Губернатор поддержал олигарха

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Сергей Ян: «Губернатор поддержал олигарха»

Беседу записал Юрий Наумов

Лидер профсоюза химического комбината «Акрон» Сергей Ян по национальности кореец. Сочетание в характере 53-летнего депутата областной Думы и общественного деятеля традиционной восточной мудрости и свободолюбия древних новгородцев воспитало удивительно доброжелательного и порядочного человека. Неудивительно, что владелец комбината Вячеслав Кантор так и не смог переманить его на свою сторону.

Летом 2006 года, вслед за позиционной «административной» войной, объявленной несговорчивому Яну минерально-удобрительным «бароном» Кантором, последовали более «понятные» методы. В кабинете профсоюзного лидера установили прослушивающие устройства, а затем его «опустили» в региональном партийном списке «Единой России» и попытались снять с выборов. Наконец, 25 августа Сергея Яна едва не «укатала» большегрузная фура на федеральной трассе «Россия». Скажете, все это стечение обстоятельств? Вот и профсоюзному лидеру хотелось бы в это верить…

Договор не дороже денег…

Корр.: Сергей Васильевич, поясните, пожалуйста, что из себя представляет коллективный договор работников «Акрона» с руководством предприятия и почему из-за его невыполнения возникла взрывоопасная конфликтная ситуация на заводе и в регионе?

Сергей Ян: Договор заключен 22 мая 2002 года. Последняя редакция относится к маю 2005 года. Он действует на протяжении 3-х лет. В договоре был пункт 2.1.1. в разделе «Оплата труда», который гласит: «Совместно с профсоюзным комитетом анализировать не реже одного раза в квартал соотношение индекса роста цен на потребительские товары, на основании данных официальных источников по Новгородской области с индексом роста средней заработной платы на предприятии. Производить, исходя из финансовых возможностей предприятия, по согласованию с профсоюзным комитетом, увеличение фонда оплаты труда предприятия в соответствии с индексом роста цен на потребительские товары. Распределение суммы фонда оплаты труда между структурными подразделениями предприятия производить по согласованию с профсоюзным комитетом»… Нормальный пункт? Некоторые вещи все же не устраивали и нас, и работодателя… Каждый квартал мы возобновляли переговоры об увеличении зарплаты, доказывали, спорили, а потом у нас и у работодателя возникла идея повышать зарплату один раз в начале года, дабы индексация шла с опережением. Все посчитали, что это выгодно, и согласились внести изменения. В результате этих договоренностей родилось соглашение от 16 ноября 2005 года. Оно было внесено в коллективный договор как составная часть, заменившая прежнюю редакцию пункта 2.1.1.

– С новой редакцией этого пункта коллективного договора владелец «Акрона» Вячеслав Кантор был со гласен?

– А как он мог не знать о нем, если только его интересы отстаивает руководство и менеджеры «Акрона»? У нас ведь даже коллективный договор подписан не с Кантором, а с генеральным директором. Владелец об этом пункте прекрасно знал и согласился. Тот же генеральный директор Иванов с трибуны утверждал, что с принятием этой редакции договор стал более прогрессивным. Более того, в конце 2005 года я с руководством «Акрона» обсуждал планы правительства России. Несмотря на инфляционный прогноз в 8–10%, мы устно договорились повысить заработную плату на 15%, чтобы к этому вопросу до конца 2006 года не возвращаться.
Мы выпустили довольно резкий профсоюзный листок, в котором указали работникам предприятия на ущемление наших прав. Правда, потом работодатель заявил: «Мы бы повысили, если бы вы не стали выступать!»

– Вы лично встречались с Кантором?

– Да, в марте я созвонился и встретился с Кантором в Москве. Он не выдвигал условий для этой встречи. Просто выбрали день, когда это было удобно сделать. На встрече присутствовал Антонов и другие члены cовета директоров. Когда разговор зашел о повышении заработной платы, Кантор сказал, что переговоры поручены гендиректору «Акрона» Иванову и необходимо найти компромисс. Я видел, что Кантор в курсе событий, но особо не интересуется ситуацией. Тогда я был уверен, что мы найдем общее решение. Сейчас, если вернуть время назад, я был бы более настойчив в обсуждении этой темы, потому что дальнейшие переговоры ни к чему не привели.

Олигарх против «Единой России»

– Почему отношения между работником и работодателем приобрели столь резкие формы?

– Ситуация осложнилась перед 1 мая 2006 г., когда мы начали готовиться к митингу. Он был абсолютно не «антиадминистративный». Мы шли под лозунгом «Человеку труда – достойную зарплату!». Когда шла организация этого мероприятия, коллектив был подвержен сильнейшему давлению. Руководители подразделений рекомендовали не выходить на митинг, утверждалось, что это чуть ли не провокация, предлагалось отправиться на дачи и т. д. А ведь 1 Мая – это государственный праздник. Под таким же лозунгом, кстати, одобренным «Единой Россией», выступали все российские трудящиеся.

