Грязное дело

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Российская газета", origindate::07.02.2003

Грязное дело

Вячеслав Югов

Генпрокуратура подтвердила опубликованные в "РГ" предположения, что экс-милиционер А. Андреев, используя обширные связи в правоохранительных органах, создал отлаженный коррупционный механизм. Коррупция в чистом виде проявила себя в ведении уголовного дела Следственным комитетом.

Подтверждение многим фактам, приведенным в статье [page_12722.htm "Крыша поехала"] (см. "РГ" от 25 января с.г.), мы нашли в официальном письме заместителя Генерального прокурора Российской Федерации В. Колесникова. Но вначале кратко о предыдущей публикации.

В статье рассказывалось, как бывший сотрудник ОБХСС Андрей Андреев, став бизнесменом, сумел вовлечь в свою не совсем безупречную коммерческую деятельность многих бывших сослуживцев из МВД, по существу, создав милицейскую ОПГ. И бизнес его пошел как по маслу. Один из его коллег, Сергей Тарасенко, ныне пенсионер МВД, вникнув во все тонкости бурной деятельности Андреева, понял, что столкнулся с очень "серьезным" бизнесом, а точнее - с хорошо отлаженным коррупционным механизмом. И, основываясь на многочисленных фактах, он написал заявление на имя министра внутренних дел Бориса Грызлова, в котором просил министра привлечь к ответственности экс-милиционера Андреева.

А верить Сергею Тарасенко можно. У Андреева он занимался совершенствованием системы информационных потоков, участвовал в создании различных департаментов - строительства и управления недвижимостью, юридического, автотранспорта, создал фирму, которая оказывала юридические услуги андреевским предприятиям Автобанку и "Ингосстраху", а также приватизированному вскоре группой Андреева Орско-Халиловскому металлургическому комбинату "НОСТА". Словом, человек он не со стороны. И в своем заявлении он написал, что Андреев, обладая обширными связями в милицейских структурах, в том числе и в МВД, творит что угодно: терроризирует своих партнеров, организовывает подделку подписей на залоговых документах и даже выемку нужных документов в банках. Приводятся в заявлении и вовсе страшные факты, но мы о них не стали рассказывать, понимая, что все это подлежит тщательной проверке.

Обладая обширными связями в правоохранительных органах и считая, что ему все сойдет с рук, Андреев и вовсе, похоже, потерял контроль над своими поступками. Во всяком случае, об этом свидетельствует его последняя выходка. В октябре 2001 года он продал Автобанк, "Ингосстрах" и "НОСТА". Продавцы получили оговоренную сумму и подписали все необходимые документы. 29 октября Андреев письменно признал, что, являясь владельцем одной трети продаваемых активов, не имеет никаких претензий в связи со сделкой и полностью удовлетворен ее результатами. А потом вдруг неожиданно выступил в прессе с сенсационным сообщением: у него, дескать, похитили бизнес. И соответствующее его заявление приняли в Главном следственном управлении ГУВД Москвы и даже возбудили уголовное дело. Можно предположить, что без высокопоставленных покровителей в погонах вряд ли бы такое дело было бы запущено в производство. Одновременно дело это пошло гулять и по судам. Но и тут Фемида оказалась более улыбчивой Андрееву. Да, впрочем, и понятно почему.

И тут в самый раз вернуться к официальному письму заместителя Генпрокурора РФ В. Колесникова - 28 января нынешнего года оно было направлено депутату Государственной Думы Г. Майтакову в ответ на его запрос на имя Генерального прокурора РФ В. Устинова.

