Государство начинает и выигрывает

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Борис Кузык - Фигаро от оборонки

© "Новые Известия", origindate::15.08.2002, Фото: "Новая газета"

Государство начинает и выигрывает

Артем Крестовский

Converted 13367.jpg

Борис Кузык

За годы становления демократического общества мы привыкли к слабости нашего государства, к его неспособности отстаивать свои интересы. Однако, похоже, ситуация начинает меняться, и сегодня, когда государственные структуры выигрывают суд у частного капитала, становится реальностью. Так, совсем недавно Арбитражный суд Санкт Петербурга и Ленобласти удовлетворил иск Министерства финансов РФ о взыскании с ОАО «Судостроительный завод «Северная верфь» в федеральный бюджет $603 млн. Именно такую сумму это предприятие не вернуло государству после продажи двух эсминцев Китаю.

Приватизаторы с большой дороги

Напомним читателю предысторию вопроса. Сразу же после наступления 2002 года глава фракции «Единство» Владимир Пехтин обратился с запросом в Счетную палату РФ по поводу невозврата «Северной верфью» в бюджет $300 млн. после исполнения первого контракта с КНР на постройку эсминцев. Предприятие продало в Китай два эсминца проекта 956 по контракту, заключенному в 1997 году, за $610 млн. Так как суда наполовину строились за счет госбюджета, то вполне понятно, почему государственные структуры всерьез заинтересовались историей с исполнением первого китайского заказа, ведь тогда руководство предприятия, по сути, незаконно приватизировав два недостроенных эсминца, находящихся на балансе ВМФ, увело из казны сотни миллионов долларов. Что характерно - приватизированы были не простые суда, а боевые корабли, приватизация которых невозможна в принципе. В итоге за «Северную верфь» всерьез взялась Счетная палата Российской Федерации, направившая на предприятие свою проверку, которая выявила существенные нарушения в деятельности судостроителя. Кроме того, разбираясь в этой некрасивой истории, государственные структуры наткнулись на серьезные, если не сказать больше, нарушения при приватизации самого предприятия. По сути, стало ясно, что один из крупнейших судостроительных заводов страны приватизирован незаконно. В результате этим делом заинтересовалась прокуратура Санкт-Петербурга, которая и обратилась в арбитраж с иском в интересах Минфина. Кроме этого, прокуратура возбудила уголовное дело против бывших руководителей «Северной верфи» Юрия Бокова и Михаила Силаева, а также против судебного исполнителя Анжелы Крукович, которая описывала имущество «Северной верфи». У прокуратуры есть серьезные основания полагать, что с их помощью проведена незаконная приватизация как боевых кораблей, так и самого предприятия. Действовали подозреваемые по известным схемам - сперва обанкротили предприятие, потом, обесценив его имущество, продали своему же дочернему предприятию. В итоге государство незаконно лишилось как завода, так и боевых кораблей. По сути, эти корабли под шумок увели у государства дважды - сначала при приватизации, а потом при продаже их в КНР.

Пациент скорее мертв

Победа государственных структур в Арбитражном суде ставит «Северную верфь» на грань банкротства, ведь, по оценкам экспертов, собственный капитал компании составляет чуть менее 100 млн. долларов. Безусловно, такая ситуация не может не беспокоить владельцев предприятия, холдинг НПК. Именно руководитель этого холдинга, небезызвестный Борис Кузык и является главным героем вышеописанных процессов, просто по старой аппаратной привычке он не привык подставляться лично и предпочитает делать темные дела чужими руками. Здесь стоит отметить, что непоколебимость позиций Кузыка в ельцинские времена не подвергалась сомнению, что, видимо, и служило гарантом неразглашения згой истории - как-никак долгое время глава НПК был советником первого президента России по вопросам ВПК. Но времена изменились, и сейчас этот «генерал от оборонки» переживает далеко не лучшие дни. Тем не менее несколько ослабло влияние главы НПК во властных структурах и ослабло ли вообще, выяснится в ближайшее время. Для Кузыка это непросто борьба за жизнь одного из предприятий, входящих в НПК. Для него настал своеобразный момент истины -развязка этой истории явно покажет, остался ли сам Кузык для общественного мнения и властных структур тем Кузыком, которым был несколько лет назад. Само же общество по окончании этой истории сможет ответить на вопрос, в каком государстве мы живем. Действительно ли наступило время главенствующего принципа любого демократического государства — торжества закона, невзирая на регалии и должности, или же мы по-прежнему существуем в некоем подобии Византии, где все решает близость к людям, наделенным безграничной властью.

