Гринмейл национального масштаба

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Ростехнологии" — непрозрачная некоммерческая организация, подотчетная только президенту, а значит, ее гендиректор Чемезов может делать все что угодно. Ну или почти все"

Оригинал этого материала
© "Эксперт", origindate::31.03.2008, Фото: Photoxpress.Ru

Гринмейл национального масштаба

Реализация плана "Ростехнологий" по обретению в собственность нескольких сотен разношерстных промышленных активов может привести к росту издержек и потере управления

Алексей Хазбиев, Владислав Тюменев

Converted 26473.jpg

Потратившись на масштабные приобретения, Сергей Чемезов решил попросить у Владимира Путина дополнительно полмиллиарда долларов

На днях гендиректор «Ростехнологий» Сергей Чемезов внес в правительство новый проект президентского указа, в соответствии с которым его госкорпорации предполагается передать более 300 предприятий, из которых как минимум половина относится к стратегически важным. В их числе — Уралвагонзавод, крупнейший производитель танков и железнодорожной техники, Тульское КБ приборостроения, разработчик средств ПВО средней дальности, и еще целый ряд столпов российского ВПК. Но одной оборонкой г-н Чемезов ограничиваться не стал. В составленный им список попали практически все мало-мальски значимые компании из самых разных отраслей народного хозяйства начиная с химпрома и заканчивая авиаперевозками и аэропортами. Это не могло не вызвать протеста со стороны влиятельных правительственных чиновников. Так, первый вице-премьер Сергей Иванов высказал мнение, что в «Ростехнологии» должны войти в основном предприятия второго и третьего уровней кооперации, а не производители конечной продукции. А глава МЭРТа и член наблюдательного совета госкорпорации Эльвира Набиуллина и вовсе заявила, что искусственное создание мощного игрока может нарушить условия честной конкурентной борьбы, прежде всего на рынке авиаперевозок. Тем не менее шансов на то, что существующий план формирования госкорпорации будет изменен, практически не осталось. Премьер-министр России Виктор Зубков дал поручение министерствам и ведомствам согласовать все необходимые документы, касающиеся имущественного взноса РФ в капитал «Ростехнологий» до инаугурации нового президента. Это означает, что уже в мае в нашей стране появится гигантский многопрофильный госхолдинг с суммарными активами более 30 млрд долларов. Впрочем, жизнеспособность новоиспеченного монстра вызывает большие сомнения. Ни внятной стратегии развития, ни эффективного менеджмента у «Ростехнологий» как не было, так и нет. Единственное, что команда Чемезова научилась делать хорошо, это использовать административный ресурс своего начальника для перехвата управления в различных компаниях.

Рейд под прикрытием

Первой жертвой команды Чемезова стали российские производители вертолетов. Три года назад, заручившись поддержкой Росимущества, глава «Рособоронэкспорта» приступил к созданию холдинга, в который должны были войти все отечественные разработчики и производители винтокрылых машин. То, что большинство этих предприятий находилось в частных руках, Сергея Чемезова не волновало. Он открыто предложил собственникам вертолетных заводов продать свои акции «Рособоронэкспорту» или поменять их на акции компании «Оборонпром», дочерней структуры госпосредника, которая должна была консолидировать российскую вертолетную индустрию. На первом этапе план Чемезова встретил сопротивление со стороны владельцев Казанского вертолетного завода (КВЗ) и московского МВЗ имени М. Л. Миля. Но стоило «Рособоронэкспорту» установить контроль над предприятием в Улан-Удэ, как ситуация в корне изменилась. И это легко объяснимо. Имея возможность влиять на принятие решений при назначении головного исполнителя по экспортным контрактам, руководство «Рособоронэкспорта» сделало все возможное, чтобы загрузить улан-удэнский авиазавод на полную катушку в ущерб остальным. Проводя такую политику, Сергей Чемезов ясно дал понять, что нежелание собственников вертолетных заводов отдать свои предприятия под крыло «Оборонпрома» приведет к тому, что они вообще останутся без заказов. В итоге частные акционеры сдались и вышли из вертолетного бизнеса. Но захватив всех крупных производителей, «Рособоронэкспорт» так и не смог устранить внутреннюю конкуренцию в отрасли. В результате сейчас в нашей стране налажен выпуск сразу двух ударных вертолетов — Ка-50 «Черная акула» и Ми-28Н «Ночной охотник». Несмотря на то что обе машины идентичны по своим основным характеристикам, руководство «Рособоронэкспорта» так и не удосужилось сделать выбор в пользу одной из них. В итоге оба вертолета производятся мелкими сериями, что увеличивает их себестоимость и не позволяет предприятиям эффективно развиваться.

