Гурьев законе"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::02.04.2009, Фото: "Коммерсант"

Гурьев - сенатор "в законе"

Он охотно "пилит бабки" с теми, от кого зависит его спокойствие

Галина Баленкова

Compromat.Ru

Сенатор Андрей Гурьев

На прошлой неделе состоялась инаугурация нового губернатора Мурманской области Дмитрия Дмитриенко, пришедшего на место Юрия Евдокимова, отставку которого президент России Медведев принял в середине марта. Один из первоочередных вопросов, которые предстоит решить новому губернатору - назначение нового сенатора, представителя Мурманской области в Верхней палате российского парламента.

Сегодня эту должность занимает фигура печально знаменитая — владелец агрохимического холдинга «ФосАгро» Андрей Гурьев, бывший соратник известных сидельцев Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, записной лоббист, участник множества политических и экономических скандалов.

Кресло члена Совфеда Гурьев оккупирует уже более 8 лет. Ранее предполагалось, что его сенаторская деятельность продлится до 2012 года, однако досрочная отставка Евдокимова означает и автоматическое прекращение полномочий действующего сенатора. Весьма сомнительно, чтобы эта должность вновь досталось Андрею Гурьеву. Среди прочего, нынешний сенатор от Мурманской области знаменит тем, что, присутствуя на заседаниях Верхней палаты парламента, большую часть времени занят перелистыванием иллюстрированных журналов, либо просто спит, но это далеко не единственный изъян в его парламентской деятельности.

О лоббистских талантах Гурьева ходят легенды, однако лоббизм лоббизму рознь. Находясь на короткой ноге с власть предержащими, можно защищать общественные или региональные интересы, а можно и сугубо шкурные, то есть, свои собственные. В чересчур усердной защите интересов Мурманской области в сенате Андрей Григорьевич ни разу замечен не был, зато личный денежный интерес он блюдет и защищает на высочайшем федеральном уровне, с завидной старательностью.

Лоббистская активность Гурьева на протяжении всех восьми лет его сенаторства сосредоточена на трех основных направлениях. В первую очередь сенатор печется о защите ОАО «ФосАгро» от государственного налогового бремени, и это неудивительно, поскольку здесь замешан его личный финансовый интерес.

Например, только за 2001 год задолженность «ФосАгро» перед государством составила 5 миллиардов рублей. В эту сумму входит неуплата налога на прибыль (около 3 миллиардов рублей), на добавленную стоимость (1,9 миллиарда рублей) и на пользователей автомобильных дорог (89 миллионов рублей). В следующем 2002 году, по мнению налоговиков, компания недоплатила в бюджет 2,3 миллиарда рублей, а в 2003 - 4,3 миллиарда рублей.

К настоящему времени ФНС предъявляет холдингу «ФосАгро» и компании «Апатит» налоговые претензии на общую сумму в 10 миллиардов рублей. Увы, все эти иски, благодаря лоббизму и личным связям сенатора, годами виснут в судах, а деньги, которые должны быть выплачены государству в виде налогов, аккуратно переводятся на оффшорные счета или вкладываются в многочисленные девелоперские прожекты господина Гурьева. Кстати говоря, планы в сенаторской голове рождаются самые фантастические. По некоторым сведениям, в конце прошлого года, уже в самый разгар мирового экономического кризиса, он всерьез намеревался обратиться во Внешэкономбанк с просьбой выделить ему $5 млрд. якобы на строительство в Апатитах первого в мире «Северного Диснейленда» площадью в 200 гектаров, с водными аттракционами и самым большим в мире колесом обозрения «Апатит Флаер», высотою в 200 метров.

Помимо девелопмента и увода прибыли от налогообложения, Андрей Григорьевич весьма серьезно озабочен созданием наиболее благоприятных условий для роста цен на апатитовый концентрат — основную продукцию принадлежащей ему горнодобывающей компании «Апатит». Специально с этой целью в конце 2007 года он «прокачал» в федеральных инстанциях идею, согласно которой реализация апатитового концентрата должна происходить посредством биржевых торгов.

В результате воплощения этой идеи в первые же месяцы 2008 года цена апатита на Санкт-Петербургской бирже «Юмекс» выросла втрое - до 6850 руб. за тонну, а на МФБ — в 6,2 раза - аж до 17 050 руб. за тонну. При этом цена концентрата, рекомендованная Федеральной антимонопольной службой (ФАС) на 2008 год, составляла 2232 рубля за тонну.

От биржевых игр и прочих ценообразующих развлечений сенатора Гурьева отечественную агрохимическую отрасль лихорадит уже не первый год. В конце концов, федеральные власти наложили запрет на биржевые торги апатитовым концентратом. Гурьеву это решение, разумеется, пришлось не по вкусу, поэтому он продолжает искать пути и лазейки для задирания цен.

