Грузовик утонул, осадок остался

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© FLB, origindate::28.11.2008

Грузовик утонул, осадок остался

Отбеливатель ценой $300 млн. Почему Ходорковского защищали принц Майкл Кентский, Генри Киссинджер, Джейкоб Ротшильд и Лора Буш

Семен Кирсанов

Converted 27950.jpg

"Биография Михаила Ходорковского в исполнении его апологетов подчас напоминает сталинский курс истории ВКП(б), где в роли любимого вождя выступает осужденный за финансовые махинации олигарх. В ней ничего не сказано о том, что именно дефолт 98-го года сделал Ходорковского миллиардером. И что именно Ходорковский стал тогда одним из приводных ремней искусственного банкротства России.

«Подобно тому, как достоверная история японских императоров упирается в мифологические сказания о богине солнца Аматэрасу – недавнее, казалось бы, прошлое российских олигархов обросло совершенно фантастическими слухами» - писала о Ходорковском в августе 1999 года Юлия Латынина и на пальцах объясняла, как нефтяной олигарх «кидал» партнеров, государство и народ…

«Есть люди, которых деньги и власть делают лучше. Их мышление приобретает другой масштаб. К таким людям принадлежит Ходорковский», - такие мифы об олигархе Юлия Латынина сочиняет сейчас. Но на пальцах ничего уже не объясняет. Наверное, не получается - слишком уж неприличные для объекта обожания фигуры могут нарисоваться.

Краткий курс истории ЮКОСа

Зато краткий курс истории ЮКОСа хорошо усвоили в американском Госдепе. Недавно по поводу пятой годовщины ареста миллиардера здесь сделали очередное дежурное заявление «поддержки»: «Ведение дел в отношении Ходорковского и его соратников подорвало репутацию России». А «The Wall Street Journal» в своей редакционной статье сделал вывод: «Если когда-нибудь г-н Медведев захочет вернуть доверие инвесторов, хорошим сигналом может послужить отказ от нового дела и освобождение г-на Ходорковского». Опять «достоверная история» упирается в «мифологические сказания».

А ведь до 2003 года западная пресса отзывалась об олигархе совсем по-другому: «Ходорковский имел репутацию самого нечистоплотного российского олигарха. … Чем богаче становился Ходорковский, тем длиннее за ним тянулся след из обманутых западных инвесторов, а порой и подозрительных смертей». Это газета «Санди телеграф».
А это «Spiegel»: «Ходорковский, как и другие нефтяные олигархи, обогатился в девяностые годы, получив филейные куски пришедшей в упадок российской экономики. Он использовал несовершенство законов для совершения ряда сомнительных сделок»

Но это было раньше. Теперь наши западные партнеры, видимо, очень стремятся позабыть, что именно Ходорковский долгие годы отпугивал инвестиции от России, а после дефолта обогатился, оставив без денег и иностранных кредиторов и собственных сограждан. Друзья познаются в беде, а олигархи познаются в кризисе. Поведение Ходорковского во время дефолта перечеркивает все красивые слова его западных адвокатов.

Советники Кириенко

Начать хотя бы с того, что не будь таких как Ходорковский, самого дефолта 98-го года в России могло и не быть. К таким выводам по горячим следам пришла «Временная комиссия по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений от 17 августа 1998 года о реструктуризации государственных краткосрочных обязательств, девальвации обменного курса рубля, введения моратория на осуществление валютных операций капитального характера». Никогда еще прежде в истории ни одно государство не объявляло дефолт по внутреннему долгу, номинированному в национальной валюте. Ответ на вопрос, почему так произошло, в свое время дала все та же Латынина, сочиняющая сегодня сладкие мифы о Ходорковском. А вот, что она писала о действиях своего героя во время дефолта пять лет назад:

«В 1997–1998 годах олигархи жили тем, что брали валютные кредиты на Западе под низкий процент и вкладывали их в рублевые ГКО под высокий… После паники на азиатских рынках в ноябре 1997 года стало очевидно, что падение рубля – лишь вопрос времени. Понимают ли это западные банки? Нет – иначе они не кредитовали бы олигархов. Понимают ли это олигархи? Да. И вот доказательства. В 1997 году Михаил Ходорковский оставляет пост в «Менатепе» и становится главой холдинга «Роспром»... Банк оказался в одном месте, его покупки – в другом. Теперь смерть банка не могла повредить промышленным холдингам…

В июле 1998 года западные банкиры наконец отказываются пролонгировать ранее выданные кредиты и требуют их возврата… Олигархи в панике бегают по коридорам Белого дома: «Сделайте что-нибудь, чтобы мы могли не платить». Говорят, голос Ходорковского в этом хоре был весьма заметен: 17 августа с «Менатепа» причиталось 80 миллионов по синдицированному кредиту. В конце концов, как рассказывают очевидцы, олигархи прибежали к Кириенко. «Мы у тебя НОРСИ отберем, в землю зароем, если ты как-нибудь не выручишь нас. Разреши не платить Западу». «Хорошо, – говорит Кириенко, – я объявлю мораторий по выплате долгов на Запад, но за это я перестану платить по ГКО».