Захват российской вертолетной отрасли был для «Рособоронэкспорта» всего лишь пробным камнем. Отработав технологию перехвата управления на авиастроителях, примерно тогда же команда Чемезова повела атаку на более мощных игроков — «ВСМПО-Ависма» и АвтоВАЗ.

Титано-магниевая корпорация привлекала команду Чемезова не только успешным бизнесом с прекрасными перспективами, но и тлеющим конфликтом между основными акционерами Владиславом Тетюхиным, Вячеславом Брештом и Виктором Вексельбергом. Руководство «Рособоронэкспорта» вмешалось в этот конфликт и предложило ключевым собственникам предприятия продать свои акции государству. Одновременно с этим в компании появились инспекторы ФНС, начавшие проверку ее финансово-хозяйственной деятельности. По результатам проверки «ВСМПО-Ависме» были предъявлены налоговые претензии почти на 2,5 млрд рублей. В этой ситуации все основные акционеры, за исключением Вячеслава Брешта, сочли за благо продать свои пакеты «Рособоронэкспорту», и лишь г-н Брешт, контролировавший около 30% корпорации, продолжал тянуть время. Но тут — вот совпадение — на одного из родственников г-на Брешта завели уголовное дело. В результате экс-председатель совета директоров «ВСМПО-Ависмы» решил больше не искушать судьбу, быстро продал свой пакет и покинул страну. Таким образом, чемезовская структура стала владеть 66% акций титановой корпорации, за которые было заплачено около 1 млрд долларов, то есть почти в полтора раза ниже рыночной цены. Сразу после этого все налоговые претензии к корпорации были сняты, а уголовные дела закрыты.

Но смена собственника не пошла «ВСМПО-Ависме» на пользу. Компания начала испытывать острые проблемы с ликвидностью, в результате чего смогла выплатить лишь треть от общей суммы объявленных дивидендов по итогам работы в прошлом году. Чемезов вынужден был обратиться к Владимиру Путину с просьбой выделить из госбюджета 500 млн долларов на покрытие части расходов, понесенных «Рособоронэкспортом».

Не изменилась стратегия развития корпорации и сейчас, когда ситуация на рынке титана стала ухудшаться. «ВСМПО-Ависма» по-прежнему делает ставку на расширение производства титановых штамповок для Airbus и Boeing. В нынешних условиях это довольно рискованный шаг, так как новые европейские и американские авиалайнеры A-350 и Boeing-787 более чем на половину будут состоять из сверхпрочных углепластиков, а значит, потребность в титановых штамповках и деталях может резко снизиться. Правда, Михаил Шелков, гендиректор «Оборонимпекса», еще одной «дочки» «Ростехнологий», заявил о намерении развивать и другие направления титанового бизнеса, в частности лакокраску. Но пока это не более чем благие намерения, не подкрепленные ни финансовыми средствами, ни продуманным бизнес-планом.

Если при захвате «ВСМПО-Ависмы» Чемезову пришлось порядком раскошелиться, то АвтоВАЗ достался ему практически даром. Добившись отставки почти всего топ-менеджмента тольяттинского автогиганта, связанного с криминалитетом, «Рособоронэкспорт» назначил своих представителей сначала в совет директоров завода, а затем и на все ключевые должности в правлении. Учитывая, что контрольным пакетом АвтоВАЗа в то время владели его дочерние компании, госпосредник в торговле вооружениями де-факто стал полновластным хозяином завода. По словам самого Сергея Чемезова, смещение менеджмента выглядело как полномасштабная войсковая кампания с использованием оперативных и даже боевых возможностей российских спецслужб (ФСБ и МВД), а также Генпрокуратуры. «Мы очень сомневаемся, что какому-либо частному стратегическому инвестору удалось бы это сделать», — говорил г-н Чемезов. Разобравшись с криминалом, новое руководство завода приступило к наведению порядка в хозяйственной деятельности предприятия. А призванная на помощь инвестиционная компания «Тройка Диалог» провела раскольцовку структуры собственности АвтоВАЗа, результатом которой стало погашение казначейских акций.

