Греф Объявлен "Оборотнем"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Борьба с коррупцией замкнулась на МЭРТ

1148882576-0.jpg Кампания по искоренению коррупции во власти продолжается. Премьер Михаил Фрадков, вслед за таможенниками взялся за чиновников Росимущества. Он возмущен тем, как они «управляют» казенной собственностью. В Белом доме на Краснопресненской набережной утверждают, что Фрадков жаждет крови. Он готов поручить куратору Росимущества Герману Грефу составить проскрипционные списки тех чиновников, кто проявил себя неэффективным госсобственником и подлежит увольнению. «Расстрельный документ» пока премьером не подписан.

Герману Грефу готовят второй коррупционный скандал. Первый, напомним, был таможенным (12 мая Федеральная таможенная служба, ранее подчиненная Грефу, отошла Фрадкову).

Что теперь вменяется Грефу? Два года назад он добился переподчинения бывшего Минимущества своему министерству. Во главе Федерального агентства по управлению федеральным имуществом был поставлен протеже Грефа Валерий Назаров. Одна из задач Росимущества — приватизация госсобственности. Здесь Назаров оказанное ему Грефом доверие оправдал. Как известно, он отобрал у Российского фонда федерального имущества (РФФИ) монопольное право продажи объектов госсобственности. Прежний руководитель РФФИ Владимир Малин попал под суд.

Но с другой задачей Росимущества — повышением эффективности управления гособъектами — Назаров пока справляется не лучше, чем его предшественники из бывшего Минимущества.

Правда, справедливости ради надо отметить, что портфель Росимущества очень разнороден: несколько тысяч миноритарных пакетов акций (от которых надо избавляться) федеральных государственных унитарных предприятий, примерно столько же госучреждений и, наконец, сотни мажоритарных пакетов. Из последних 27 государственных ОАО являются стратегическими (например, «Газпром», «Роснефть», РАО «ЕЭС», РЖД, «Транснефть» и т.п.). Директивы госдиректорам подписывает либо премьер, либо, в крайнем случае, его замы. Однако проекты этих директив готовятся именно в Росимуществе и предварительно одобряются в МЭРТ.

В проекте премьерского поручения Грефу указывается на то, что работа с директивами в агентстве и министерстве идет из рук вон плохо. Причем в качестве доказательства приводятся разгромные представления администрации президента. Так, в 2005 году госпредставители только в 14 из 27 стратегических АО получили директивы в части выплаты дивидендов в бюджет. 2004 год стал в этом смысле провальным — было подготовлено всего 6 директив. В проекте поручения, в частности, указывается, что в последнее время МЭРТ успело уже поставить на грань срыва несколько заседаний советов директоров ряда крупных госкомпаний. Так, в случае с РАО «ЕЭС», «Аэрофлотом», «Транснефтью» и «Транснефтепродуктом» проекты директив приходили в Белый дом буквально накануне заседаний. В ряде случаев Росимущество составляло директивы по чисто тактическим вопросам. В проекте поручения перечисляются и совершенно анекдотические случаи — проекты директив присылаются на Краснопресненскую набережную спустя несколько недель после проведения собраний акционеров.

Анекдот получается невеселым, премьер рискует привлечением к уголовной ответственности. В спешке он может подписать документ, из-за которого ему придется беседовать со следователями Генпрокуратуры.

cСобенседник в МЭРТ затруднился назвать департамент, который должен заниматься директивами госдиректорам. Неизвестны и конкретные исполнители. В Белом доме подозревают, что тут дело не только в известной неразберихе в ведомстве Грефа, но и в сознательном запутывании дела со стороны заинтересованных чиновников Росимущества.

Причем речь идет не только о распределении дивидендов. В условиях профицитного бюджета правительству важнее не получить больше денег в казну, а проконтролировать те денежные потоки госкомпаний, которые идут на их развитие. В конечном итоге от затрат тех же инфраструктурных госмонополий зависит динамика тарифов. 23 июня, например, должно состояться годовое собрание акционеров «Газпрома». Но проекта директивы госдиректорам в Белом доме пока нет.

Впрочем, жесткость премьера к Грефу и Назарову объясняется не только нежеланием нести ответственность за чужие грехи. Вполне вероятно, что на волне антикоррупционной кампании он укрепляет свои позиции. Тем более что у Грефа они после ухода из-под его подчинения таможенников явно ослабли. Цена вопроса — контроль над более чем 1,6 трлн. рублей поступлений в бюджет от внешнеэкономической деятельности и 85,7 млрд. рублей поступлений от управления госимуществом. Переход контроля над этими финансовыми потоками от Грефа напрямую к правительству кстати для премьера. Сбывается его давняя мечта: принимать решения, не обращая внимания на протесты строптивых министров-либералов.

Анна Караваева, Андрей Лавров

Оригинал материала

«Газета» от origindate::29.05.06