После Первомая мы стали обсуждать возможность пикетирования собрания акционеров «Акрона». Работодатель опять выступил с заявлением о том, чтобы перенести пикет на более поздние сроки, дескать, приближается День химика. В июне было обещано вернуться к переговорному процессу. Мы вновь пошли навстречу.

Администрация предложила увеличить фонд заработной платы на 6,1%. Причем даже этот процент по разным цехам был дифференцирован. У нас была практика, когда по основным цехам зарплата увеличивалась на 10%, по вспомогательным, скажем, на 6%. А в данном случае в одном документе были закреплены повышение зарплаты на 6,1% и разбивка ставки по цехам. Получалось, если профком не соглашается, то это затронет интересы рабочих, которым пообещали более высокие проценты выплат. Типичная тактика – разделяй и властвуй. Нас поставили в чрезвычайно сложное положение и были уверены, что иного выхода, кроме как согласиться, у нас нет. А мы не согласились. Сказали, что не отступим от требований и будем выплачивать материальную помощь потерявшим в деньгах работникам.

После этого обстановка крайне обострилась. Приблизительно в это время, в начале июня, были обнаружены и прослушивающие устройства. Я, кстати, в конце июля написал письмо Кантору, в котором попросил разобраться с фактами незаконного прослушивания, отметил, что сложившаяся на предприятии ситуация, мягко говоря, ненормальна. Кантор ничего мне не ответил. Он в очередной раз перепоручил ответ своим подчиненным, в данном случае – президенту гендиректору Антонову.

«Я не верил, что наши совещания прослушивают!»

– Каким образом правоохранительным органам стало известно, что ваши разговоры прослушиваются?

– Элементарно. В службе безопасности «Акрона» есть обиженные. Они были уволены вследствие реорганизации этого подразделения, т. к. руководство концерна решило использовать услуги охранного предприятия со стороны. Уволенные люди, конечно, очень обиделись. Они и дали, скорее всего, наводку. Когда сотрудники ФСБ зашли в мой кабинет, то уже знали, что и где искать. Специалисты составили акт, пригласили службу безопасности, провели обыск-осмотр. У меня в кабинете «жучок» находился под подоконником, другой был установлен в зале заседаний.

Прослушивающую аппаратуру устанавливали, по всей видимости, в апреле этого года, перед майским митингом. Члены профсоюза по данному делу проходят не как инициаторы обращения в следственные органы, а как свидетели. Мне было предложено, если моя личная информация могла попасть в чужие руки, также выступить потерпевшим лицом. Я отказался, поскольку не заметил вмешательства в личную жизнь. Напротив, это вмешательство в дела общественной организации и давление на меня как ее лидера.

– Что же удалось узнать «слухачам»? Какие инициативы профсоюза были разрушены?

– Мы тогда обсуждали первомайский митинг. Обсуждали возможность проведения пикета на собрание акционеров. Был еще такой момент: мы приняли решение выплачивать компенсацию к заработной плате, если рабочие, которым администрация предложила 10% прибавки, посчитают, что несут материальные потери вследствие требований профсоюза повысить зарплату всем трудящимся «Акрона» на 8,7%. Принятие решения, подготовку документации, договоренность с банком – словом, все оргмоменты – мы выполнили за неделю. Когда вынесли решение на профком, выяснилось, что администрация уже знала о нем. Некоторые председатели профкомов пришли с готовыми аргументами против инициативы. Руководство в данном случае действовало однозначно на опережение.

– У вас лично были подозрения, что совещания прослушиваются?

– Были. От некоторых членов профсоюза проходила информация о том, что, дескать, у вас брали ключи технические службы, что-то там смотрели в кабинете. Мы еще посмеялись: «Может быть, подслушивают!» Я не поверил – что у нас, времена холодной войны?

– По вашему мнению, кто стоит за подобными грязными методами?

– Я думаю, это методы нашего работодателя. Вряд ли губернатора. Мне обидно, что тогдашний губернатор Михаил Прусак не поддержал позицию простых рабочих и мою как заместителя регионального отделения «Единой России». Получилось наоборот. Губернатор поддержал администрацию частного предприятия. В том числе по выборам в областную Думу. Я почти со дня основания в партии «Единая Россия». А ныне исполнительного директора «Акрона» Владимира Гаврикова принимают даже без испытательного срока и ставят на третье место в избирательном списке. Председателя совета директоров, генерального директора Валерия Иванова, рекомендуют по одномандатному округу. Меня выдвигают профсоюзы, а в списках ставят на непроходное 14-е место.

– Что же, мнение рабочих и служащих «Акрона» было для Прусака пустым звуком?

– Работодатель ближе.

«Прокуратура разберется в фактах давления на коллектив»

– Вы испытываете давление со стороны администрации предприятия и области?

