Гусинский засудил родину

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Гусинский Засудил Родину»)
Перейти к: навигация, поиск


Россия заплатит беглому олигарху 88 тысяч евро. Полный текст решения Страсбургского суда

1085031925-0.jpg Бывший российский медиа-магнат Владимир Гусинский должен получить от России 88 тысяч евро за моральный ущерб, нанесенный ему незаконным содержанием под стражей летом 2000 года. Такое решение принял в среду Европейский суд по правам человека. Гусинский пожаловался в Страсбургский суд по правам человека на то, что правоохранительные органы России сначала его незаконно арестовали, а потом принудили продать принадлежавшие ему акции средств массовой информации.

Это дело началось в 2000 году, когда администрация президента Путина решила отобрать у олигарха Владимира Гусинского, возглавлявшего ЗАО «Медиа-Мост», канал НТВ и выдавить его за границу. Найти уголовно наказуемый компромат на господина Гусинского поручено было генпрокурору Владимиру Устинову. Летом 2000 года, когда Владимир Путин отбыл в Мадрид, бизнесмена арестовали и поместили в Бутырку «с интеллигентными людьми» (так сообщали сами следователи). Президент, которого спросили за границей, что значит этот арест, ответил, что не знает, так как дозвониться до генпрокурора Устинова не может.

Впрочем, через три дня из президентской администрации последовало указание обвиненного в мошенничестве хозяина НТВ отпустить и дать ему возможность убыть на свою виллу в испанской Андалусии. За это господин Гусинский пообещал отдать госструктурам по сходной цене свой телебизнес. Но, оказавшись за границей, глава «Медиа-Моста» заартачился, стал обличать министра печати Михаила Лесина в подписании некоего «протокола №6″, гарантировавшего олигарху свободу в обмен на акции НТВ. В свою очередь, власти вновь призвали на помощь Генпрокуратуру, и та арестовала в январе 2001 года руководителя финансового управления «Медиа-Моста» Антона Титова. Ему вменили сговор с господином Гусинским по хищению путем мошенничества более 5 млрд руб. займа, взятого «Медиа-Мостом» у «Газпрома» в 1998-1999 годах «на уставные цели». Следователи раскопали документы о том, что значительная часть заемных средств ушла на личные счета господина Гусинского и подконтрольных ему фирм. В 2002 году Черемушкинский райсуд вынес господину Титову приговор: он признан виновным в мошенничестве, однако оправдан по обвинению в отмывании «грязных» денег. Ему назначено три года лишения свободы, и он освобожден от наказания по амнистии.

Между тем российская Генпрокуратура продолжала преследовать Владимира Гусинского и в Европе. Весной 2001 года ведомство Владимира Устинова потерпело первое поражение по этому делу: суд Испании отказал в экстрадиции Владимира Гусинского в Россию. «Трудно представить себе,– написал в своем решении суд,– что запрошенный сломил волю руководителей «Газпрома» путем такого простого обмана, как подмена оценки стоимости компании. Это еще менее вероятно, если учесть, что «Газпром» приобрел до 14,31% пакета акций «Медиа-Моста». В связи с чем из изложения фактов запрашиваемым государством (Россией в лице Генпрокуратуры) не вытекает наличие обмана, необходимого для определения этих действий как мошенничество».

А три месяца спустя свою оценку этим же фактам дал один из руководителей Интерпола: «Информация, предоставленная Национальным бюро в Москве в отношении преследования со стороны России главного руководителя ЗАО ‘Медиа-Мост’, не подлежит регистрации в делах Интерпола… Дело имеет преимущественно политический характер и подпадает под статью 3 конституции Интерпола, по которой организации строго запрещается осуществлять вмешательство в дела политического, военного, религиозного или расового характера».

В 2003 году та же ситуация с экстрадицией экс-главы «Медиа-Моста» повторилась в Греции. Владимир Гусинский был задержан в международном аэропорту Афин, провел несколько дней в местной тюрьме, а полтора месяца спустя апелляционный суд Афин отказался этапировать его в Россию, признав, что обвинения, выдвинутые против него Генпрокуратурой, «расплывчатые» и не являются в Греции уголовно наказуемыми.

