Гэбистское прошлое МТС

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Компания", origindate::27.10.98

Их телефонная сеть

Гэбистское прошлое и федеральное будущее «Мобильных телесистем»

Андрей Солдатов

Оператор сотовой связи «Мобильные телесистемы» пришел на рынок позже всех – лишь два года назад началась коммерческая эксплуатация его сети. Нельзя сказать, что он успел перегнать своих конкурентов по числу клиентов (до кризиса у МТС было около 90 тыс. абонентов, тогда как у «Би-лайн», например, число абонентов давно перевалило за 120 тыс.); в активе у МТС только преимущества выбранного им европейского цифрового стандарта GSM-900. Оператору уже пять лет, но до сих пор рекламная кампания МТС строится на достижениях зарубежных партнеров (помните: «Нас миллионы...»). Пожалуй, ни один российский сотовый оператор не был за столь короткое время так обласкан судьбой: тут и зарубежные инвесторы, и признание развиваемого стандарта федеральным со всеми вытекающими отсюда преимуществами, и нешуточная борьба большого бизнеса за контроль над МТС... Неужели все это лишь ради далекой перспективы?

Немецкий акцент с гэбистским прищуром

Происхождение «Мобильных телесистем» в сущности иностранное. В 1993 году у двух немецких компаний - Deutsche Telekom и Siemens появилась идея создать в Москве оператора сотовой связи GSM-900. Европейский стандарт приглянулся немцам не столько из-за его новизны, прогрессивности, всеевропейского роуминга и т.д., сколько потому, что Siemens является ведущим производителем систем связи для GSM. Как известно, Deutsche Telekom как национальный немецкий оператор до недавнего времени четко следовал интересам крупнейшего немецкого концерна. Кроме того, в России GSM тогда еще не был известен, и внедрение нового стандарта сулило пионерам возможность получения правительственных льгот «на развитие», что прекрасно понимали в Siemens. Так же хорошо там понимали и другое: затевать такое дело без опоры на местного «хозяина» (в данном случае МГТС) невозможно. Российские правила игры, главное из которых - надо делиться, Siemens за 150 лет присутствия на отечественном рынке освоил отлично.

В МГТС идея создания еще одного сотового оператора («Вымпелком» и МСС тогда уже работали, и часть акций последней принадлежала городской сети) понравилась: ведь участие МГТС в проекте, как обычно, сводилось к предоставлению доступа в городскую телефонную сеть, а инвестиции брали на себя иностранцы. Кстати, это были довольно крупные деньги: до ввода в коммерческую эксплуатацию сети в таком крупном мегаполисе нужно вложить в создание ее инфраструктуры не менее $200 - 300 млн. Еще больше идея понравилась в близкой МГТС фирме АСВТ.

Эта компания была создана в 1990 году на базе службы МГТС по так называемой правительственной спецсвязи - «Искры-2» (знаменитой «вертушки») и мобильной спецсети «Алтай». Генеральным директором сначала малого предприятия, а впоследствии открытого акционерного общества стала Анастасия Оситис - кадровый работник МГТС с двадцатилетним стажем, двенадцать из которых были отданы спецсвязи. Среди связистов она заслуженно пользуется репутацией «железной леди».

Не стоит думать, что АСВТ досталось какое-то советское старье. «Искра-2», ставшая основой сети АСВТ, начала создаваться в 80-х и постепенно заменяла правительственную сеть с ручной коммутацией «Искра-1», эксплуатировавшуюся с 50-х годов. Современная сеть, соединившая 15 республик и в общей сложности 615 городов, вступила в строй в 1990 году. И тут же была выделена в отдельное предприятие АСВТ.

Согласившись на создание сотового оператора, российская сторона решила контрольный пакет новой компании сохранить за собой: 49% акций оставить Deutsche Telekom и Siemens, а 51% поделить между российскими акционерами. При этом МГТС досталось 20%, а АСВТ - 21%. Три процента акций отдали Центральной станции связи МПС, а оставшийся пакет поделили между двумя компаниями - неким АО «ТДСР» (зарегистрированным по тому же адресу, что и МГТС) и учрежденной АСВТ фирмой «М-Белл».

Но фактически бразды правления в совместном детище, названном «Мобильные телесистемы», получила г-жа Оситис. Именно ее ставленник - коммерческий директор АСВТ Михаил Смирнов и стал гендиректором МТС.

Новый оператор стартовал довольно резво. С 1994 года предприятие стало активно закупать и устанавливать оборудование, и к началу коммерческой эксплуатации сети в Москве было установлено восемь базовых станций. При этом не забывались и обязательства перед немецкой стороной: первым сотовым оператором, закупившим технику Siemens для сетей подвижной связи в России, стала компания МТС, а первой страной, с которой МТС заключила соглашение по роумингу, стала Германия.

