Гроза в начале мая

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" Из-за пожара на складах воинской части на села, расположенные в радиусе до 10 километров, самопроизвольно обрушились сотни снарядов и ракет системы залпового огня "Град". Пока украинские власти говорят о пяти погибших, однако признают, что о судьбе многих находившихся на базе военнослужащих до сих пор ничего не известно. И без того катастрофическая ситуация усугублялась еще и тем, что в сорока километрах от воинской части находится Запорожская атомная электростанция. От "второго Чернобыля" Украину спасло только то, что вместе с ракетами Запорожье атаковал проливной дождь, который не прекращался двое суток и не дал огню добраться до складов с ракетами «Смерч» и «Ураган», радиус действия которых достигает 70 километров. С места событий передает специальный корреспондент ГАЗЕТЫ Дмитрий Соколов-Митрич.

Запорожье в огне

Премьер-министр, девочка Лиза и крыса Земфира

Мелитопольский военный аэродром давно не принимал столько крылатых машин, сколько за последние сутки. Вон выпорхнули из тучки еще два вертолета - это прилетел из Киева премьер-министр Украины Виктор Янукович. Хмурый, он выходит из Ми-8 в сопровождении вице-премьера Андрея Клюева и министра обороны Евгения Марчука. Все молча усаживаются в Land Rover и отправляются в сторону Мелитополя. "Значит так, - моим соседом по автобусу, сопровождающему чиновничий кортеж, оказался пресс-секретарь командующего южного оперативного командования сухопутных войск Сергей Даниленко. Час назад он дописал пресс-релиз на украинском и теперь с трудом читает его по-русски с одесским акцентом. - 6 мая в 12.50 на артиллерийской базе возник пожар с дальнейшей детонацией боеприпасов. Радиус разлета снарядов и ракет достиг 10 километров. К счастью, ракеты хранились на складе в разукомплектованном виде, поэтому их падение на землю не сопровождалось разрывами боеголовок. Но от мощного взрыва на самой базе пострадала территория в радиусе 5 километров.

Общий вес боеприпасов, хранящихся на складе, - 91 631 тонна. В момент пожара на базе находилось 206 человек личного состава. Погиб один сотрудник охраны.

4 мирных жителя умерли от инфаркта и давки во время паники. Из 6 домов, расположенных на территории воинской части, эвакуированы 22 семьи офицеров. Эти дома полностью разрушены. Больших жертв удалось избежать только благодаря тому, что пожар начался во время обеденного перерыва, когда почти все военнослужащие находились за пределами складов. В настоящий момент личный состав принимает участие в ликвидации ЧП, с сегодняшнего дня там используются пожарные танки. И еще. У меня к вам личная просьба, - тут Даниленко оторвался от пресс-релиза. - Напишите, что мой начальник, командующий южным оперативным командованием генерал-лейтенант Григорий Петченко не заслуживает той участи, которую сейчас ему, похоже, готовят. Его вина только в том, что он командует нищей армией".

Первая остановка премьер-министра - мелитопольский интернат № 2. Здесь временно разместили около сотни эвакуированных из Новобогдановки. Едва войдя в здание, Янукович натыкается на девочку с крысой в руках. Девочку зовут Лизой Бойко, крысу - Земфирой. Увидев Лизу, премьер на секунду останавливается, но уже в следующее мгновение ее прижимают к стене, расчищая дорогу второму человеку в государстве. "Когда я поняла, что надо тикать, я только и успела схватить Земфиру, - рассказала мне Лиза. - Пришлось ее нести в банке, потому что она совсем обезумела от взрывов и стала кусаться. Но потом банка все равно треснула, и мы бежали вместе с Земфирой, она даже быстрее меня". Дослушать историю про крысу мне не удалось. Премьерская охрана снова прижала Лизу к стене. С нуждами и чаяниями эвакуированных из Новобогдановки Янукович успел познакомиться за полминуты.

Мелитополь. Центральная районная больница. Здесь к приезду премьер-министра засыпали песком лужу перед крыльцом, а люк, который уже год стоит без крышки, стыдливо прикрыли автомобильным колесом. Чтобы не нервировать пациентов (общее количество пострадавших в результате взрывов, которым потребовалась госпитализация, по официальным данным, составляет всего шесть человек. - ГАЗЕТА), прессу в здание не пустили. Пока Виктор Янукович общался с раненым солдатом Владимиром Бубликом, оставшийся на улице вице-премьер Андрей Клюев делился наболевшим со мной: "Чего только не пришлось услышать за последние 2 дня! И про то, что радиация из-за взрыва повысилась, и про какое-то облако - не то ядерное, не то хлорное!" "В Запорожье говорят про хлорное, - поддерживаю я беседу. - Там будто бы на предприятиях людей после обеда даже домой отпускали, чтобы шли домой окна заклеивать". "Вот-вот. Как говорится, у слухов глаза широки и уши тоже", - отзывается вице-премьер.