Депутат, в частности, пишет, что в Государственную Думу поступают многочисленные обращения руководителей страховых, банковских и других компаний о незаконных ведениях следствия по уголовному делу N 193612, возбужденному, как уже сказано, на основании жалобы Андреева и находящемуся в производстве Следственного комитета. "...Данное уголовное дело, как пишет депутат, расследуется без малого год, однако по нему до настоящего времени не установлен круг виновных лиц и, вероятно, не добыто достаточных доказательств, необходимых для направления дела в суд". В то же время, как пишет депутат, работники следственных органов МВД РФ, нарушая действующее законодательство о тайне следствия, передают следственные документы (заверенные копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, справки о судимости, справки о проведенных следственных действиях и др.)... самому А. Андрееву и его компаньонам. А те используют их в судебных процессах гражданско-правового характера как на территоррии России, так и за рубежом с бывшими партнерами по бизнесу.

Таким образом, считает депутат, органы следствия сосредоточили свое внимание только на поддержке интересов А. Андреева в его конфликте с партнерами по бизнесу. Кроме того, как заявляет депутат, при ведении данного дела сотрудники МВД используют методы непроцессуального воздействия на свидетелей: идут на необоснованные вызовы для допросов, незаконные задержания, как это случилось со свидетельницей Н. Анненской. В ходе следствия были произведены и многочисленные незаконные, как считает депутат, аресты имущества компаний, не имеющих отношения к делу. И в заключение Г. Майтаков пишет, что, к сожалению, и среди должностных лиц Генеральной прокуратуры РФ также "отсутствует единый подход к решению данной проблемы".

Что же ответил заместитель Генпрокурора В. Колесников депутату Госдумы Г. Майтакову? Он сообщает, что задержание гр-ки Анненской Н. Е. признано Генеральной прокуратурой необоснованным, в связи с чем на имя начальника ГСУ ГУВД Москвы внесено представление о привлечении к ответственности виновных должностных лиц. И еще сообщает, что сотрудник ГУБОП МВД РФ Фарапонтов А. В. исключен из состава следственной группы, и участия в расследовании он уже не принимает.

Но самое главное в этом письме другое: "Утверждение о передаче копий процессуальных документов членам следственной группы Андрееву и другим лицам, - сообщает депутату В. Колесников, - подтвердилось. Лица, допустившие эти нарушения, к ответственности не привлечены, т.к. в настоящее время в Следственном комитете не работают. По результатам изучения дела даны письменные указания, направленные на всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств происшествия".

Таким образом, Генпрокуратура подтвердила опубликованные в "РГ" предположения, что А. Андреев, используя обширные связи в правоохранительных органах, создал отлаженный коррупционный механизм и использует его, как говорится, на полную катушку в корыстных целях. Коррупция в чистом виде проявила себя и в ведении уголовного дела Следственным комитетом. К сожалению, В. Колесников этого почему-то не заметил.

Однако то, что не хотят видеть облеченные властью люди, замечают многие россияне. И они уже все больше обращаются не в правоохранительные органы, а в Госдуму. И идут новые депутатские запросы. В частности, депутаты В. Алкснис и К. Никифоренко, прочитав статью в "Российской газете" "Крыша поехала", обратились с запросом к директору Федеральной службы безопасности РФ Н. Патрушеву с просьбой "провести расследование на предмет коррумпированности сотрудников правоохранительных органов и использования ими служебного положения в личных целях". Подобные запросы поступили и на имя министра внутренних дел РФ Б. Грызлова от депутатов Госдумы О. Мащенко, М. Хакимова, Л. Маевского и других.

Обеспокоенность депутатов понятна. Сами по себе "шалости" в непосредственном бизнесе А. Андреева опасности для страны не представляют. На то ведь есть судебная система, чтобы справедливость торжествовала. Опасность представляет пустившая свои метастазы коррупция, о которой много в стране говорят, но мало кого привлекают к ответственности. Тут же высветился самый настоящий коррупционный клубок. Но даже в данном случае не хотят замечать этой напасти. Почему?

Лица, допустившие эти нарушения, к ответственности не привлечены, т.к. в настоящее время в Следственном комитете не работают...

Но они же наверняка перешли в другие структуры МВД и там, несомненно, продолжают свое грязное дело. И если не вырвать эти метастазы с корнем, то будет поражен весь организм. Вся страна будет поражена.