Грязные гонки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Грязные гонки

"На первый взгляд, российская предвыборная гонка-2003 сильно смахивает на выборные кампании на продвинутом Западе. Необходимый антураж налицо: обилие рекламы, жесткая борьба между кандидатами, даже судебный иск против президента за нарушение правил предвыборной агитации...

     Но за респектабельным, псевдозападным фасадом скрывается неприглядная картина. “В современной российской истории еще не было таких грязных и продажных выборов”. Со дня старта выборной гонки минуло всего лишь несколько недель, а подобные заявления мы услышали сразу от нескольких активных участников избирательного процесса. Любопытно, что, потратив несколько минут на обличение мерзости нынешней избирательной кампании, эти люди сразу же возвращаются к своему основному занятию: придумыванию и осуществлению новых грязных трюков.
     Так что сходство наших выборов с западными — чисто внешнее. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно даже беглого анализа.
     Самые удобные для политиков выборы в мире прошли в 1976 году, в государстве Демократическая Кампучия. На них не было ни предвыборной агитации, ни избирательных участков. Собственно, 99% населения страны даже и не подозревали, что на их глазах идет процесс “демократического волеизъявления”. У выселенных из городов в деревни граждан были другие заботы: не быть застреленными озверевшими охранниками-тинейджерами. И найти горстку риса, чтобы не умереть с голоду. Так что весь процесс свелся к одному объявлению по столичному радио: у нас прошли свободные выборы. В народную ассамблею избрано 150 депутатов. Наша нынешняя выборная кампания, конечно, бесконечно далека от эксперимента диктатора Пол Пота. Но о некоторых кампучийских уроках задуматься все же стоит. 
Государственные СМИ
ОГОНЬ ПО ХОЗЯЕВАМ
     “Никогда не читайте советских газет”, — призывал в свое время профессор Преображенский. Сейчас этот девиз должен звучать так: никогда не смотрите государственного телевидения. Во время летнего отпуска я был вынужден нарушить этот принцип. Телевизор в нашем гостиничном номере в Анталье показывал один-единственный российский канал — официальный. И за несколько дней чрезмерное присутствие лидеров страны на экране плюс топорные приемы пропаганды а-ля Брежнев начали вызывать изжогу.
     Защитники государственного ТВ в России любят ссылаться на западный опыт. Мол, даже в такой суперпродвинутой демократической стране, как Англия, есть государственное ТВ. Да, это так. Но проблемы британского казенного канала Би-би-си прямо противоположны недугам нашего государственного ТВ. На Би-би-си слишком сильно привыкли постоянно задирать власть. И очень часто поведение “государственных” журналистов по отношению к правительству не только некорректно, но даже оскорбительно.
     Так повелось уже очень давно. За несколько лет до парламентских выборов 1970 года супруга тогдашнего премьера- лейбориста Гарольда Вильсона Мэри вдруг исчезла из программ госканала. Очень долго никто не мог понять, что произошло. Потом выяснилось: подобным образом журналисты Би-би-си “соблюдали баланс”. Дело в том, что тогдашний главный соперник Вильсона, лидер оппозиции Эдвард Хит, был не только закоренелым холостяком, но и патологическим женоненавистником. С представительницами слабого пола он вообще не разговаривал. Вместо этого Хит любил кататься на яхте в узкой компании. Чтобы не привлекать излишнего внимания избирателей к этому факту, на Би-би-си и наложили эмбарго на появление в эфире жены премьера.
     Досталось Вильсону от государственного ТВ и во время его краткого пребывания в оппозиции. Будущая суперзвезда Би-би-си, а тогда молодой журналист Дэвид Димлби обратился к экс-премьеру с просьбой разрешить снять документальный фильм о его нынешней жизни. Вильсон согласился. Но по совету полиции поставил два условия: не называть адреса фермы, где он жил, и не снимать внешний вид здания. Дело в том, что в Англии тогда вовсю орудовали ирландские террористы. И разглашение адреса было чревато терактом.
     На Би-би-си против этих условий ничего не имели. Но затем на ферме экс-премьера вдруг поймали фотографа, который лез через забор. Принятый было за террориста журналюга стал доказывать, что на самом деле работает на госканале. И вправду, когда через несколько недель фильм был готов к выходу на экран, там присутствовали запретные кадры. Все жалобы Вильсона ни к чему не привели.
     Не лучше Би-би-си обращалось и с премьерами от консервативной партии. Обуздать государственный канал не удалось даже “железной леди” Маргарет Тэтчер. Сколько она ни жаловалась на поведение сотрудников госкорпорации и на их антипатриотизм, результат был нулевым.