Вокруг Терпенья

От села Терпенье - 15 километров до Мелитополя и примерно столько же до злополучной военной базы. Здесь уже вторые сутки живут эвакуированные жители сел Троицкое и Спасское. Первых премьер Янукович обрадовал: «Сегодня вечером можно будет вернуться в 10-километровую зону". Вторых буквально заставил взвыть: «А вам, дорогие мои, придется подождать. В трех километрах от базы находиться пока еще опасно». "А кто нам убытки возместит? - наседали на премьера бабы. - Вы знаете, что, если корову не доить несколько дней, у нее молоко пропадает". Про корову премьер не знал. "Мы все равно каждый день пешком ходим к нашим коровам - 14 километров! Почему просто не разрешить нам вернуться?" - громче остальных кричала 74-летняя Мария Фадеева. Наконец она вывела премьера из себя. "Вы мне дадите слово сказать? - вспылил Янукович. - Или вы тут поговорите, а я пойду?" Фадеева послушно стихла. "Объясняю, чтоб вы знали. Создана комиссия. Ее возглавляю я. Она уже оценит весь реальный ущерб и самое позднее завтра устранит все повреждения. Правительство выделяет на ликвидацию чрезвычайной ситуации 7 миллионов гривен. Виновные будут самым строгим образом наказаны. Причина трагедии уже ясна - это человеческий фактор. Что такое человеческий фактор? Это когда слишком много умников. Кто-то кого-то умнее оказался. Не соблюдал технику безопасности. И вот результат. Военная база теперь в таком состоянии, что она скорее всего будет из этого места эвакуирована". Последние слова толпа встретила вздохом облегчения.

Закончился экстрим-вояж Януковича на мелитопольской базе МЧС Украины. Здесь в палатке, разбитой прямо на футбольном поле, состоялось оперативное заседание. Не для прессы.

На скамейке возле палатки сидел убитый горем пресс-секретарь командующего Сергей Даниленко. Еще утром он очень хотел, чтобы мы взяли интервью у его начальника генерала Петченко, но теперь даже не вспоминает об этом. На вопрос, что теперь будет с его шефом, Сергей лишь тяжело вздыхает .

Спасское. Возвращение Памятника

Через час на терпеньевском эвакуационном пункте уже никто не помнит о том, что был тут такой человек - Янукович. Приближается время вечерней дойки, а коровы по-прежнему остаются в зоне риска. Правда, на риск всем плевать, вопрос в том, как добираться до родных сел. Наше предложение захватить с собой в машину пару человек, которые показали бы дорогу мимо блок-постов, встречается на ура. С нами едут Елена и Александр. Она - бухгалтер той самой воинской части, он - до недавнего времени трудился там же энергетиком. "Если честно, склады действительно могли легко загореться от одного окурка, - Александр человек простой и открытый. - Я когда там работал, сколько раз видел, что пороховые шашки на земле кое-как валялись…" "А не помолчать ли тебе, Шурик, - напрягается супруга бывшего энергетика. - Больно ты у меня разговорчивый". "А вот что воровали оттуда боеприпасы, это брешут, - попытался исправиться Александр. - Ей-богу, брешут". "Шурик, заткнись!" - шипит Елена. Шурик заткнулся.

В первый день, как только начались взрывы, информационные агентства сообщили, что село Спасское, в котором проживает около 800 человек, практически стерто с лица земли. На самом деле Спасское сейчас похоже не на Сталинград, а на Припять после Чернобыльской катастрофы. Дома стоят, но людей на улицах не видно: многие жители села эвакуированы, оставшиеся предпочитают сидеть по домам. Кругом мертвая тишина. Даже собаки не лают. После 6 мая психология местных собак поменялась коренным образом. Ни одна даже носа из будки не высовывает. О том, что в селе еще есть жизнь, можно догадаться лишь по красным ленточкам на заборе у каждого третьего дома. "Это знак для саперов, - объясняет глава сельской администрации Василий Иванович Руденький. - Значит, отсюда надо забрать снаряд. Те, что оказались на поверхности, уже увезли, остались только те, которые ушли под землю, на глубину".

Сегодня в отличие от двух предыдущих дней дождя нет и это сказалось на частоте продолжающих греметь вдалеке разрывов. Если с утра они были слышны 2-3 раза в час, то теперь - каждые десять минут. За пределы воинской части снаряды уже не вылетают, но все равно каждый раз при звуке взрыва хочется пригнуться. "Для меня сейчас главная проблема - не от снарядов уберечься, а от мародеров, - делится Василий Иванович. - Пока удается. Я примерно знаю, кто на это способен, поэтому их эвакуировал отсюда в первую очередь. Первые сутки мы патрулировали село своими силами - 10 хлопцев и я. Потом милиционеров прислали. Сейчас каждый день прибывает новая смена по 20-30 человек. Вопросов нет, ребята работают на совесть".