«Искра-3» не получилась

К 1996 году у Анастасии Оситис дела пошли особенно успешно - сеть «Искра-2» стабильно приносила солидный доход, поскольку в ней работали не только госструктуры (которые были просто обязаны подключаться к сети), но и коммерческие компании, прельщенные возможностями элитной спецсвязи. А главное, к тому времени АСВТ была приватизирована: государство сохранило за собой контроль на стратегическом предприятии с помощью «золотой акции», а остальные ценные бумаги достались трудовому коллективу - причем на долю лично г-жи Оситис, по слухам, пришлось не менее 25% АСВТ. Бизнес шел столь хорошо, что Оситис нашла возможности и для внешних инвестиций, начав сколачивать собственный маленький телекоммуникационный холдинг, в который наряду с МТС и АСВТ вошел пейджинговый оператор «РадиоПейдж» - совместное с МГТС и американской фирмой Segol предприятие. Однако вскоре над проектом сгустились тучи. Причем настолько хмурые, что появились сомнения в том, что Анастасия Оситис вообще сохранит за собой контроль над АСВТ.

В середине 90-х на российском телекоммуникационнном рынке появились два бизнесмена - господа Рахубо и Васильев, которые учредили фирму New Communications Systems (NCS), а та, в свою очередь, - «Русскую телефонную компанию» (РТК). Никому не известный новичок неожиданно выиграл в 1996 году конкурс Минсвязи на развертывание сети GSM в шести российских регионах - Владимирской, Рязанской, Тульской, Калужской, Псковской и Смоленской областях. Между тем за год до этого лицензию на эти регионы выиграла «Де Те Мобил» (дочерняя компания Deutsche Telekom). Однако немцы слишком долго не приступали к использованию лицензии, и Минсвязи разыграло лицензию повторно. В результате немцам не оставалось делать ничего иного, кроме как купить 48,5% акций РТК. Блестяще проведенная двумя бизнесменами операция привела не только к появлению желанных инвестиций, но и к росту аппетита. РТК заинтересовалась «хозяйством» АСВТ, причем самое пристальное внимание РТК обратила на «Мобильные телесистемы». Как раз с января 1996 года началась коммерческая эксплуатация сети GSM в Москве. Оператор тут же получил лавинообразный рост числа абонентов - сеть, несмотря на недостаточное покрытие, предоставляла клиентам хорошее качество связи и защиту от двойников, которая автоматически обеспечивалась особенностями самого стандарта.

Наблюдая успехи МТС, РТК решила действовать. В сущности наступление «Русской телефонной» на «Мобильные телесистемы» началось еще во время сделки с «Де Те Мобил», получившим, как упоминалось, 48% РТК. На долю NCS досталось 50,5% акций «Русской телефонной», а оставшийся «бесхозным» 1% акций был обменен на 3% акций МТС, принадлежавших станции МПС.

Но основной удар «Русская телефонная» нанесла по АСВТ. Видимо, в компании решили, что пакет МТС, принадлежащий фирме г-жи Оситис, проще получить, купив саму АСВТ. Кроме того, тогда РТК достался бы и пакет, принадлежащий аффилированной с АСВТ фирме «М-Белл». В результате у РТК на руках оказался бы блокирующий пакет «Мобильных телесистем».

Весной 1996 года РТК стала активно скупать акции АСВТ у частных лиц. К середине года компании удалось приобрести почти 50% АСВТ: г-же Оситис угрожала реальная опасность потерять контроль над компанией. Но решающее сражение ей все-таки удалось выиграть - на собрании акционеров, состоявшемся летом 1996 года, г-жа Оситис сумела сохранить за собой руководство компанией. Насчет того, кто помог ей в этом, мнения расходятся: одни говорят, что свою роль сыграли старые связи с ФАПСИ (все-таки опыт работы в области спецсвязи многого стоит. Кстати, недаром сотрудники агентства пользуются, по нашим сведениям, телефонами МТС), другие утверждают, что не обошлось без поддержки Владимира Евтушенкова, председателя АО «МКНТ» и АФК «Система». Вторая версия, судя по развитию событий, представляется более вероятной.

«Русская телефонная»: мавр сделал свое дело...

Помощь Евтушенкова была отнюдь не бескорыстной - его самого заинтересовало хозяйство АСВТ. В 1996 году «Система» и МГТС образовали совместное предприятие «Центр-ТС» (фактически подконтрольное «Системе»), куда МГТС передала в трастовое управление акции семи фирм, созданных при ее участии, в том числе и 20% МТС. Между тем известно, что Владимир Евтушенков ничего не любит делать наполовину. И «Систему» заинтересовали акции, принадлежащие АСВТ. Остается тайной, как Евтушенкову удалось уговорить Анастасию Оситис, но в том же году «Система», по данным из информированных источников, выкупила за бесценок принадлежащие АСВТ акции МТС, и ее доля в «Мобильных телесистемах» выросла до 40 с лишним процентов. Кроме того, через «Транс-ТС» «Система» получила в управление 49% акций компании «РадиоПейдж», принадлежащих МГТС и АСВТ.

