Губернатор Бочкарев прицелился в молоко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пензенские власти, сколачивая очередную монополию, нашли способ обойти запрет на арест бизнесменов

1298305003-0.jpg Только за прошлый год отток капитала из России превысил отметку в двадцать миллиардов рублей. Кризис тут не причем. Как показывает пример Пензенской области, решающим фактором «бегства денег» стал произвол местных властей и непрекращающийся силовой передел собственности. И не случайно промышленность этого региона оказалась в руках семейного клана губернатора, главным инструментом чиновников стали заказные уголовные дела и незаконные аресты.

Истинное лицо губернатора Бочкарева страна узнала благодаря жесткому разносу, который чиновнику в прошлом году устроил председатель российского правительства. Информагентство EFE (Испания) не без ехидства отметило, что «… премьер публично отругал губернатора Пензы Бочкарева за недостаточный приток инвестиций в этот регион, расположенный в центральной части Европейской России». Возмущение Путина, по данным испанских журналистов, было вызвано не только своеобразными профессиональными качествами главы региона. Как пишут российские СМИ, Бочкарева посчитали коррупционером. Всему виной – бурная деятельность его родного племянника Вениамина, который в считанные годы под контроль добрый десяток региональных предприятий. Талант коммерсанта не понадобился: своим финансовым благополучием племянник обязан «Региональному инвестиционному центру», пост руководителя которого он занимал до недавнего времени. Да и бизнес — приемы Вениамин практиковал незамысловатые, широко используя дядин авторитет и его же административный ресурс.

Случались и проколы. К примеру, шумным скандалом закончился «наезд» родственного губернаторского клана на «Молочный комбинат «Пензенский». А именно, одна из подконтрольных племяннику фирм, ЗАО «Константиново», соорудив сомнительный «договор мены», приобрел все имущество своего тезки – госпредприятия. В соответствии с явно заниженной оценкой, вымененные активы стоили 33 миллиона рублей. Племянниковая фирма отдала за них шесть собственных акций дополнительного выпуска ценой в шесть тысяч рублей. Конечно, всякий раз конструировать такие схемы довольно затруднительно. Поэтому, гораздо чаще «собиратель активов пензенский» использует в своем бизнесе банальный административный ресурс, предпочитая его милицейскую разновидность. И ярче всего эта методика проявилась в ходе затянувшегося захвата компании «Молпромгрупп». Холдинг, объединивший четыре крупных молочных завода и ряд других производств, начал свою работу около десяти лет назад. И вскоре стал одним из лидеров всей пензенской промышленности.

Как вспоминает сегодня глава предприятия Айк Авдалян, в 2003-м году он приобрел молочный комбинат в Белинском районе Пензенской области – «Белинск-молоко»: «…на тот момент это было полностью разваленное предприятие. Завод стоял, рабочих мест на нем не было. За счет собственных средств произвел полную реконструкцию комбината. По объему производства сыра, мы вошли в первую пятерку российских производителей сыров. Прибыль мы не тратили, а направляли на расширение производства. В 2006 году я с партнерами приобрел еще одно неработающее предприятие в Нижнеломовском районе Пензенской области, и реконструировали его по специально разработанной итальянской технологии. К концу 2007 года у нас было уже 24 закупочных пункта, на линиях работали 250 машин. В каждую деревню Пензенской области заезжал молоковоз и у всех желающих сдать молоко, была возможность сделать это. В 2007 году наше предприятие перерабатывало 70% от всего объема молока, производимого в Пензенской области».

Процветание закончилось в 2008 году, когда «Регинвест» Вениамина Бочкарева начал сколачивать собственную молочнотоварную монополию. Как признается бизнесмен Авдалян, «…мне «сделали предложение, от которого нельзя отказаться». Видя, что происходило с теми непокорными предпринимателями, которые отказали губернатору и его людям в доле участия в своем бизнесе, я принял, как мне тогда показалось, разумное решение, по принципу лучше худой мир, чем хорошая ссора. И добровольно, за три тысячи четыреста рублей, отдал долю в 34 % капитала предприятия. Понятно, что этим дело не закончилось. Клан губернатора сразу же развернул бурную деятельность по окончательному захвату холдинга. В два года процветающее предприятие было доведено до банкротства. Вначале, руководителей предприятия прессовали в рамках уголовных дел. Потому, по мере развала придуманных обвинений, сосредоточились на фигуре владельца. Апогей беззакония был достигнут 31 января 2011 года, когда на Айка Авдаляна завели уголовное дело по статье 201 (превышение служебных полномочий).

Конечно, вмененная ему несвоевременная уплата в пенсионный фонд 534 тысяч рублей этой статьи никак не касалась. Более того, если внимательно читать закон, нетрудно обнаружить в строках обвинения налоговую составляющую. Но выплаты в пенсионный фонд до 1 января 2010 года входили в Единый социальный налог. Вот только «сшить» Авдаляну дело по «налоговой» статью 199 УК тоже нельзя: сумма невыплаты, влекущая возбуждение уголовного дела, должна составить не менее двух миллионов рублей. И все же, логику пензенских милиционеров проследить нетрудно. Превышение служебных полномочий к «предпринимательским» статьям не относится. А потому, ее обладателя можно сажать без оглядки на президента. И не беда, что дело предпринимателяразвалится в суде. Зато у бизнесменов из числа приятелей высокопоставленного приятеля будет время «разобраться» с неуступчивым собственником в тюремной камере.

Алексей Савкин