Кроме Лены и Александра в Спасское с нами приехал Алексей Сеченко, солдат-контрактник, служащий в той самой воинской части. Сейчас в его доме будет праздник, но пока об этом знаем только мы. Мать и брат уже третий день думают, что Алексей погиб. Вот он, дом 38 по улице Ленина... Первые несколько минут мама Алексея Люба голосила от радости так, что Василий Иванович уже было решил "скорую" вызывать. Но ничего, обошлось. "В 12.50 у нас как раз обед заканчивался", - происходящие события Алексей вспоминает как сквозь сон. Через час общения брат Сергей дает ему кликуху Памятник - Алексей говорит очень медленно, делая долгие паузы чуть ли не после каждой фразы, и не сразу реагирует на вопросы. Врачи его уже обследовали. Сказали, что обычное последствие шока, скоро пройдет. "Контрактники обедают не в столовой, а в отдельной комнатке на КПП, - снова пауза. - Это метрах в двухстах от склада. Нас, вольнонаемных, было шестеро мужчин и 2 женщины. Пообедали, сидим болтаем, вдруг слышим - сирена и пожарная машина к КПП подъезжает... Мы ее пропустили, и тут раздались первые хлопки. Ну а дальше, как в кино: все побежали, и я побежал. От КПП артсклада до главного КПП - километра полтора-два. Как бежал, не помню. Бежал ли кто рядом со мной, тоже не помню. Помню только, что по-настоящему еще не громыхнуло. На проходной схватил свой велосипед, проехал метров 100 и тут меня сбило ударной волной - до сих пор хромаю. Увидел, как над складами вырос гриб, точно от ядерного взрыва, вокруг стали рваться снаряды, и я понял, что бежать бессмысленно. Так и лежал, пока немного не утихло, - часов пять, наверное. Потом встал и ринулся почему-то в сторону Привольного, хотя Спасское совсем не там... Но я об этом не думал - бежал, куда глаза глядят. Помню, машину, "десятку", она прямо по пашне ехала. Я еще подумал, как это она так быстро едет в дождь прямо по грязи и не застревает. Может, ее ударной волной подталкивало? Короче, добежал я до Привольного, а оттуда меня уже эвакуировали в Терпенье, а потом - в прокуратуру на допрос. Только сейчас отпустили. А вот прапорщик наш, Рыдван Макбетов, как сквозь землю провалился. Я у всех спрашивал - никто не знает, где он".

Новобогдановка. "От судьбы не убежишь"

Новобогдановка патрулируется милицией и внутренними войсками с особым пристрастием. Это ближайшее к военной базе село, к тому же здесь находится узловая железнодорожная станция Федоровка. Тем удивительней, что жителей здесь осталось гораздо больше, чем в Спасском. Этот парадокс нам объяснила Ольга Гордеевна Репка. "Просто из Спасского можно было бежать: там не так страшно было. А у нас тут такое началось, что на улице было страшнее, чем дома. Сначала издалека удары послышались, как будто молотком по железу бьют. А когда большой взрыв раздался, я выбегаю из дома и вижу - над воинской частью огромный столб огня, метров 300 в высоту, а вдоль железнодорожного полотна до самого горизонта - толпа людей". "Как-то так получилось, что снаряды никого из людей не задели, хотя падали ровно; от взрывов даже что-то вроде коридора получилось, - подхватывает сосед Ольги Гордеевны Сергей Яланский. - Видать, как они на складе рядами лежали, так и выстреливали. И точно ложились один за другим. Это хорошо на Симферопольской трассе видно. Прямо вдоль обочины воронки, одна за одной. Был бы склад на 3 метра ближе к шоссе, прямо по автомобилям лупило бы. Я когда вышел из дома и подбежал к своему микроавтобусу "Ниса", в него уже набилось 21 человек соседей. До сих пор не пойму, как я туда всю свою семью запихнул. А по дороге еще пятерых солдат подобрали". "А я никуда не побежала, - продолжила Ольга Гордеевна Репка. - Я только за дверь выйду - мне страшно. А дома, в подвале, как-то спокойней. Меня потом милиция пыталась отсюда выгнать, я говорю: не пойду. Тогда пиши заявление, что остаешься под свою ответственность. Я написала. Куда я побегу? От судьбы не убежишь". Разговор с Ольгой Гордеевной состоялся в огороде, где она спросила нашего совета, что делать со снарядом, который вонзился в грядку с капустой и ушел на 3 метра в глубину. Позвать саперов с экскаватором или просто засыпать землей? А то ведь раскурочат весь огород. Мы посоветовали Ольге Гордеевне позвать саперов. Но, кажется, она нас не послушалась.

