Греф пошел на принцип?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Герман Греф

Конфликт Сбербанка и ОАО «КуйбышевАзот» продолжается. Начальник финансово-экономического управления ОАО «КуйбышевАзот» Лариса Смолева помещена под домашний арест, хотя о ее непричастности к махинациями с векселями сообщают даже основные фигуранты уголовного дела, сообщили корреспонденту The Moscow Post правозащитники.

За что арестовали сотрудника «КуйбышевАзота»?

Не стихает противостояние ОАО «КуйбышевАзот» (КуАз) и Сбербанка. В этот раз под ударом оказалась начальник финансово-экономического управления ОАО «КуйбышевАзот» Лариса Смолева, которую ранее хотели продержать в СИЗО до 18 января. Однако, Самарский областной суд, рассмотрев апелляционную жалобу, изменил меру пресечения для Ларисы Смолевой с заключения под стражей на домашний арест.

Очевидно, что это решение стало неприятным сюрпризом для Сбербанка, так как ранее ее поместили в СИЗО (и могли там продержать довольно долго - прим.ред.). Напомним, что Смолева была задержана органами полиции 18 ноября, когда явилась по вызову следователя на очередную очную ставку с бывшим сотрудником Сбербанка в рамках расследования дела об операциях с векселями и мошенничества, где в качестве главной подозреваемой фигурирует экс-руководитель тольяттинского филиала Сбербанка Светлана Лисицына.

Источники, близкие к «Куйбышевазоту», уже сообщили прессе, что сложившая ситуация может быть расценена как жест устрашения и попытка давления в отношении КуАза со стороны Сбербанка.

Вполне возможно, что подчиненные Германа Грефа с помощью инициирования преследования Смолиной рассчитывают запугать руководство «КуйбышевАзота». Аналитики полагают, что таким образом Сбербанк планирует поставить точку в затянувшейся корпоративной «вендетте» с КуАзом.

Вексельное дело

Напомним, что конфликт банка и химического предприятия имеет долгую историю. Еще в 2003 году КуАз заключил с банком договор о комплексе услуг на рынке ценных бумаг, по которому кредитная организация обязалась искать юридических и физических лиц, заинтересованных в приобретении у «КуйбышевАзота» векселей Сбербанка, готовить все сопутствующие документы и производить мену векселей.

Изначально все шло нормально. КуАз обслуживался в Автозаводском отделении банка в Тольятти, который возглавляла Светлана Лисицына. Стороны исправно выполняли все условия своих договоренностей.

Но уже в марте-мае 2010 года поручения «провести мену векселей», в результате которой «КуйбышевАзот» рассчитывал получить больше 1,68 млрд рублей, по версии КуАза ,«были исполнены частично».

Все дело в том, что эти ценные бумаги были переданы Сбербанком ООО «Стикс», которое зарегистрировано в Екатеринбурге 24 марта 2010 года. Но, по мнению КуАза, векселя представители банка передали «неустановленным лицам» . Иными словами, Сбербанк банально «кинул» КуАз.

Разумеется, представители предприятия тут же обратились в суд и в правоохранительные органы. В итоге было возбуждено уголовное дело в отношении экс-управляющей Автозаводского отделения Сбербанка Светланы Лисицыной . Ее обвиняют в злоупотреблении полномочиям.

Сразу после этого скандала Лисицину уволили из Сбербанка, впрочем на возврат 1,4 млрд рублей КуАзу это никак не повлияло. Однако, осудить эту сотрудницу быстро не получилось, ведь уже на завершающем этапе следствия Автозаводский районный суд внезапно вернул дело Лисицыной прокурору . В итоге, в отрасли пошли слухи о том, что руководство Сбербанка банально пытается «отмазать» свою бывшую сотрудницу.

Невиновность Смолевой признала даже Лисицына

Очевидно, что в «вексельном деле» силовики играют не на стороне (КуАза), то есть потерпевшей стороны, а на стороне Сбербанка. Так неужели, теперь у сотрудницы химического предприятия больше шанса попасть за решетку, чем у бывшей главы Автозаводского отделения банка в Тольятти?

Кстати, суд лишил свободы Смолеву на основании лишь предположений обвиняемых, заявивших, что она могла быть осведомлена о формальном характере вексельных сделок банка.

По этой причине адвокат Можарова, представитель потерпевшего (ОАО «КуйбышевАзот») Лучкина и адвокат Смолевой Сучков подали апелляционную жалобу. К материалам дела также приложили ходатайство от завода и от профсоюза. В ходатайствах было прошение об освобождении Смолевой, а также говорилось о ее долгой и плодотворной работе на предприятии и о том, что ее коллеги уверены в том, что она не имеет отношения к инциденту.