Буквально накануне дефолта Ельцин уверял, что финансовая система России крепка, как никогда. Но «аргументы» Ходорковского для тогдашнего премьера, которого все за глаза называли «Киндер-сюрприз», оказались весомее президентских. В итоге олигарх из миллионера превратился в миллиардера, а простые люди стали еще беднее.
По данным той же Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин дефолта «в результате решений от 17 августа реальные доходы населения уменьшились в сентябре 1998 года по сравнению с августом этого же года на 31,1 процента. … Общая величина потерь российской банковской системы из-за решений от 17 августа оценивается в 100 - 150 млрд. рублей.»

Кроме того в докладе прозвучала еще одна важная деталь: «Временной комиссией установлено, что привлечение экспертов к подготовке и принятию решений от 17 августа проводилось С.В.Кириенко без необходимых в таких случаях мер по предотвращению несанкционированного разглашения конфиденциальной... При этом доступ к информации о готовящихся решениях получили лица, заведомо заинтересованные в ее коммерческом использовании».

4000 рублей от МБХ

Ходорковский знал, как распорядиться инсайдерской информацией. Напомним, что накануне дефолта его хваленная империя Менатеп-ЮКОС находились на грани банкротства . Головное предприятие ЮКОСа - «Юганскнефтегаз» - входил в первую пятерку крупнейших должников федерального бюджета. Банк Менатеп «висел» на 80 миллионов долларов, долги банка превышали активы в 1,3 раза. А гордость Михаила Ходорковского нефтяная компания ЮКОС должна была заплатить кредиторам более чем 200 млн долларов. Сумма для того времени неподъемная с учетом того, что после 17 августа все крупнейшие «проблемные» банки России были должны частным вкладчикам примерно 470 млн долларов (около12 млрд рублей)

Так что весь 1999 год Ходорковский был занят «игрой в прятки» с государством, кредиторами и вкладчиками – переоформлял активы и распихивал миллионы по офшорам.
Он «экономил» на всем, даже на своих налогах. Например, согласно декларации о доходах Ходорковский официально заработал в 1999 году - 142,4 млн рублей. По закону ему предстояло уплатить налог и взнос в Пенсионный фонд в сумме 54,5 миллиона рублей. Государство получило 4008 рублей — в 12 700 раз меньше.

Зато с 2000 года Михаил Борисович начал жизнь «с чистого листа». По итогам дефолта Ходорковский взял под контроль«Восточно-Сибирскую нефтегазовую компанию» и «Ангарскую нефтехимическую компанию».

В 2001 году дочерняя компания ЮКОСа Yukos Finance B.V. за 74 млн долларов выкупила акции оператора магистральных нефтепроводов в Словакии «Transpetrol».

В 2002 году за 190 млн долларов Ходорковский купил компанию «Arctic Gas Company», владевшую лицензиями на разведку и разработку Самбургского, Непонятного, Северо-Есетинского, Уренгойского, Восточно-Уренгойского и Ево-Яхинского месторождений Ямало-Ненецкого автономного округа.

В том же году ЮКОС за 75 млн долларов купил блокирующий пакет акций литовской компании «Mazeikiu Nafta», включающую в себя Мажейкяйский НПЗ, терминал в порту Бутинге и Биржайскую систему трубопроводов.

А в 2003 году наша «жертва дефолта» выплатила американской компании «Harvest Natural Resources» 105 млн. долларов за акции ООО «Геойлбент», которой принадлежали лицензии на разработку Северо-Губкинского, Урабор-Яхинского, Ванско-Намысского, Южно-Тарасовского и Присклонового нефтегазоконденсатных месторождений.

И еще о том, как Ходорковский пережил дефолт можно судить по рейтингам журнала «Форбс». В 2001-м владелец ЮКОСа занимал 194-е место в списке самых богатых людей мира, в 2002-м - 126-е, а в 2003-м - 26-е место.

