Губернатор в роли обманутого жениха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Короткое свадебное путешествие губернатора Коми Владимира Торлопова и Олега Мисевры

1061386896-0.gif Республика Коми, о которой пойдет речь в данной статье, и в этом отношении имеет много специфического. Как утверждал в одном из своих интервью нынешний глава Коми Владимир Торлопов, это территория-донор, но с большими бюджетными долгами. Регион богат сырьевыми ресурсами: углем, лесом, нефтью, бокситами, однако используются они пока недостаточно эффективно, а население страдает от безработицы. Раньше в регионе не случалось слишком громких политических скандалов, как не было и серьезных сражений за собственность, поскольку каждая отрасль изначально досталась крупной, федерального уровня финансово-промышленной группе.

Однако со сменой республиканского руководства в 2001 году и приходом к власти Владимира Торлопова начинается более активное освоение региональных ресурсов и перераспределение доходов от их добычи и продажи в пользу крупного бизнеса, представленного «внешними» для республики компаниями: «ЛУКОЙЛОМ», «Газпромом», «СУАЛом», СУЭК «Байкал-уголь», «Северсталыо», РАО «БЭС России» и другими. Можно говорить, что в Коми только сейчас начался серьезный передел собственности, поскольку у бизнеса были развязаны руки для активных действий. В этом основное отличие нынешнего руководства республики от предыдущего — при администрации Спиридонова крупный бизнес имел меньше степеней свободы и был под большим контролем со стороны местных властей.

Однако не все, что хорошо для «ЛУКОЙЛа» или СУЭКа, хорошо для Республики Коми, и опасения, что региональная власть превратится в местный филиал той или иной финансово-промышленной группы, вполне оправданны. Во всяком случае, зависимость нынешних республиканских властей от крупного бизнеса становится все заметнее.

Это очень хорошо продемонстрировали события, происходившие в угольной отрасли Коми в течение последнего года. Можно сказать, что эти события нарушили заповедный, сохранявшийся с середины 90-х годов уклад общественной жизни, а отчасти и хозяйственных отношений в республике.

Приватизация угольных компаний Печорского бассейна стояла еще в повестке дня прежнего руководства республики, но дело все время откладывалось. Лавры приватизатора печорского угля решил стяжать Владимир Торлопов. В ноябре гова он подписал документ о создании управляющей компании «Печоруголь». Документ этот представлял собой соглашение между администрацией Республики Коми в лице Торлопова и руководством Сибирской угольно-энергетической компании (СУЭК) «Байкал-уголь» в лице Олега Мисевры. По условиям соглашения республиканские власти вносили в уставный капитал ОАО «Печоруголь» принадлежащие республике пакеты акций «Воркутаугля» (21,9 процента) и «Интаугля» (около 25 процентов), а Мисевра обещал внести в «общее дело» то ли 20, то ли 30 миллионов долларов. Причем властям Коми досталось 25 процентов акций новоиспеченной компании, а СУЭКу — 75 процентов. Эта договоренность, по словам Владимира Торлопова, должна была увенчаться успешным участием новой компании в торгах по продаже государственных пакетов акций все тех же «Воркутаугля» и «Интаугля». Кроме того, СУЭК обещал финансировать социальные программы в шахтерских городах.

Уже в момент подписания возникло как минимум два вопроса.

Для чего СУЭКу, крупнейшему российскому производителю энергетических углей, понадобился еще и коксующийся уголь Воркуты? И почему в процессе поиска стратегического инвестора для угольных предприятий Коми был обойден вниманием крупнейший потребитель воркутинского угля — череповецкая «Северсталь»?

Ведь к тому времени эта металлургическая компания уже владела примерно 14,5 процента акций «Воркутаугля» и, несомненно, была заинтересована в коксующихся углях воркутинского бассейна.

Не случайно руководитель «Северстали» Алексей Мордашов, как стало известно позднее, еще в мае 2002 года предлагал Торлопову «долгосрочное стратегическое сотрудничество по выводу ОАО «Воркутауголь» из «системного кризиса».

Затем появились и другие вопросы. В декабре прошлого года из-за отсутствия покупателей провалился аукцион по продаже 60,5 процента акций «Интаугля» стоимостью всего лишь 26 миллионов рублей. Надо заметить, что угольная отрасль Коми «привязана» к двум северным городам, Инте и Воркуте, которые на протяжении доброй половины XX века были известны как место лагерей и ссылок. Несложно представить, каковы там условия жизни и работы, особенно в ситуации нынешнего экономического спада. В республике давно идут разговоры о переселении подавляющего большинства жителей этих угледобывающих районов в другие, менее «экстремальные» места. Поэтому приватизация и появление стратегического инвестора у этих северных предприятий жизненная

необходимость для всей республики.

