Губернатор взял недорого

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Судебные приставы описали имущество журналиста, критиковавшего Леонида Полежаева

1171871916-0.jpg В Омске судебные приставы описали имущество корреспондента «Новой газеты» Георгия Бородянского. Это было сделано по решению Куйбышевского районного суда, который в середине января удовлетворил иск губернатора Омской области Леонида Полежаева к «Новой газете» и Георгию Бородянскому.

Поводом для судебного разбирательства стал материал «Кредиты давали под лица», опубликованный в «Новой газете» 27 ноября 2006 года. Моральный ущерб от фразы «Немыслимо в наших широтах так преуспеть без благоволения губернатора» Полежаев оценил в полмиллиона рублей. Суд же снизил эту сумму до шестидесяти тысяч.

Как рассказал в интервью сам Бородянский, вечером 14 февраля к нему пришли судебные приставы и описали всё имущество – за исключением книг и табуреток. Купленный два года назад за 15000 рублей телевизор «Сони» был оценен в тысячу. Как и новый компьютер, музыкальный центр и стиральная машина. Цена всего имущества Бородянского в итоге – 6300 рублей.

Сторона защиты готовится обжаловать решение суда, но до сих пор не получила возможности снять копию с материалов дела.

Бородянский также отметил, что в Омске на протяжении месяца «Новая газета» не поступает в киоски «Роспечати».

Оригинал материала

«Эхо Москвы» от origindate::18.02.07

ГУБЕРНАТОР ВЗЯЛ НЕДОРОГО

Недавние слова президента РФ о том, что пора прекратить преследования журналистов, омские власти поняли так: хватит преследовать — пора переходить к делу. Например, к описи имущества.

В 8 часов вечера 14 февраля на пороге моего дома появились судебные приставы. Предъявили постановление Куйбышевского райсуда о взыскании морального вреда, причиненного публикацией в «Новой» губернатору Полежаеву. Речь в ней шла о пяти миллиардах рублей, безвозвратно ушедших из четырех отделений Сбербанка, расположенных в Омской области. Деньги брались в кредит, под фиктивный, как правило, залог. Например, под зерно, отсутствующее на элеваторе. Самый крупный в Сибири элеватор принадлежит лидеру Аграрной партии Казахстана. Он также контролирует крупнейшее в регионе производство муки и десяток крепких хозяйств. «Невозможно в наших широтах так преуспеть без благоволения губернатора» — эта фраза и нанесла истцу Полежаеву моральную травму, оцененную им в 500 тысяч рублей.

В общем, газета попала в самого губернатора, о котором лучше помалкивать: что ни скажешь, поймает на честном слове. В данном случае — на слове «благоволение». И поди теперь докажи, что без этого «благоволения» нельзя в наших широтах преуспеть. С другой стороны, доказывать ничего не надо: ведь это мнение, а не факт, а оно, по закону о СМИ и постановлению пленума Верховного суда РФ от 24 февраля 2005 года, в доказательствах не нуждается. Но Верховный суд от районного отстоит далеко. Вот и решил Куйбышевский райсуд, что слово «благоволение» на весах местной Фемиды тянет на 60 тысяч рублей.

Любопытно, что подробный рассказ в этой же статье о том, как при вольном или невольном попустительстве областного главы были ограблены сотни крестьян и фермеров, Полежаева почему–то не тронул. Как и прежние публикации — например, о том, что на выплату местных льгот всем омским пенсионерам, не имеющим ветеранских «корочек», но имеющим трудовой стаж по 35 и более лет, удалось изыскать в областном бюджете 25 миллионов рублей, что примерно равно половине выходного пособия Л.К. Полежаева, буде он уйдет на пенсию.

О судебном решении я узнал от приставов: ни мне, ни редакции его не вручали, следовательно, и обжаловать этот документ было невозможно — иск ушел прямиком в исполнительное производство. Все описанное имущество, а именно — телевизор, стиральную машину, детскую стенку, музыкальный центр, компьютер (спасибо приставам — оставили на чем посидеть и что почитать) — оценили в 6300 рублей. Сумма, явно недостаточная для удовлетворения моральных страданий омского губернатора.

От редакции

Мы, конечно, понимаем, почему омский губернатор придумал судиться в Омске, а не в Москве, где с таким идиотским иском не пустили бы даже в судебную канцелярию.

Также понимаем, почему редакцию извещали о начале заседания либо после того, как оно состоялось, либо за день до того. Ну, приходит телеграмма в 13.00 — завтра в 9.00 необходимо быть в Омске (о том, например, что необходимо время на подготовку, в Куйбышевском райсуде не знают — там свой Гражданско-процессуальный кодекс, согласно которому губернатор прав всегда).

Также понимаем, почему редакция до сих пор не получила решение суда, которое мы по закону должны обжаловать в течение 10 дней после его изготовления. Чтобы не обжаловали. Но все равно обжалуем, потому что решение незаконное. А вы бы как поступили, господин Полежаев, если бы вам позвонили и сказали: «Знаете, мы тут вас вчера осудили — гоните деньги»?

И вообще хотим огорчить его высокопревосходительство господина истца: имущества нашего собственного корреспондента не хватит для того, чтобы удовлетвориться полностью. Это — неприятность раз. Неприятность два — помимо Куйбышевского районного суда, существует еще областной и Верховный. Там и встретимся. Впрочем, как и на страницах газеты. Нельзя упускать такой случай.

Георгий Бородянский

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::19.02.07