– На членов профсоюза и простых рабочих оказывается давление на протяжении длительного срока. 1 августа 2006 г. я был вынужден обратиться в прокуратуру. Сейчас следователи занимаются этим делом. Причины обращения следующие. Профком принял решение не соглашаться с повышением фонда оплаты труда на 6,1%, поскольку в результате анализа статистических данных установлено, что инфляция гораздо выше и заработную плату необходимо повысить минимум на 8,7%. В ответ администрация провела заседания цех-комитетов, на которых принимаются решения о том, что цех, дескать, согласен с предложением администрации. Но позвольте, никто не вправе проводить подобные заседания коллективов, помимо профсоюза! А сегодня они прошли почти в каждом цехе. Я же не провожу заседания начальников цехов, не требую от них выполнения планов, не вмешиваюсь в работу исполнительного и генерального директоров. Профсоюзы независимы! Сегодня кто-то из рабочих боится административной мести, кто-то не хочет вмешиваться в происходящее.

– Кто конкретно стоит за инициативой административного давления?

– Такие указания может давать исполнительный директор, управляющий, но в любом случае эти люди – представители работодателя. И эти указания идут. Более подробно обстоятельствами этих нарушений занимается прокуратура. Я думаю, выводы должны быть положительные.

– С чем вы связываете атаку лично на себя и, в частности, падение со 2-го на 14-е место в региональном списке «Единой России»?

– Я это связываю со своей профессиональной деятельностью. И с той позицией, которую я занял по отношению к трудовой ответственности работодателя. В прошлом году мы обсуждали мое участие в выборах от «Акрона» в областную Думу. Не было никаких вопросов. Не скажу, что была прямая договоренность с тем же Прусаком, но было понятно, что я иду именно по спискам «Единой России». В заново составленном губернатором списке проходные места только у директоров и заместителей директоров предприятий. А ведь когда-то Прусак предлагал всем общественным организациям выдвигать своих кандидатов.

«Собственник на связь не выходит»

– Кто инициировал, по вашему мнению, партийные перестановки?

– Собственник, хотя у меня нет прямых доказательств. Я здесь пытался ему пару раз позвонить, спросить. Просил секретарей все-таки связать меня с Кантором. Это необходимо и по многим другим вопросам, потому что после мартовской встречи у нас не было контактов… Что ж, я пытался, делал звонки, предложения. Но он на меня не выходит сейчас. Когда на последних переговорах, 27 июля, мы сказали «нет», в администрации начались эмоции. Исполнительный директор «Акрона» Владимир Гавриков заявил, что я упираюсь ради выборов. Но я сказал, что готов отказаться от выборов в областную Думу, если вопрос с увеличением заработной платы будет решен положительно. Для меня профсоюз – вопрос принципиальный.

– Как вы считаете, что стало причиной дорожной аварии 25 августа, в которой вы едва не погибли?

– Я считаю, что это обычное дорожно-транспортное происшествие. Они тысячами происходят на наших дорогах.

– Вы не боитесь дальнейшей конфронтации отношений с собственником «Акрона»?

– Сложно сказать. У нас с Кантором очень «теплые» отношения.

***

P. S. В заключение отметим, что в октябре 2006 г. Сергей Васильевич Ян одержал убедительную победу в противостоянии с председателем совета директоров «Акрона» В. Ивановым. В апреле 2007 г. Сергей Ян описывал сложившуюся обстановку как напряженную: «Решающий конфликт сдерживает уголовное дело, которое возбуждено против пятерых сотрудников службы безопасности «Акрона». Оказывается, они не только прослушку устанавливали».
По большому секрету Ян сказал, что они пытались вскрыть сейф и проверить документацию – открытую и закрытую в сейфе. Сотрудники профкома, как он объяснил, выступают в роли свидетелей.

Личное дело. Ян Сергей Васильевич
Депутат Новгородской областной Думы четвертого созыва, член комитета по социальной политике, председатель профсоюзного комитета ОАО «Акрон».
Родился 31 декабря 1953 г. в поселке Комарово Любытинского района Новгородской области. В 1973 г. закончил Новгородский техникум электронной промышленности по специальности «производство полупроводниковых приборов». В 1973 – 1975 гг. служил в полку связи спецназа ГРУ Генштаба ВС под Ленинградом. В 1975 г. – электрослесарь КИПиА в цехе аммиака ПО «Азот».
В 1984 г. закончил Ленинградский финансово-экономический институт по специальности «планирование промышленности». С октября 1986 г. – бессменный председатель профсоюзной организации «Азот» (с 1993 г. – «Акрон»). Переизбирался четыре раза. Награжден орденом Трудовой Славы III степени.
В 1994 г. закончил Северо-Западную академию государственной службы при Президенте РФ по специальности «менеджер».
В 2006 г. избран депутатом Новгородской областной думы.
Кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию. Победитель и призер областных, всероссийских соревнований. Женат, воспитывает двух дочерей.

Вставка:
В Новгородской областной Думе всего 26 мест. Половина идет по партийным спискам, половина – одномандатники, 14 место в списке «Единой России» Сергея Яна – это откровенное издевательство