Греф как он есть

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


У главного российского экономического стратега нет… экономического образования

1120807421-0.jpg С недавних пор главный российский экономический стратег Герман Греф по примеру Мадонны увлекся учением каббалы. Это увлечение можно назвать весьма своевременным. Только волшебство способно помочь Грефу и другим воротилам правительства дать наконец мощный толчок нашей экономике.

Греф как он есть

Глава ведомства экономического развития Герман Греф обладает массой привлекательных черт. Он фанатично верит в свою способность изменить Россию к лучшему. Греф абсолютно нетерпим к малейшим признакам коррупции в своем окружении. Секретари министра боятся взять в подарок даже коробку конфет. А как только появляется подозрение по отношению к какому-нибудь более высокому чиновнику министерства, Греф сразу же пытается от него избавиться. Герман Оскарович — откровенный трудоголик. В своем министерском офисе на Триумфальной площади он сидит с 8 утра до 2 часов ночи.

Но, к несчастью, недостатков у Грефа явно больше, чем достоинств. Самый главный минус Германа Оскаровича носит воистину скандальный характер. У главного российского экономического стратега нет… экономического образования. Греф вообще-то профессиональный юрист. Сначала он закончил юрфак Омского университета, а затем аспирантуру опять же юрфака в Петербурге. Конечно, за годы своего сидения на руководящих постах в экономических госструктурах Герман Оскарович многого понабрался. Но глубина и системность его экономических знаний по-прежнему оставляют желать лучшего.

Коллеги Грефа по правительству уже давно заметили забавную особенность. Если на заседании кабинета шефа МЭРТа заставляют отвлечься от бумажки с текстом речи и отвечать на какие-то дополнительные вопросы, он довольно быстро начинает “плавать”. Некоторые министры-остряки типа Сергея Шойгу этим активно пользуются и довольно часто выставляют Грефа на посмешище.

Как и многих других политиков с неглубоким знанием своего предмета, Грефа с полным основанием можно назвать догматиком. Еще на заре своей чиновничьей карьеры Герман Оскарович твердо заучил несколько догм того, что он считает “либеральной экономикой”. Например, Греф свято верит в абсолютную самоценность частной собственности и необходимость максимального ухода государства из экономики. Даже государственные социальные программы, по мнению министра экономического развития, являются ненужной обузой. Все, что противоречит этим принципам, в глазах Грефа является анафемой. Причем переубедить его абсолютно невозможно. Вести аргументированный спор Герман Оскарович и не любит и не может. Возможно, именно в этом одна из главных причин его неприязни к большому любителю подискутировать — экономическому советнику президента Илларионову.

Зато когда речь заходит о каких-то новомодных западных экономических теориях, Греф быстро увлекается и легко поддается влиянию. Недавно он, например, велел своим приближенным срочно прочитать книгу американского “экономического гуру” Майкла Портера “Конкуренция”. Проповедуемая Портером теория кластеров (связанных друг с другом конкурентоспособных отраслей экономики) сейчас жутко модна среди политиков СНГ. Но самое смешное, что многие западные спецы уже пришли к выводу, что эта теория не работает. Там уже носятся с еще более новомодной теорией “ключевой компетентности”. Но Герман Оскарович за стремительным ходом западной экономической мысли не успевает. Ведь его английский находится на весьма примитивном уровне.

У Грефа нет ни времени, ни желания остановиться, оглянуться и попытаться наконец мыслить стратегически. Вместо этого министр экономического развития предпочитает копаться в деталях. Герман Оскарович органически не способен делегировать полномочия. Проводимые Грефом совещания, например по восстановлению экономики Чечни, иногда длились по 6—8 часов. Во время подобных действ главный российский экономический стратег придирчиво выяснял, какие конкретные работы были произведены в конкретном грозненском роддоме.

Возможно, отсутствие у Грефа фундаментальных экономических знаний было бы простительным, если бы он обладал солидным бизнес-опытом. Но и с этой стороны Герман Оскарович экономики не знает. После нескольких месяцев преподавания в Омском университете он всегда был чиновником.

В результате выходящие из стен экономического ведомства программы относятся к одной из двух категорий: либо они не получаются вообще (это, например, случилось со знаменитой “программой Грефа”, о которой все забыли сразу после ее принятия), либо эти документы напоминают плохо пропеченные пироги, от которых, несмотря на лучшие намерения поваров, больше вреда, чем пользы.

Типичный образец оторванных от реальной жизни новаций Грефа — это, например, с кровью протащенный им через парламент в 2002 году закон о техническом регулировании. Идея реформы звучала просто великолепно. Экономическая жизнь должна регулироваться законами, а не какими-то чиновничьими инструкциями. Реальность оказалась менее розовой. Старые технические нормы оказались дискредитированными. А большинство новых до сих пор так и не принято.

Крахом обернулась и инициированная Грефом попытка перевести все госзакупки на тендерную основу. С еще большим грохотом завалилась и запущенная с подачи Грефа административная реформа…

Еще одно печальное последствие слабой экономической подготовки Грефа. Как жалуются многие высшие чиновники, он позволяет шефу Минфина Кудрину играть на поле, на котором тот играть не должен. Пост министра финансов — по определению один из самых важных в государственной иерархии. Но почти любой “казначей” смотрит на экономику из своего угла. Ему хочется, чтобы доходов в бюджете было как можно больше, а расходов — как можно меньше. Министр экономики должен играть роль противовеса подобному подходу и следить за тем, чтобы деньги работали, а не лежали мертвым грузом. У Германа Оскаровича это не получается. Очень часто Минфин по сути заявляет: нечего тратить деньги на инвестиции! Все равно ведь разворуют! И ведомство Грефа, как правило, ничего не может на это возразить. Получается, что бюджетная и экономическая политика находятся у нас как бы в разных сферах.

Самое печальное то, что всех этих провалов Герман Оскарович скорее всего не осознает. Чувства самоиронии он начисто лишен. Подчиненные сказать Грефу что-то неприятное, как правило, не решаются. Чрезмерная эмоциональность и тяжелый характер министра слишком хорошо известны. Ну а к критике со стороны “посторонних” он относится как к наветам врагов [...]

Греф может похвастаться личными отношениями с президентом. Еще с питерских времен в узких компаниях они обращаются друг к другу на “ты”. В спорах с другими высшими чиновниками Герман Оскарович очень часто использует беспроигрышный аргумент: “Я пойду к Путину, и он меня поддержит!” Кроме того, как известно, Путин вообще не любит выступать в роли арбитра в споре своих соратников и принимать радикальные кадровые решения. Очень часто президент просто требует, чтобы высшие чиновники сами разобрались между собой. Поэтому вполне вероятно, что Греф и дальше будет занимать пост нашего главного экономического стратега. А может, он и вовсе пойдет на повышение [...]

Михаил Ростовский

Оригинал материала

«Московсктй комсомолец»