Третье из важнейших направлений лоббистской деятельности сенатора — сутяжничество с государством по поводу 20%-ного пакета акций ОАО «Апатит», когда-то украденного Ходорковским и унаследованного Гурьевым. Предыстория этой эпопеи многократно фигурировала на страницах отечественных СМИ. В 90-е годы Ходорковский и его соратники организовали группу, учредившую множество подставных фирм. В число этих подставных компаний входило ЗАО «Волна», которое 1 июля 1994 г. на инвестиционном конкурсе получило под гарантию банка «Менатеп» 20-процентный пакет акций мурманского ОАО «Апатит», оцененный в 283 млн. долларов. Впоследствии условия инвестиционного договора выполнены не были. По решению суда ЗАО «Волна» обязано было возвратить акции государству. Однако подельники, используя те же подставные фирмы, акции «Апатита» в течение короткого времени распродали и вновь сконцентрировали в своих руках, но уже под другой менеджерской «крышей», которой управлял не кто иной, как Андрей Гурьев. Журналисты без околичностей окрестили Гурьева «сенатором от Юкоса».

В мае 2005 г Мещанский суд Москвы вынес приговор по делу Ходорковского и Лебедева, признав их виновными в хищении 20 процентов акций ОАО «Апатит». Тем не менее, украденный пакет акций до сих пор не возвращен в собственность государства, и это факт, доказанный судом

Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом подало иск к ОАО «Апатит», ОАО «ФосАгро» и ОАО «Русские инвесторы», на счетах которых аккумулировались украденные акции, о возврате их в госсобственность. Кстати, по данным из нескольких источников, бенефициарами 50 процентов акций «ФосАгро» являются Ходорковский, Лебедев, Брудно и Невзлин, а остальные 50 процентов принадлежат Андрею Гурьеву.

В конце прошлого года иск Росимущества о передаче 20 процентов акций ОАО «Апатит» государству был наконец-то удовлетворен Арбитражным судом города Москвы, но «ФосАгро» направило жалобу в кассационную инстанцию, и дело опять зависло на стадии разбирательства. Очередное рассмотрение жалобы назначено на 21 апреля, но, учитывая, в самом деле, незаурядные лоббистские способности Гурьева, вряд ли стоит решение на такое скорое завершение дела.

В общем и целом можно констатировать: Андрей Григорьевич Гурьев — наименее подходящая кандидатура на представительство Мурманской области в Совете Федерации. Принадлежащая ему компания «Фосагро» фигурирует в российских судах практически всех инстанций, ей предъявлены многомиллионные иски как от федеральных налоговых и государственных служб, так и от крупнейших отечественных компаний. Благодаря своему главному оружию — сенаторскому иммунитету - Гурьев умудряется проворачивать самые невероятные махинации, уходить от ответственности за это и, вдобавок ко всему, годами удерживать за собой государственную собственность, прибыль от которой идет в его карман.

Принято говорить о том, что Гурьева не дают в обиду его друзья в высших сферах, имеющие непосредственный «доступ к телу». Но вряд ли речь тут идет о крепкой мужской дружбе. Скорее всего, это коммерческий проект, своего рода подковерное joint venture. Секрет живучести Гурьева прост. «Андрей хорошо понимает: если украл очень много, и не поделился с нужными людьми, то попадешь в тюрьму. Поэтому он охотно пилит бабки с теми, от кого зависит его спокойствие. А ворон ворону глаз не выклюет», - сказал мне как-то многоопытный участник рынка, неплохо знающий Андрея Григорьевича.

Власть научилась достаточно эффективно ставить барьеры на пути сомнительных деятелей регионального масштаба, возжелавших пролезть в большую политику. Но это, по сути, борьба с мелкой шпаной, а Гурьев преспокойно сидит в сенате. На сегодняшний день, Гурьев, пожалуй, самый яркий пример присутствия коррупционной составляющей в российской политической элите. Но, чтобы восстановить справедливость, вернуть государству похищенное, нужно, чтобы несколько больших чиновников поступили по закону, исходя из здравого смысла, из интересов государства. Но смогут ли «друзья» Гурьева отказаться от очередного «бонуса» в миллионы и миллионы долларов?! Поэтому они кровно заинтересованы в сохранении Гурьевым иммунитета члена Совфеда. Они не хотят, чтобы Гурьев тратился на модернизацию разваливающегося производства, или на его безопасность (нет, не назовут нам истинного виновника взрыва на руднике в Расвумчорре, повлекшим человеческие жертвы…). Этим чиновникам на руку ложные торги концентратом, им выгодно, чтобы Гурьев получал сверхвысокие доходы от монопольного диктата цен.

Не смущает высоких покровителей и тот факт, что фактически они хлебают из того же мутного источника, что и наемные правозащитники, юристы, журналисты и прочие «представители общественности», которые требуют свободы Ходорковскому и Лебедеву. Всей этой братии на самом деле выгодно, чтобы Ходорковский как можно дольше сидел на зоне. А Гурьев – в сенате, оберегая и направляя денежные потоки в нужные карманы.

Как только Гурьев лишится иммунитета, свое слово скажут те, кто честно стремится исполнить свой служебный долг. Тогда «хозяин Хибин» вполне может оказаться где-нибудь в Краснокаменске, в одном с именитым подельником бараке.

Конечно, наивно надеяться, что кризис станет катарсисом для гнилой части влиятельного чиновничества. Если Гурьев добьется своего и вновь закрепится в сенаторском кресле на неопределенный срок, значит, в России за последние годы так ничего и не поменялось. Значит, существование ходячего атавизма – Гурьева - у нас в порядке вещей. Значит, наши элиты предпочитают уютно сидеть в затхлом болоте коррупции, когда вороватый чиновник крышует нечистого на руку дельца, позволяя ему безнаказанно обворовывать страну.