«Никаких доказательств вины нет. Лисицына в ходе очной ставки дала показания о непричастности Смолевой », - заявил адвокат Сучков.

Получается, что под арестом (пусть даже и под домашним) держат невиновного человека. Но кому это выгодно?

Принцип Греф – «давить до последнего»?

Любопытно, что начало преследования Смолевой произошло после того, как КуАз обратился в суд с иском о взыскании «убытков в виде стоимости переданных на комиссию простых векселей» в размере 1,4 млрд рублей.

Руководство химического предприятия считает, что пострадало от действий Автозаводского отделения Поволжского банка (Сбербанка – прим.ред.). Впрочем, в судах продолжает вести банкирам.

К примеру, 19 мая 2014 года 11-ый арбитражный апелляционный суд отменил решение областного арбитража и принял новое, которым в удовлетворении требований «КуйбышевАзота» по взысканию со Сбербанка 1,7 млрд рублей отказал.

Похоже, что Герман Греф буквально ополчился на «КуйбышевАзот» за то, что это предприятие бросило вызов Сбербанку. В ход пошло все – суды, следствие и даже СМИ. Но, неужто, Греф решил пойти на принцип и «додавить» КуАз? И насколько законны ли подобные действия главы Сбербанка?

Банкиры «вытягивают» Сагайдак?

Впрочем, есть и еще одна версия, объясняющая, почему Сбербанку выгодно сделать «крайней» по «вексельному делу» именно начальника финансово-экономического управления ОАО «КуйбышевАзот» Ларису Смолеву. Ведь в противном случае тень подозрения может пасть на старшего вице-президента Сбербанка, руководителя блока «Корпоративный бизнес» Светлану Сагайдак, которая уже была замечена в атаках на коммерсантов через региональные структуры Сбербанка.

Все дело в том, что ни сама Лисицина, ни ее непосредственное начальство не могли «провернуть» махинации с векселями без согласования с руководством Сбербанка. Ведь на возврат 1,4 млрд рублей КуАзу уже заранее грозил самыми неприятными последствиями для Лисицыной и ее начальства. И ни один бы трезвомыслящий менеджер среднего звена не стал бы «совать голову в петлю» в погоне за наживой, не имея при этом гарантий безопасности от своего федерального руководства.

Кстати, в то время именно Сагайдак была директором управления Сбербанка по работе с проблемными активами, а, значит, именно она могла принять ключевое решение о применении «вексельной схемы». Очевидно, что Греф боится за своего заместителя, и именно поэтому Сбербанку выгодно во всем обвинить сотрудников КуАза.

«Откат» с 6 миллиардов?

Здесь возникает еще один вопрос: «Что могло побудить федеральное руководство Сбербанка помогать Лисицыной, заранее понимая, чем это грозит?». Теперь пора вспомнить о том, что, по версии следствия, в период с 2004 по 2010 год через фирмы, учредителями которой являлись члены семьи Лисицыной , прошло векселей на сумму 5,9 млрд рублей .

Одна из этих компаний (то самое ООО «Стикс», через которое «утекли» из «вексельного дела») была зарегистрирована всего за несколько дней до заключения той самой скандальной сделки. А ведь это был откровенный «кидок» Сбербанком своего клиента («КуАза» - прим.ред.).

По мнению экспертов, подобные сделки (как с КуАзом) были не возможны без одобрения непосредственного куратора Лисициной в лице заместителя председателя Поволжского банка Евгения Туваева и службы безопасности, возглавляемой Николаем Жигановым. Впрочем, очевидно, что Лисицына, Туваев и Жиганов – это далеко не главные в этой схеме. Все-так «прогнать» через «подставные фирмы» почти 6 млрд.руб. без согласования с федеральным руководством у этой «троицы» вряд ли бы получилось.

А ведь над Лисицыной, Туваевым и Жигановым, в конечном итоге, стояли Греф и Сагайдак. Возможно, что кто-то из них взял «откат» с этих 6 млрд.руб. При этом раньше журналисты уже писали, что Светлана Сагайк может быть причастна к «откатам» .

Слухи об этом появились после того, как были осуждены теперь уже бывшие директор управления банка Вячеслав Похлебин и директор управления Среднерусского банка Сбербанка Павел Коник, которые вымогали «откат» за решение проблем с долгами у бизнесмена Константина Вачевских на сумму 100 млн. рублей.

Очевидно, что сейчас в ходе противостояния «КуйбышевАзота» и Сбербанка Ларису Смолеву могут пытаться выставить «крайней» именно в интересах Грефа и Сагайдак. Так, быть может, следственным органам уже пришла пора проверить руководство Сбербанка на предмет получения «откатов» с 6 млрд.руб., которые были «проведены» через «фирмы Лисицыной»?

Ссылки

Источник публикации