В Новобогдановке столько милиции и солдат внутренних войск, что посторонним, то есть нам, приходится передвигаться по селу мелкими перебежками. Как только на горизонте появляется человек в погонах, ныряем в первый попавшийся двор. Эта тактика нас ни разу не подвела. Тем более что в каждом дворе было что посмотреть и послушать. У всех либо дыра в стене, либо снаряд в огороде. Попадаются и хаты со сквозными пробоинами - от крыши до подвала: лишенные боеголовок, снаряды и ракеты просто прошивали дома насквозь, не нанося капитальных разрушений.

Что угодило в крышу дома на Ленина, 88, его жительница Роза Аметшаева не поймет до сих пор, только теперь у нее прямо посередине гостиной сквозная дыра, а все 16 окон вылетели вместе с рамами. Обещанная еще вчера премьер-министром Януковичем комиссия по оценке ущерба до Розы так и не добралась. Впрочем, это ее не удивляет.

"Будет, как после наводнения в 1997 году, - уверена она. - Деньги выделили, но нам дали лишь по 100 гривен на человека. У нас по-другому не бывает".

Улица Кирова, 79. Галина и Виктор Дятьковы вернулись в родное жилище уже на следующий день после начала бомбежки. Дом встретил их пробоиной.

122-миллиметровый снаряд пробил забор, фасадную стену и раскурочил батарею отопления. Трещина пошла по всей стене. Виктор - по профессии строитель, так что ему и без всякой комиссии понятно, что все придется перестраивать заново.

У Евгении Устиновой дом пошел трещинами и без прямого попадания - хватило одной взрывной волны. Но еще вчера это ее совершенно не беспокоило, поскольку в возникшей после начала взрывов панике она потеряла своего 8-летнего сына Антона. Сейчас он, слава богу, нашелся. "С детьми у нас вообще дурдом получился, - рассказала нам Евгения. - Директор школы Анна Ивановна Скороход, когда началась бомбежка, просто выгнала всех детей из школы и сказала: "Спасайся, кто может!" А сама села в машину и уехала. И большинство учителей последовали ее примеру. Все, кроме троих - Игоря Лося, Валентины Хлыстун и Елены Клименко. Они своих детей не бросили, вели их организованно и сами на себе их портфели тащили. А родители детей из других классов собирали их потом по всему району. Некоторые до сих пор ищут". Эту историю нам приходилось слышать от многих жителей Новобогдановки. Все они едины в одном - после того, что случилось, директор школы должна написать заявление по собственному.

Напротив Евгении Устиновой живет семья Твердохлеб. На праздники из Запорожья к ним приехал сын Алексей. И тут же пал жертвой собственной инициативы, проявленной при спасении людей. Когда посыпались снаряды, он без спросу сел за руль соседского микроавтобуса и повез всех, кто смог в него забраться, подальше от Новобогдановки. Успел сделать несколько ходок. Автобус при этом получил небольшие повреждения. А теперь вернулись его хозяева и требуют от Леши возмещения ущерба. И еще чтобы бензина заправил в бак, сколько было.

"Я ничего отдавать не буду, - говорит Алексей. - Когда вернутся все, кого я спас, эти заткнутся моментально. Иначе им просто морду набьют".

"Вот что такое настоящая война"

Организованного празднования Дня Победы в Новобогдановке 9 мая не было. Но чем ближе подходило дело к вечеру, тем больше жителей накрывали "поляны". У семьи Киричок собрались сразу несколько дворов. Леша Твердохлеб сказал тост: "Я столько чудес, сколько в эти дни, ни разу в жизни не видел. Главное чудо - что мы пережили это почти без жертв. Такое не случается просто так. Наверное, это нам в напоминание о войне. Чтобы не забывали. Давайте помянем всех, кто не вернулся с той войны, настоящей".

За столом сидел Василий Георгиевич Киричок, старик 84 лет, прошедший всю войну от Москвы до Берлина.

Услышав тост, он улыбнулся, наклонился к Леше и сказал: "Знаешь, что такое настоящая война? Во время таких бомбежек, как давеча, мы на войне письма писали и кашу ели.

Вот что такое настоящая война".

P.S. На момент подписания этого номера в печать пожар на военной базе еще не был потушен окончательно. Взрывы продолжали греметь каждые 3-5 часов, в районе складов сохранялись зоны задымления. На прилегающей к ним территории работали 17 передвижных групп разминирования, оснащенных бронетехникой. Проходящая в непосредственной близости от базы железнодорожная ветка Москва - Симферополь открылась пока только для грузовых поездов. Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по факту халатности и несоблюдения мер безопасности, повлекших тяжкие последствия. По некоторым данным, в качестве подозреваемых к расследованию уже привлечены несколько человек, пятеро из которых - офицеры.
"