     А сейчас Би-би-си и вовсе оказалось в центре самого громкого скандала за последнее десятилетие. Несколько месяцев назад канал выдал в эфир сюжет, где со ссылкой на неназванного сотрудника разведки премьер Блэр обвинялся во лжи по поводу наличия оружия массового поражения в Ираке. Правительство оскорбилось. Но руководители Би-би-си ничего не хотели слушать. Дело кончилось тем, что источник разоблачили. Этот человек — доктор Дэвид Келли — заявил, что на самом деле он говорил журналистам совсем не то, а потом покончил жизнь самоубийством. Последующее расследование доказало, что сотрудник Би-би-си действительно переврал цитату. А все уверения боссов государственного канала в обратном не имели под собой никаких оснований.
     Конечно, британский премьер — крайний случай. Во многих странах Запада ситуация внешне больше напоминает Россию. Возьмем, например, Испанию. Когда здесь правили социалисты, государственные каналы ТВ в основном хвалили левых и ругали их соперников — правых. Как только власть сменилась, радикально поменялось и содержание новостных программ. Теперь “главными злодеями” стали социалисты. А несколько лет назад правительство премьера Аснара решило разобраться с частным каналом “Антенн-3”. Для этого государственный концерн “Телефоника” сначала скупил все акции канала, а потом его фактически уничтожил. Чем не смена власти на НТВ пару лет назад или безвременная кончина ТВ-6 и ТВС?..
     Но при внешнем сходстве есть и существенные различия. Недавно в Испании прошла всеобщая забастовка. Гостелевидение освещало это событие без особых симпатий к бастующим. Профсоюзу работников ТВ это не понравилось. Он подал в суд и выиграл. Телебоссы в эфире признали свою неправоту и выполнили решение суда.
     В России нечто подобное совершенно немыслимо. Если во всех странах Запада с переменным успехом пытаются превратить государственное телевидение в общественное, то у нас идут прямо противоположные процессы. Руководители федеральных каналов в частных разговорах с гордостью заявляют, что они обслуживают интересы исключительно власти, а не оппозиции. Недавнее переименование ОРТ в Первый канал можно считать символичным.
Госаппарат
ДОНОС НА ПРЕМЬЕРА
     Весна 1966 года. В Англии бушует очередная предвыборная кампания. Именно в этот момент техническая сотрудница премьерского аппарата Джейн Парсонс пишет докладную своему начальству из числа карьерных чиновников. Г-жа Парсонс сообщает о вопиющем нарушении всех норм: политические помощники премьера используют в предвыборных целях установленный в офисе ксерокс! Если нечто подобное позволит себе какая-нибудь коллега смелой британской технички в России, ее судьбу можно предсказать очень точно. Мужественной женщине светил бы если не сумасшедший дом, то гарантированное увольнение.
     А вот в Англии реакция начальников г-жи Парсонс была совершенно другой. Сначала ее похвалили за своевременный сигнал. А затем политическим помощникам премьера начали вдалбливать новые правила. Из их кабинетов в премьерской резиденции на Даунинг-стрит вынесли всю казенную мебель. Мол, для предвыборных целей приносите свою! Во время путешествий по стране в составе премьерской свиты несчастным помощникам пришлось долго мучиться со своими телефонными счетами из гостиниц. Разговоры о государственных делах оплачивала казна. А вот болтовню на партийные предвыборные темы финансировать должна была премьерская партия.
     Еще раньше в Англии стали нормой ситуации лишения министров служебных автомобилей, если члены кабинета отправляются на партийные мероприятия. Доходило до анекдота. Довезти министра в какой-нибудь город могли на роскошном лимузине с шофером и секретарями. Но если он после государственного мероприятия посещал какой-нибудь партийный митинг, то возвращаться ему иногда приходилось на электричке в гордом одиночестве.
     Конечно, не во всех странах Запада дело доходит до таких политизвращений. Но четкое разделение на беспартийный государственный аппарат и партийное политическое руководство существует почти везде. Другое дело, что в одних странах граница между карьерным чиновничеством и политическим руководством ведомств очень четкая, а других — более размыта. В России разговоры о необходимости создания чего-то подобного не утихают с самого начала путинского правления. По этому поводу с высоких трибун сказано огромное количество слов. Исписаны тонны бумаги. Но результата как не было, так и нет. В Кремле обещают, что ситуация сдвинется с мертвой точки во время второго путинского срока. Но вот только нужен ли подобный сдвиг российскому политическому классу?..
