Гудков прогудел свой бизнес

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


После скандалов лишенный мандата парламентарий потерял свой охранный бизнес: от принадлежащего «Оскорда» отвернулось 90% клиентов, в том числе Adidas, Metro, IKEA, Procter & Gamble, DHL, Air France, General Motors

Stavropol-1-1-150x84.jpgВесьма ощутимым ударом для семейного бизнеса экс-депутата от «Справедливой России» Геннадия Гудкова закончился его конфликт с МВД. Группа охранных предприятий «Оскордъ», которую он строил в течение 20 лет, фактически перестала существовать. После многочисленных проверок и последующего лишения лицензии стоимость холдинга, который оценивался в 500 млн рублей, уже не стоит почти ничего. По словам Гудкова, он передал «Оскордъ» своему подчиненному — Владимиру Меликову, не взяв с того ни копейки.

Громкое противостояние депутата Гудкова с МВД началось 12 мая 2012 года. Тогда полицейские нашли во время плановой проверки нарушения в оборудовании оружейных комнат в крупнейшем подразделении «Оскорда» — ЧОП «Пантан». Полицейские также изъяли хранившееся там оружие и боеприпасы. Вслед за этим последовало решение лицензионно-разрешительной службы МВД об отзыве у «Пантана» лицензии.

Похожие неприятности постигли и другие структурные подразделения «Оскорда» в 20 регионах России. Сам Геннадий Гудков связывал многочисленные проверки семейных предприятий с его активным участием в акциях оппозиции. Он считал, что МВД так оказывает на него давление, разрушает бизнес и заставляет клиентов отвернуться от «Оскорда».

— Отняли оружие, лишили лицензий, — заявил «Известиям» Гудков. — Причем все это делалось в течение трех дней. Клиенты оставались без охраны, началась паника, и они стали уходить. МВД направляло своих сотрудников по клиентам, которые говорили: «Видите, что творится с подразделениями «Оскорда»? Мы их скоро прихлопнем. Быстро бегите, уходите, переводитесь». Но я не исключаю, что это частная инициатива отдельных сотрудников. Где-то клиенты их посылали, но где-то и соглашались.

По словам депутата, через два месяца после начала проверок от «Оскорда» отвернулось 90% клиентов. Первой ласточкой стала российская «дочка» крупного австрийского банка Raiffeisenbank, за ними последовали производители стройматериалов — немецкая компания Knauf. Неуверенность в завтрашнем дне заставила разорвать договора с ЧОПами «Оскорда» и других крупных клиентов — Adidas, Metro, IKEA, Procter & Gamble, DHL, Air France, General Motors.

Причем речь идет не только о столичных ЧОПах и их клиентах. В регионах ситуация оказалась ничуть не лучше — под охраной предприятий Гудкова остались лишь несколько мелких компаний. Совокупная стоимость «Оскорда» начала стремительно падать.

Gudok 1347283172.jpg

Геннадий Гудков Дмитрий Духанин/Коммерсантъ

— До начала мая 2012 года, по самой пессимистичной оценке, «Оскордъ» можно было бы продать за 450 млн рублей, — пояснил «Известиям» Геннадий Гудков. — Это бросовая цена, возможно, «Оскордъ» стоил и гораздо дороже. А потом его стоимость фактически обнулилась. Прямые потери моей семьи в результате разрушения бизнеса составили более 500 млн рублей.

Гудков пытался продать тогда еще работающий «Оскордъ» своему основному конкуренту на рынке охраны — группе предприятий «Арес», принадлежащих Александру Христенко. Целью продажи была попытка сохранить рабочие места на предприятиях. Депутат уже говорил о той сделке как о свершившемся факте и даже называл цену — «по номиналу уставного фонда» (100 тыс. рублей). Но буквально через несколько дней владелец «Ареса» открестился от сделки с Гудковым, и больше эта тема между ними не поднималась. Сокращений кадров избежать тогда не удалось, и 90% персонала «Оскордъ» уволилось.

Когда в сентябре 2012 года Гудкова лишили мандата, ситуация вокруг «Оскорда» могла измениться, но, как признался сам экс-депутат, у него не осталось ни сил, ни желания возрождать бизнес. Примерно тогда же у него и возникло решение о безвозмездной передаче «Оскорда» директору департамента по обеспечению охранной деятельности Владимиру Меликову, работавшему в компании со дня ее основания.

— Быстро передать предприятие было технологически сложно, — объясняет Геннадий Гудков. — У меня жена находилась за рубежом. Ее угрожали арестовать, отправить в СИЗО, поэтому я ее отправил туда (за границу. — «Известия»). На нее была зарегистрирована большая часть акций и предприятий. Она вернулась в страну, когда все немного стихло, когда были закрыты все эти дутые заявления по нарушениям, после чего начался процесс передачи бизнеса.

Благополучие «Оскорда» теперь будет зависеть не только от нового руководства, но и от решений арбитражных судов: споры о законности полицейских проверок и аннулировании лицензий тянутся до сих пор. В том числе и по одному из основных предприятий «Оскорда», с которого все началось, — ЧОП «Пантан». Ближайшее заседание по нему намечено на 26 февраля. Экс-депутат Гудков признался, что будет следить за судом, хоть и не питает особой надежды на благополучный исход.

— Я побывал на одном из процессов — посмотрел в честные глаза судьи и понял, что даны определенные команды и с нашей стороны это будет совершенно бесполезная трата времени и денег, — заявил «Известиям» Гудков. — Это как обсуждать методы лечения скончавшегося больного — человек уже помер, его похоронили, поставили памятник, а мы обсуждаем, правильно ли его лечили.

Теперь Геннадий Гудков намерен отказаться от участия в бизнес-проектах, сосредоточившись на политической и общественной деятельности.

Оригинал материала: "Известия"