат Госдумы Владислав Резник, председатель политсовета петербургского отделения СПС Станислав Еремеев и брат министра по антимонопольной политике Илья Южанов. Мало того что спикер Совета Федерации Сергей Миронов когда-то числился сотрудником компании «Возрождение Петербурга», принадлежащей сыну Молчанова - Андрею. Еще и сам нынешний президент страны Владимир Путин работал вместе с Юрием Молчановым в бытность обоих в Ленинградском университете, причем международный проректор Молчанов был значительно старше будущего «гаранта» по занимаемой должности.

Вероятно, поэтому Юрий Молчанов считается в Смольном «человеком Путина». По крайней мере, в рабочие планы Матвиенко Юрий Вячеславович поначалу не входил: ему даже не было приготовлено место в правительстве. Громогласно заявлялось, что вице-губернаторов в новом правительстве будет не больше семи, а Молчанов, к всеобщему удивлению, стал восьмым. Шутят, что даже пост вице-губернатора по инвестициям придумали специально для него - раньше его в Смольном не было. Но с приходом Молчанова эта «фантомная» должность быстро обросла плотью.

Надо полагать, произошло это во многом за счет паломничества в Смольный бывших сотрудников фирмы «Ленстройреконструкция» («ЛСР»), принадлежащей его сыну. Так, прежний вице-президент «ЛСР» и генеральный директор корпорации «Возрождение Петербурга» Евгений Яцышин неожиданно стал председателем строительного комитета, а экс-директор «Ленстройкерамики» (тоже входит в «ЛСР») Кирилл Анаевский - его первым заместителем.

По расхожему мнению, с помощью Яцышина и Анаевского Молчанов блокировал деятельность «строительного» вице-губернатора Александра Вахмистрова. Возможно, это было сделано сознательно, «по отмашке сверху»: ведь Вахмистров единственный, кто из команды Яковлева уцелел в Смольном. Экспансия «ЛСР» позволила сделать власть этого человека в правительстве чисто номинальной: не имея своих людей в строительном комитете, он обречен на роль «свадебного генерала». Молчанов же, напротив, все более расширяет круг своих властных полномочий. Недавно еще один из бывших руководителей уже упоминавшейся компании «Возрождение Петербурга» Лев Винник стал директором управления инвестиций. И может быть, это только начало.

Новые термидорианцы

Всех, кто вошел в новое правительство Матвиенко или борется в нем за сферы влияния, объединяет, по всей видимости, одно - вера во всемогущество административного ресурса. Причем в таком гипертрофированном виде эта вера не проявлялась с далеких советских времен. Бизнесмены и олигархи «эпохи Ельцина», конечно, знали, что сотрудничать с властью и искать с ней неформальных отношений выгодно. Но они полагали, что были бы деньги, а административный ресурс найдется. Теперь схема принципиально иная: утром - власть, а вечером - деньги.

Даже Юрию Рыднику не могло прийти в голову ставить своих людей на ключевые посты в Смольном. Ему было достаточно того, что основные правительственные счета лежат в БалтОНЭКСИМбанке. Владимир Коган уже ведет себя по-другому, потому что понимает - иначе теперь нельзя. Деньги нужно конвертировать во власть, вчерашних менеджеров - сделать чиновниками-управленцами. Потому что чиновник, а не бизнесмен встанет во главе угла.

Тенденции времени хорошо демонстрирует блок Виктора Лобко. Вчерашние советские администраторы уверенно выходят на сцену и выдвигаются на первые роли. При этом они говорят о хаосе и беззаконии, которые царили в девяностые годы, и о необходимости наведения порядка. В памяти возникает картинка из учебника истории: термидорианцы «хоронят» французскую революцию, произнося напыщенные речи о демократии, которая сама себя скомпрометировала. На заднем плане уже просматривается будущий Бонапарт..."