Гудков Не Помог Шорору

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Депутат Госдумы лично поручился за скандально известного предпринимателя, обвиняемого в заказном убийстве

1144731788-0.jpg Центральный суд города Сочи по ходатайству прокуратуры продлил еще на три месяца арест председателя совета директоров Ступинской металлургической компании (СМК) Александра Шорора и члена ликвидационной комиссии предприятия Владимира Трутнева. Их обвиняют в организации убийства в январе 2002 года гендиректора сочинского пансионата «Подмосковье» Владимира Ефрюшкина. Обвиняемые требовали, чтобы их проверили на детекторе лжи, но получили отказ.

Судебное заседание проходило в конце минувшей недели в открытом режиме, хотя прокурор настаивал на том, чтобы закрыть слушания. Прокуратура мотивировала это «возможностью разглашения сведений об убийстве, содержащих государственную тайну». Однако суд это ходатайство отклонил.

По словам защиты, процесс не удалось закрыть из-за резонанса, который получил арест Александра Шорора и Владимира Трутнева. Например, член комитета по безопасности Госдумы Геннадий Гудков ходатайствовал об изменении меры пресечения и в своем личном поручительстве заявил: «Александр Шорор активно помогал комитету Государственной думы по безопасности в расследовании фактов хищения бюджетных средств одной из крупнейших российских компаний. В ходе этой работы была вскрыта причастность к масштабным (в сотни миллионов долларов) хищениям лиц, находящихся в розыске». Тем не менее обоих обвиняемых оставили под стражей.

При этом суд согласился с прокурором, который попросил предупредить обвиняемых Шорора и Трутнева об уголовной ответственности «в случае распространения сведений клеветнического характера». С обоих подозреваемых тут же взяли соответствующие расписки.

«Этой подпиской о сведениях клеветнического характера нашим подзащитным фактически не дали и слова сказать в свое оправдание»,– заявил адвокат Александра Шорора Андрей Данильян. Кроме того, как рассказал адвокат Владимира Трутнева Борис Кудрявцев, «как ни настаивали подзащитные на проверке их показаний через полиграф (детектор лжи), им его так и не предоставили».