Но самое интересное произошло 26 июня нынешнего года.

В результате продажи государственного пакета акций (около 38,5 процента) «Воркутаугля» его фактическим собственником оказалась «Северсталь»! Тогда же выяснилось, что компания СУЭК «Байкал-уголь», ранее заявлявшая о том, что пришла в республику «всерьез и надолго», вообще уходит из Коми — ее представительства уже закрыты, причем как в Воркуте, так и в Инте. По заявлениям менеджеров СУЭКа, эти филиалы занимались сбытом угля Печорского бассейна, а сегодня эта задача перестала быть актуальной.

Как пишет местная пресса, СУЭК с начала июля прекратил все договорные отношения с компанией «Интауголь», и теперь, после скоропостижного сотрудничества с СУЭКом, этому угольному предприятию придется восстанавливать рынки сбыта своей продукции. Более того, по оценке гендиректора «Интаугля» Алексея Павлова, деятельность СУЭКа нанесла Печорскому угольному бассейну ущерб на сумму не менее 350 миллионов рублей, и эта сумма не является окончательной. А город Инта, полностью зависимый от угледобычи, оказался предоставленным самому себе. Правда, в конце июля его согласилась «взять на поруки» все та же «Северсталь», откликнувшаяся на запоздалую просьбу руководства республики принять это предприятие в оперативное управление до продажи его федерального пакета акций (60,5 процента), которая намечена на декабрь 2003-го — январь 2004 года.

Как бы там ни было, но бизнесмены, которые ловят крупную рыбку в мутной воде регионального передела собственности, могут быть довольны Владимиром Торлоповым. Увы, ничего подобного нельзя сказать о населении республики и федеральной власти, которая еще весной нынешнего года «ставила на вид» руководству республики как раз в связи с социальными проблемами в угледобывающих районах и масштабной коррупцией.

Игра в приватизацию в отдельно взятом регионе явно запоздала.

Но, видимо, учиться на ошибках, которые по неопытности либо корысти ради допускались на федеральном уровне еще в начале 90-х и о которых сегодня знает вся страна, руководство Коми не считает нужным. Или, напротив, считает весьма выгодным? Впрочем, судите сами.

В начале декабря прошлого года в интервью одной из столичных деловых газет Владимир Торлопов на вопрос о том, почему для создания угольного альянса была избрана компания СУЭК «Байкал-уголь», дал следующий ответ: «…Я в первую очередь думал о той угледобывающей компании, которая сегодня, пожалуй, единственная работает именно в угольном бизнесе. Поэтому с кем, как не с ней, вступить в помолвку? Свадебное путешествие начнется, когда компания сможет приобрести федеральный пакет акций на торгах. Очень коротенькое, я думаю, будет свадебное путешествие, потому что потом начнутся вполне реальные проблемы, учитывая непростую ситуацию в Воркуте и Инте». Затем глава Коми на полном серьезе добавил: «Я почему-то поверил им в ходе моих неоднократных встреч с руководством… Я почему-то рассчитываю, что все наши предварительные договоренности с генеральным директором СУЭК «Байкал-уголь» Олегом Анатольевичем Мисеврой будут соблюдаться».

Что это: нелепым образом завуалированный корыстный расчет или поразительная наивность и безответственность главы региона, немыслимая в любой другой стране мира, за исключением России? Удивительно, но факт: руководитель северной республики вместо того, чтобы трезво оценить все обстоятельства и возможные последствия альянса с крупной финансово-промышленной группой, почему-то доверяется ей как восторженный жених хорошенькой невесте. Но ведь в случае с женихом речь идет о судьбе только одного человека, а при приватизации угольной промышленности республики — о судьбах целого шахтерского региона!

Не меньшее удивление вызывает и реакция главы Коми на отказ СУЭК «Байкал-уголь» от своих обязательств, ставший очевидным в последние недели. Как заявил журналистам местной газеты «Молодежь Севера» председатель профкома шахты «Западная-бис», входящей в «Интауголь», Владимир Фриев, глава республики во время пятнадцатиминутной встречи с профсоюзными лидерами региона посыпал голову пеплом, признавая свою ошибку в отношении СУЭКа, и клятвенно обещал никогда больше не верить олигархам на слово. Но ни одного конкретного ответа на свои вопросы шахтеры во время этой встречи не получили…

В России две беды: дураки и дороги, сказал когда-то Гоголь. Вторые вечно покрыты колдобинами и выбоинами. Как, например, в Республике Коми, которая, как теперь выясняется, значительно отстает от более «продвинутых» регионов и по уровню понимания местной элитой современных политико-экономических проблем.

Оригинал материала

«Российская газета»