Третьего не дано

По сути, история вокруг «Северной верфи» может разрешиться двумя способами.

Первый - это восстановление справедливости в виде признания приватизации. «Северной верфи» незаконной и взыскания с предприятия всех задолженностей перед Минфином. Понятное дело, что в этом случае окружение Бориса Кузыка тотчас достанет старый лозунг - «Пересмотр итогов приватизации грозит катастрофическими последствиями для России». Однако никто не собирается покушаться на священную корову российской приватизации. Никто не пытается подходить с сегодняшними законами к вчерашним сделкам. Но позвольте, если только сейчас достоянием гласности стали факты нарушения действующего еще ТОГДА законодательства, что может помешать государству отстоять свои интересы? Еще одна страшилка из арсенала НПК и вовсе смехотворна - дескать, все зги события могут привести к срыву реализации нового китайского заказа, над исполнением которого предприятие работает в настоящее время. Позвольте, но если в результате государство вернет себе контроль над незаконно приватизированным предприятием, то что изменится? Заказ выполняет трудовой коллектив предприятия - инженеры, рабочие, технические специалисты, а не «хозяева». А вот шантажировать государство неисполнением заказа и попросту саботировать его исполнение могут именно они. Для этих людей не существует иных интересов, кроме интересов собственного кармана, и пойти они могут далеко. Зачем же государству играть по правилам шантажистов, не лучше ли ликвидировать «лишнее звено» и поставить выполнение контракта с Китаем под свой непосредственный контроль? Думается, ответ очевиден.

Фигаро от оборонки

Второй вариант развития событий на первый взгляд кажется более реальным. Борис Кузык не привык проигрывать и сделает все возможное, чтобы затормозить и без того неповоротливую государственную машину. В настоящий момент Кузык предпринимает отчаянные усилия для изменения ситуации. Конечно же, его юристы сейчас активно ищут юридические доказательства законности своих сделок. Однако, будучи человеком ельцинской эпохи, он видит свое спасение в подковерных играх, в задействовании так называемого административного ресурса. Такие, как Кузык, боятся света и предпочитают обделывать дела без посторонних глаз. Президент НПК развил бурную деятельность, и в списке маршрутов его передвижения уже числятся КВТС, «Рособоронэкспорт» и даже администрация президента. Кроме того, по слухам, которые активно распространяет окружение Кузыка, для того чтобы поделится своими проблемами, он специально летал на юг к отдыхающему от государственных дел премьер-министру Михаилу Касьянову. Цель этих перемещений во времени и пространстве ясна - попытаться задействовать рычаги административного воздействия и оказать давление на правоохранительные органы. В прокуратуре Санкт-Петербурга и в Арбитражном суде северной столицы уже почувствовали пристальное внимание не последних людей в российском государстве к этому делу.

Тест на демократию

Рассматривая всю эту историю, надо четко понимать следующее. К извечным российским вопросам «Кто виноват?» и «Что делать?» за годы после развала СССР прибавился еще один «Куда идет Россия?». В самое ближайшее время российскому государству предстоит дать ответ на этот вопрос. Ситуация, сложившаяся вокруг судостроительного предприятия «Северная верфь», требует своего разрешения, и та позиция, которую в конечном итоге займет государство, явственно покажет, в какую сторону движется наша страна - в сторону правового, демократического общества или же опять поворачивает в сторону феодально-кланового строя, при "котором смысл такого понятия, как закон, будет нивелирован и извращен.