Скважинная жидкость олигарха

Жертвы Ходорковского раскиданы по все планете. После дефолта все его долги остались в «Менатепе», а все активы – в обновленном ЮКОСе. В результате большая часть кредиторов Ходорковского, имевших дело именно с «Менатепом», осталась ни с чем. «Почему Ходорковскому, обманувшему сотни тысяч вкладчиков, разрешили спокойно перевести все деньги из Менатепа в «Доверительный инвестиционный банк» и отделение «Санкт-Петербург Менатеп», - спрашивали в 1999 году обманутые вкладчики,.- Не разумнее ли было бы конфисковать его нефтяную компанию, забрать в государственную собственность и устроить громкий процесс, чтобы другим неповадно было наживаться на доверии клиентов? Может быть, тогда люди и поверили бы, что государство — для них». Но в 1999 году этих людей никто не услышал.

Так же как и не обратили внимания на мнение о Ходорковском брокерского сообщества. Мало кто помнит, что в 1999 г. Котировальный комитет Российской торговой системы на целый год исключил акции ЮКОСа из котировального листа РТС. Решение было принято на основе заявления от Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР). Причина проста: ЮКОС и его дочерние общества обвинялись «в систематическом нарушении прав миноритарных акционеров».

В империи Ходорковского никогда не любили платить по долгам. Лишь избранным солидным инобанкам на первый взгляд повезло. Консорциум, в который вошли японский «Дайва», германский «Вестдойчебанк» и южноафриканский «Стандард бэнк инвестмент» всего за 236 миллионов долларов получил от щедрот Ходорковского 30 процентов ЮКОСа. Однако вместо акций им досталась лишь обертка от компании – саму начинку слопал олигарх.

После 17 августа 1998 года нефтедобывающие дочки ЮКОСа (включая «Юганскнефтегаз») в экстренном порядке решили провести допэмиссию и увеличить таким образом свой уставной капитал. В результате, доля ЮКОСа в дочках сократилась до 17 процентов, а доля консорциума, соответственно, до пяти. Учитывая политику Ходорковского не платить дивиденды, банкиры сразу трех континентов остались с носом.

Маршалл Голдман, замдиректора Дэвисовского центра евразийских исследований Гарвардского университета и признанный специалист в области российской экономики уверяет, что и это не все: «Были ведь и другие инвесторы, люди, подобные американцу Кеннету Дарту, который вложил в ряд нефтедобывающих дочерних предприятий ни много ни мало 2 миллиарда долларов. И тут пришел Ходорковский и обрушил стоимость акций этих компаний, вытеснив Дарта. Со временем стороны пришли ко взаимному соглашению, но мне говорили, что Дарт потерял около миллиарда».

Но больше всех от «самого профессионального топ-менеджера России» пострадала сама Россия. Ходорковский не доплачивал в казну миллиарды рублей. Вспомните, как финансовые умельцы из ЮКОСа годами для «оптимизации налогообложения» добывали не нефть, а «скважинную жидкость». Тонна «жидкости из устья скважины» стоила 7,5 долларов (250 рублей). По этой цене ее покупали сбытовые организации Ходорковского, зарегистрированные в офшорных зонах. А затем за границей России «скважинная жидкость» одним росчерком пера снова превращалась в полноценную нефть стоимостью 75 долларов за тонну.

Отбеливатель ценой $300 млн

Секрет последующей трансформации имиджа «нечистоплотного дельца» Голдман объясняет его финансовой интервенцией в США: «Он создал фонд а ля Рокфеллер. Он также основал фонд российского открытого общества, созданный по образцу и подобию фонда Джорджа Сороса. Он дал миллион долларов библиотеке Конгресса»… Что это как не завуалированная форма взяток, принятая в американском истеблишменте?
По сообщениям западных СМИ, на формирование своего нового образа Ходорковский выделял до 300 миллионов долларов каждый год. «У него всегда была «крыша» в Правительстве России, теперь для защиты от него потребовалась западная крыша», - писала авторитетная «The New York Times».

В Англии Ходорковскому помогали принц Майкл Кентский и лорд Дэвид Оуэн. В правление российского фонда «Открытая Россия» вошли американцы Генри Киссинджер и Джейкоб Ротшильд. Ежегодно около 50 миллионов шли на благотворительность, к примеру, в Бруклинский институт. Полмиллиона доставалось Фонду Карнеги, еще сто тысяч – «Национальному книжному фестивалю», проводимому под эгидой Лоры Буш. Немудрено, что бывший «самый нечистоплотный олигарх» стал белым и пушистым любимцем западной политической элиты. Кроме того, напомним, что в апреле 2003 года информационные агентства сообщили, что «Глава ЮКОСа будет бороться за должность премьер-министра России». Такого российского премьера потеряли в США!