В 1997 году поглощение «Системой» МТС продолжилось - на годовом собрании акционеров МГТС было решено окончательно избавиться от акций МТС, продав их «Системе» за $13 млн. Кроме того, есть сведения, что скоро лишится своей доли в компании еще один учредитель МТС: по нашим данным, Siemens, возможно, тоже продаст свою долю в сотовом операторе в следующем году.

В результате АСВТ полностью потеряла контроль над МТС. Правда, это обстоятельство, как ни странно, не поставило крест на карьере боевого соратника Оситис - Михаила Смирнова. Он, видимо, найдя общий язык с новыми хозяевами, продолжает до сих пор руководить компанией.

Более того, благодаря «Системе» сфера его влияния значительно расширилась. Дело в том, что в конце 1997 года настал судный день для соперника МТС - «Русской телефонной компании». Акционеры компании решили покинуть начинавшую бурно развиваться РТК. По официальным данным, на этот шаг их подвигла неудовлетворенность развитием сети («Русская телефонная компания» действительно не достигла значительных успехов на сотовом поприще, набрав за это время менее двух тысяч клиентов). Однако вполне возможно, что владельцев РТК просто «попросили» продать свои акции. Так или иначе, но «Система» купила не только принадлежавщие NCS 50,5% акций РТК, но и получила в трастовое управление долю немецкой стороны - «Де Те Мобил». При этом руководить «Русской телефонной» стал, по нашим данным, Михаил Смирнов.

Сотовая империя

Фактически объединив в конце прошлого года МТС и «Русскую телефонную компанию», «Система» более или менее ясно обозначила границы новой сотовой империи. Сегодня в нее входят Москва, Московская область, республика Коми, Тверская и Костромская области, Рязань, Калуга, Смоленск, Тула, Псков и Владимир. Кроме того, компания имеет роуминговые отношения с операторами GSM в Санкт-Петербурге, Самаре, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге и других городах. Таким образом, сегодня «Мобильные телесистемы» начинают оправдывать возлагаемые на компанию надежды. Однако у нынешних хозяев оператора более амбициозные планы.

Не стоит забывать, что в холдинг «Системы» входит компания «Росико», получившая лицензию на развитие другого стандарта - GSM-1800 (в другом прочтении - DCS). Ведь именно эта лицензия весной 1998 года помогла МТС нанести сильнейший удар давнему сопернику - «Вымпелкому». Как уже писал Ко, в мае Госкомсвязи объявил результаты тендера на развертывание сети GSM-1800 по России, фактически подтвердив ранее выданные лицензии «Вымпелкома» и «Росико» на этот стандарт для Москвы и Подмосковья. Лоббирование со стороны «Системы» обеспечило присутствие в тексте постановления пункта об обязательном интегрировании сети GSM-1800 c GSM-900. В результате «Вымпелком» не может развивать уже запущенную сеть GSM-1800, поскольку интегрировать ее просто не с чем. Правда, «Вымпелкому» удалось прописать в постановлении пункт, обещающий выдать лицензию на стандарт GSM тем, кто ее еще не получил. Таким образом, уже несколько месяцев боевые действия идут «на территории» «Вымпелкома» - давать ему лицензию или не давать.

Если бы МТС удалось помешать «Вымпелкому» заняться стандартом GSM-900, то в России возникла бы настоящая сотовая империя «Системы». Учитывая финансовые возможности АФК и преференции Госкомсвязи (ведь и GSM-900 и GSM-1800 являются федеральными стандартами), у МТС просто не нашлось бы конкурентов на национальном уровне.

Но подобным планам пока не суждено сбыться. Недавно в сваре «Системы» и «Вымпелкома» появился новый участник - «Связьинвест». Пытаясь подороже продать четверть холдинга, чиновники прописали, что выигравшему конкурс полагается национальная лицензия на GSM-900, но за дополнительную плату - не менее $411 млн. Напомним, что ранее предполагалось выдать восемь лицензий GSM-900 на соответствующее количество регионов России (то есть поступить так же, как в случае с GSM-1800). МТС это обстоятельство, надо сказать, только на руку: АФК «Система», по некоторым сведениям, уже участвовала в прошлогоднем конкурсе на «Связьинвест» и вроде бы собиралась принять участие и в этом году. Так что национальная лицензия на GSM - дополнительный стимул выложить деньги за телекоммуникационный холдинг.

Но провал конкурса по «Связьинвесту» (его итоги так и не были подведены, хотя это предполагалось сделать в середине октября) уничтожил надежды «Системы». А между тем конкурент «Системы» продолжает действовать: 21 октября «Вымпелком» официально объявил о начале эксплуатации интегрированной сети GSM-1800/900 без всякой лицензии.