В январе 2001 года британская юридическая фирма СМS Cameron McCenna, представляющая интересы Владимира Гусинского, подала в Страсбургский суд жалобу о нарушении Россией Европейской конвенции по правам человека. Ее предварительное рассмотрение состоялось 7 марта 2002 года в первой секции этого суда (в которую входит, в частности, судья от России Анатолий Ковлер). Суд признал жалобу «частично приемлемой». В частности, суд решил, что является неправомерным требование заявителя наказать Россию за «бесчеловечное и унижающее достоинство обращение» с ним в Бутырском СИЗО, где он провел три дня. «Заключение под стражу,– написал в своем решении суд,– вызвало в заявителе сильные чувства. В таких ситуациях человеку свойственно испытывать унижение, страх, душевные муки и чувство неполноценности. Однако процессуальные действия, вызвавшие такие реакции, сами по себе не могут считаться нарушением статьи 3 конвенции (гласящей, что никто не должен подвергаться бесчеловечному обращению.)».

Вторую часть жалобы господина Гусинского, на то, что «отсутствовало разумно обоснованное подозрение» в совершении им какого-либо преступления, суд не счел возможным рассмотреть в связи с недостаточностью материалов.

Вместе с тем суд вынес тогда предварительное решение об обоснованности жалобы господина Гусинского в части его неправомерного заключения под стражу. Вчера же эта часть жалобы была рассмотрена судом по существу и удовлетворена.

Суд признал, что Россия, арестовав 13 июня 2000 года главу «Медиа-Моста» и продержав три дня в СИЗО, нарушила статьи 5 и 18 Европейской конвенции по правам человека. Статья 5 перечисляет, в каких случаях заключение под стражу во время предварительного следствия обоснованно: «Когда имеются достаточные основания показать, что необходимо предотвратить совершение правонарушения или помешать лицу скрыться после его совершения». Статья 18 указывает, что «ограничения, допускаемые в конвенции, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены».

Европейский суд признал, что российская Генпрокуратура арестовывала Владимира Гусинского не только для того, чтобы в дальнейшем предать суду, но и с «неправовой целью» – надавить на него, чтобы он отдал НТВ контролируемому государством «Газпрому». Правда, суд не признал, что это была политическая акция, написав в мотивировочной части решения, что недопустимо было использовать уголовные меры «в коммерческих переговорах».

И еще одно важное соображение, касающееся не только Владимира Гусинского, высказал Европейский суд. УПК России допускает «в исключительных обстоятельствах» помещать граждан под стражу до предъявления им обвинения. Но, как отметили судьи Евросуда, недопустима ситуация, когда фраза «исключительные обстоятельства» никак не конкретизируется и не поясняется конкретными примерами. Проще говоря, под «исключительные обстоятельства» можно подвести любой случай, когда прокуратура жаждет видеть человека за решеткой, еще не сформулировав, в чем он виноват.

По решению Страсбургского суда Россия, нарушившая Европейскую конвенцию, должна будет выплатить господину Гусинскому ?88 тыс. судебных издержек. Компенсацию морального вреда суд в пользу заявителя не взыскал (он, кстати, просил $1), признав, что сама по себе победа над своей страной в международном суде должна принести медиамагнату немалое моральное удовлетворение.

Корреспондент Ъ позвонил старшему следователю по особо важным делам Генпрокуратуры Валерию Николаеву, который в 2000 году арестовывал и освобождал Владимира Гусинского, с просьбой прокомментировать вердикт Европейского суда. Но к телефону подошел другой следователь и сказал: «Валерия Дмитриевича Николаева мы в прошлую пятницу похоронили. Ему было всего 57 лет, у него не выдержало сердце. До последнего дня он жалел, что ему не дали довести уголовное дело Гусинского до суда и заставили его отпустить. Николаев был лучший из нас» [...]

Екатерина Заподанская

Оригинал материала

«Коммерсант»