Заокеанский кредит доверия Ходорковскому был щедро оплачен деньгами и обещаниями. «Я знаю из достоверных источников, что во время встречи с Кондолизой Райс Невзлин говорил, что …под их влиянием Россия может пойти на ядерное разоружение, - признался политолог Станислав Белковский. - Думаю, что эта позиция была согласована с Ходорковским».

«Оставив вкладчиков ни с чем»

Дефолт позволил Ходорковскому нажиться не только на иностранцах. И даже не столько на них. Главной жертвой кризиса стали именно россияне и Россия в целом.
Девальвация рубля увеличила рублевую выручку олигарха в 6-8 раз, что с лихвой окупало разразившуюся инфляцию. Вот только на налоговых отчислениях ЮКОСа это положительным образом не сказалось. Напротив, они уменьшились.

К примеру, в бюджет Томской области нефтяной гигант заплатил в 1998 году лишь 80 процентов от докризисного уровня. Недоплачивая налоги, Ходорковский давал местным администрациям кредит, а когда те оказывались не с состоянии его погасить (налогов то не было), еще и выставлял неустойку. То есть, наживался на собственных неплатежах.
Предположения, будто Ходорковский сам стал жертвой кризиса, даже в Америке отрицают. Вот фрагмент из беседы консультанта американского Совета по международным отношениям Бернарда Гверцмана с Маршаллом Голдманом:

« - В 1998 году произошел мощный экономический коллапс. Как в нем выжил Ходорковский, сохранив свое состояние?

- Банк Ходорковского «Менатеп» вместе с другими банками, принадлежавшими олигархам, во время финансового дефолта 17 августа 1998 года получил мощнейший удар. Были банковские каникулы, все банки были закрыты. Ходорковский взял все остававшиеся капиталы и перевел их в другой свой банк, оставив вкладчиков ни с чем.

- Итак, он заполучил эти активы, а всех оставил на мели?

- Да».

Во время дефолта Ходорковский, действительно, получил все, а его вкладчики - ничего. Деньги «Менатепа» благополучно перекочевали в «Менатеп СПб», также находившийся под контролем олигарха. А когда у вкладчиков возникли вопросы, концы были спрятаны в воду. В буквальном смысле.

25 мая 1999 года все подлинники договоров «Менатепа» были загружены в «Камаз» с госномером с709те77 и под благовидным предлогом отправлены в архив Великого Новгорода. 16 тонн финансовых документов, 607 коробок. Но до архива грузовик не высоты. Водитель Алексей Волков остался, к счастью, не вредим. Следствие, справедливо подозревающее водителя в преднамеренной аварии, было остановлено окриком из Москвы. В итоге десятки тысяч вкладчиков банка «Менатеп» окончательно потеряли шанс вернуть свои средства, а дела Ходорковского еще круче пошли в гору.

Пока это было выгодно, о подобных проделках олигарха в американской прессе писали без комлиментов.

«Большинство крупнейших банков России связано с преступностью.- писала в свое время «Вашингтон тайм».- Один из них, «Менатеп», организовал противозаконную банковскую деятельность в Вашингтоне, и Федеральная Резервная Система пытается положить конец этой деятельности... Высшие должностные лица в Москве убеждены, что «Менатеп» контролируется одним из наиболее могущественных преступных кланов и вовлечен в нарушение мировых торговых санкций». Теперь же Ходорковскому в Белом доме выписали индульгенцию.

«Один мой знакомый, у которого в «Менатепе» пропало эдак с десяток миллионов долларов, пошел в банк за объяснениями, - жаловалась в свое время Юлия Латынина. - Знакомый – не сопляк, деньги тоже не сопливые, принимал его не кассир, а партнер. «Понимаешь, – доверительно объяснили моему приятелю, – деньги, конечно, есть. Но ведь их уже давно слили в оффшор и поделили между своими».

Сегодня Латынина пишет о бывшем главе Менатепа-ЮКОСА иначе: «До ареста Михаила Ходорковского вектор развития России был направлен в сторону открытого общества… И символом этого вектора был как раз Ходорковский». На самом деле (и ей это известно!), вектор олигарха покоится на дне реки. Пусть злополучный грузовик и утонул, но неприятный осадок до сих пор остался."