Но и в автопроме добиться серьезных производственных успехов Сергею Чемезову пока не удалось. На первом этапе в качестве стратегического инвестора тольяттинского автогиганта руководство «Рособоронэкспорта» рассматривало канадскую компанию Magna. Вместе с канадцами АвтоВАЗ предполагал начать выпуск нового народного автомобиля С-класса стоимостью около 350 тыс. рублей. Но надежды на финансирование этого проекта примерно в 1 млрд долларов со стороны государства не оправдались. Не захотели вкладывать свои деньги и канадцы. В итоге место Magna заняла французская Renault, согласившаяся приобрести за 1 млрд долларов блокирующий пакет акций АвтоВАЗа. Правда, при подписании договора о стратегическом партнерстве французы поставили одно условие: АвтоВАЗ не должен выпускать автомобили Renault Logan, попадающие в категорию наиболее доступных иномарок, так как их производство налажено на московском предприятии «Автофрамос», которым тоже владеет французская корпорация. Тем не менее вице-президент Renault Жерар Детурбэ заявил, что тольяттинский завод может взять платформу Logan и разработать на ее основе новую модель. Заметим, что платформу Logan нельзя назвать новой. В 2004 году в Румынии на ее базе был создан автомобиль Dacia Logan, предназначенный для стран третьего мира. Но АвтоВАЗ это обстоятельство, видимо, не смущает, он полон решимости использовать эту платформу при создании народного автомобиля, но уже под маркой Lada. А вот новые технологии и платформы АвтоВАЗ бесплатно получить не сможет. По словам гендиректора Renault-Nissan Карлоса Гона, его компания не намерена дарить свои технологии и платформы тольяттинскому автозаводу, они будут проданы за деньги, причем за большие. В среднем стоимость разработки и производства новой платформы автомобиля С-класса составляет не менее 500 млн долларов. Таких денег у АвтоВАЗа сейчас нет. Это означает, что российский потребитель, скорее всего, вместо современного народного автомобиля получит устаревшую Dacia, но только под брендом Lada. Конечно лучше, чем «Жигули», но все же проект с Magna выглядел куда более перспективным.
Жесткий отпор

Если предыдущие операции «Ростехнологий» по захвату различных промышленных активов проходили сравнительно гладко, то последние попытки команды Чемезова переделить собственность наткнулись на жесткое сопротивление. Например, против передачи «Ростехнологиям» контрольных пакетов акций авиакомпании «Дальавиа», «Владивостокавиа» и «Сахалинских авиатрасс» выступило руководство Росимущества. Глава этого ведомства Валерий Назаров прямо заявил, что передавать дальневосточных авиаперевозчиков «Ростехнологиям» не стоит. По его мнению, все эти активы должен получить «Аэрофлот». И понятно почему. Только национальная авиакомпании России в состоянии создать на базе государственных дальневосточных авиакомпаний полноценный филиал, который сможет не только эффективно противостоять экспансии на Дальний Восток корейских и китайских авиаперевозчиков, но и развивать местные авиалинии в регионе.

Не удалось команде Чемезова получить контроль и над частными двигателестроительными компаниями НПО «Сатурн» и УМПО — они объединились в холдинг и тем самым воспрепятствовали попытке легального недружественного поглощения «Оборонпромом». Руководством этих компаний сейчас рассматривается возможность продажи небольшого пакета акций своему французскому партнеру — группе SAFRAN, вместе с которой они производят двигатели SaM-146 для нового лайнера Superjet-100. Но этот план будет реализован только в том случае, если команда Чемезова попытается пролоббировать национализацию предприятий.

Провалом завершилась попытка «Ростехнологий» установить контроль и над создателем системы ЕГАИС — ФГУП НТЦ «Атлас». Предприятие отбили налоговики. Похожим образом завершилась история и с российско-монгольским медным ГОКом «Эрденет», на 49% акций которого претендовали «Ростехнологии». Владимир Путин посчитал, что российскую долю в этом СП целесообразно передать Газпромбанку.

Но несмотря на серию поражений Сергея Чемезова в аппаратной борьбе, можно не сомневаться, что большую часть предприятий из представленного в правительство списка «Ростехнологии» все-таки получат. Как только это произойдет, управленческие издержки госкорпорации резко вырастут, а производительность труда, наоборот, снизится. Впрочем, задача стать эффективным собственником перед Чемезовым, очевидно, не стоит. «Ростехнологии» — непрозрачная некоммерческая организация, подотчетная только президенту. А значит, ее гендиректор может делать все что угодно. Ну или почти все.