Партии 
СЕКС-ОРГИИ БУША
     “Я горжусь, что был партнером президента Рейгана, — заявил в 1988 году на предвыборном мероприятии в штате Айдахо кандидат в штатовские лидеры, вице-президент США Джордж Буш. — У нас с ним были свои триумфы. У нас с ним был секс!” В огромном зале сразу же воцарилась тишина. Буш не сразу понял, что произошло. Но потом быстро поправился. Оказывается, он хотел сказать похожее по звучанию в английском языке слово “провалы”. Однако слово не воробей. Очень многие газеты на следующий день писали исключительно о бушевской оговорке. Примеров подобных неудачных высказываний самых опытных западных политиков можно привести огромное количество. Так же, как и в России, во время предвыборных кампаний на Западе кандидаты часто ошибаются и выглядят как идиоты.
     Но есть одно кардинальное различие. На Западе стараются максимально эффективно использовать имеющиеся на рекламную кампанию средства. В Америке бывали случаи, когда ход президентских выборов определялся одним-единственным предвыборным рекламным роликом. Нечто подобное, например, произошло в том же 1988 году, во время схватки республиканца Буша-старшего с демократом Майклом Дукакисом. Главным героем этого ролика стал здоровенный негр-преступник Уилли Хортон. Г-н Хортон был осужден на долгий срок за изнасилование и убийство. Однако его выпустили из тюрьмы “в отпуск”. Рецидивист сразу же воспользовался временной свободой: совершил еще одно изнасилование с убийством. Республиканцы не преминули отметить, что это произошло в штате Массачусетс, где тогда губернаторствовал Дукакис. Упор был сделан на то, что закон, позволяющий преступникам уходить “в отпуска”, в этом штате подписал именно демократический кандидат. В течение долгого времени по телевизору чуть ли не двадцать раз в день гоняли ролик, где изображение Хортона плавно переходило в портрет Дукакиса. А голос за кадром рассказывал подробности его преступления. Демократы, естественно, развернули ответную кампанию. Мол, республиканцев, и даже лично Буша, можно с таким же успехом обвинить в аналогичных случаях. Но все было бесполезно.
     В России пока не было эффектно сделанных рекламных политроликов. Зато во время предвыборной кампании-2003 среди очень многих партий модно тратить деньги на совершенно бессмысленные агитматериалы. Например, статьи о своих партиях, написанные кондовым языком.
     Создается впечатление, что для некоторых таких горе-агитаторов главное — потратить деньги, а вовсе не результат. Возможно, это не так уж далеко от истины. Высокие мировые цены на нефть привели к тому, что предвыборные бюджеты российских партий в 2003 году достигли невиданных размеров. Многих менеджеров партийных предвыборных кампаний интересует не столько победа своих организаций, сколько возможность побыстрее потратить эти бюджеты с выгодой для себя. “У нас идет не выборная кампания, у нас — освоение предвыборных бюджетов”, — откровенно признались мне в штаб-квартире одной из крупнейших российских партий.
Частные СМИ
ВОЛКИ ПОД СТОЛОМ
     Нет ни одной западной страны, в которой поведение частных СМИ по время выборов полностью отвечало бы нормам этики. Во время испанских выборов 1997 года боссы двух крупнейших газет — “Эль-Мундо” и “АБЦ” — устроили настоящий заговор. Они решили, что социалисты премьера Гонсалеса правят страной слишком уж долго — 15 лет. И поэтому их надо срочно убрать. Сказано — сделано. Два крупнейших издания начали ежедневно вываливать на свои страницы полученные от спецслужб горы компромата на правительство. Неудивительно, что выборы социалисты с треском проиграли.
     В Англии уже добрую сотню лет никак не удается решить другую проблему — влияние медиамагнатов на результаты выборов. Меняются только имена олигархов от прессы, но не суть ситуации. Например, в начале прошлого века огромным влиянием обладал владелец “Таймс” лорд Нортклиф. Однажды в ответ на просьбу тогдашнего премьера о встрече секретарь магната ответил так: “В данный момент лорд Нортклиф не видит во встрече с премьером никакого смысла”. Сейчас примерно так же себя ведет нынешний владелец “Таймс”, международный медиамагнат Руперт Мэрдок. Влияние этого человека на результаты британских выборов иногда бывает решающим. А на критику Мэрдока в большинстве британских СМИ наложено строгое табу. Хотя всех остальных, включая королеву, ругают безо всякого снисхождения.
     Но, несмотря на все это, многие вещи, типичные для российских СМИ во время нынешней избирательной гонки, приводят наших западных коллег в полное изумление. Во время получения известия о самоубийстве доктора Келли премьер Блэр совершал визит в Японию. Один из сопровождающих Блэра британских журналистов задал ему вопрос в лоб: “А нет ли на ваших руках крови, господин премьер?” Блэр аж побелел от нанесенного ему оскорбления.
     Через пару недель после этого я спросил у одного из руководителей пресс-службы британского премьера о судьбе этого “смелого” журналиста. Может, его больше не берут в поездки с премьером? Выяснилось, что берут. Ведь премьерский аппарат фактически не может влиять на список репортеров, включаемых в премьерский пул. Этим занимаются редакция и специальная журналистская организация. А на просьбы со стороны власти заменить в пуле того или иного репортера обе этих конторы почти никогда не реагируют.
     Такая же ситуация и в Америке. По воспоминаниям бывшего пресс-секретаря Джорджа Буша-старшего, экс-президент до глубины души ненавидел журналиста “Вашингтон пост” Дэвида Хофмана. Но никто и не подумал попробовать выгнать Хофмана из президентского пула.
     В России все обстоит несколько иначе. Партии не стесняются обращаться к редакциям с просьбами типа: мы не хотим, чтоб на наш съезд приходил ваш журналист Икс. Пришлите нам журналиста Игрек! В некоторых редакциях в этих просьбах отказывают. Но гораздо более типичны случаи, когда они удовлетворяются.
     Нет на Западе довольно распространенной сейчас в России практики публикации рекламных материалов партий под видом редакционных. В отличие от нашей страны, ни в Европе, ни в Америке закон не запрещает частным СМИ агитировать за тех или иных кандидатов. Многие газеты и их журналисты в своих комментариях часто принимают сторону некой совершенно конкретной партии. Но брать за это деньги — для западного мира совершеннейший нонсенс. Один старый газетный волк, редактор европейского издания знаменитого американского журнала, услышав, что в России такое себе позволяют многие, от изумления едва не упал со стула.
     Не менее строгие правила на Западе существуют и для поведения репортеров в их личном качестве. Несколько лет тому назад в журналистском мире Америки разразился очень серьезный скандал. Выяснилось, что один очень уважаемый работник пера, “судивший” дебаты между кандидатами в президенты, мягко говоря, был не совсем беспристрастным. Сначала этот журналист помог одному из кандидатов составить текст выступления. А потом изо всех сил расхвалил этот спич в своих статьях. Все это едва не погубило карьеру ранее уважаемого деятеля СМИ. Работу он, правда, сохранил. Но от его репутации мало что осталось.
     В сегодняшней России — совсем другие правила. Очень многие уважаемые журналисты не видят в подобной практике ничего плохого. Они пишут комментарии про деятельность партий, забывая при этом сказать о своем членстве или иных тесных связях с этими конторами.
* * *
     Можно быть уверенным, что к концу нынешней выборной гонки у многих избирателей возникнет сильное искушение — не ходить на участки. Ведь грязно пахнущими трюками в той или иной мере занимаются все крупные российские партии. Разве существует другой способ выразить к этому свое отношение, кроме отказа от участия в выборах? Но весь закордонный опыт свидетельствует, однако, что этот подход в корне неправилен и контрпродуктивен.
     Говорят, что война — это слишком серьезное дело, чтобы ее полностью доверять генералам. Примерно то же самое можно сказать и о политике. Почему нынешние российские слуги народа и журналисты ведут себя во время предвыборной гонки именно так, а не иначе? Потому что они — очень плохие люди, ненавидящие демократию? Конечно, нет. Дело в том, что безнаказанность порождает вседозволенность. Если участники выборной гонки видят, что их сомнительные политкомбинации не встречают отпора, у них нет никакого стимула исправляться. Более того, следующие предвыборные трюки в их исполнении могут оказаться еще более “черными”.
Классическим примером, к чему может привести равнодушие населения к проделкам своих политиков, является та же Кампучия (Камбоджа). Сначала там правил принц Сианук. И каждый житель страны с искренностью во взоре мог говорить о своей любви к “милорду-папочке”, как все называли принца. Потом принца свергли. И те же самые граждане с не меньшей искренностью начали убеждать друг друга, что они от всего сердца ненавидят Сианука. Затем в стране произошел еще один госпереворот. И мнение избирателей на выборах перестало что-либо значить."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации