ДОРожные ГАНгстеры наступают

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© solomin, origindate::31.03.2008

ДОРожные ГАНгстеры наступают

Рейдерский захват асфальтобетонного завода "Стройабсолют-Н" в Подмосковье

Валерий Лукьянов

О двух российских бедах известно всем. Но если проблема дорог уже столь же классическая, как и сам этот афоризм, то насчет дураков можно поспорить. Во всяком случае, те люди, о которых пойдет речь, на роль таковых совсем не тянут. Напротив, только такие изобретательные мудрецы могли создать ужасающую по своим масштабам теневую структуру с вовлечением в нее значительной части экономики страны. Есть сведения, что теневики наносят государству ущерб, сравнимый с потерями военных лет.

Дороги и все, что с ними связано, давно превратилось в большую кормушку. Для умных. Они делают деньги – огромные состояния – не только, к примеру, нарушая технологии дорожного строительства за счет сужения проезжих частей, что впоследствии приводит к гибели тысяч граждан, но и путем банального распиливания бюджета. И тут, конечно, не обходится без чиновников, получающих от прикормленных или специально созданных для этого структур огромные откаты. Уверенные в безнаказанности, они используют государственную машину, как инструмент давления в корыстных целях на малые и средние фирмы, занятые в сфере дорожного строительства.

Увы, правоохранительные органы проблемой этой почему-то почти не занимаются. Либо руки не доходят, либо что-то другое мешает, о чем даже думать не хочется.

На столь грустные размышления наталкивает серия публикаций, в частности, в таком уважаемом издании специальных структур, как «Щит и меч». В одном из последних его номеров речь шла о ставшем жертвой рейдерского захвата небольшом подмосковном предприятии. Небольшом по масштабам, но не по значимости.

***

Ранним июльским утром 2007 года к воротам расположенного в Ленинском районе Подмосковья асфальтобетонного завода приблизилась группа крепких молодых парней с резиновыми дубинками и черенками от лопат. Молодцы быстро перемахнули бетонный забор и рассыпались по территории. Предприятие было захвачено в считанные минуты. Налетчики ворвались в директорский офис, похитили документы и оборудование. Взломали компьютерные шкафы и унесли главные комплектующие агрегаты комплекса: процессор, управляющий всей работой и оптоволоконный соединительный кабель. Вдобавок прихватили зачем-то телевизор – видно, уже из чистого куража.

Через час прибывшие хозяева завода Александр Симбирев и Николай Урюпин вызвали милицию. Захватчиков вытеснили с территории. Но продолжать работу было невозможно. Несколько недель, пока не доставили замену недостающих блоков, предприятие стояло. Рабочие сидели без зарплаты, смежники обрывали телефон: давай асфальт, дороги надо ремонтировать!

Составив акт о понесенных убытках, Симбирев и Урюпин написали заявление о рейдерском налете в ОВД Ленинского района.

А теперь – самое интересное. Старший диспетчер завода Николай Бадукин, один из свидетелей захвата, без труда узнал главаря налетчиков. Им оказался некто Юрий Шаповалов. Ранее он бывал на предприятии, представляясь гендиректором. Поскольку человек этот один из главных героев нашего рассказа, надо сказать о нем несколько слов.

Юрий Сергеевич Шаповалов родился в Петербурге. Когда именно он перебрался в Москву, история умалчивает. С виду обычный совладелец больше десятка фирм: «Дорожные материалы», «Ространс», «Спецпромдорнаб», «Автодор №7», «Сантури-С» и т.д. Не то чтобы олигарх чистой воды, но судя по многообразию названий, человек весьма предприимчивый. По некоторым данным, первые серьезные деньги Шаповалов сделал, торгуя строительно-укладочными материалами, затем обзавелся дорожно-строительной техникой. Нет, наверное, сегодня в столичном регионе такого дорожника, который бы не слышал эту фамилию. И все они сходятся во мнении: Шаповалов стремится стать монополистом в сфере дорожного строительства в Москве и области, безжалостно выдавливая из этой ниши конкурентов.

Симбирев и Урюпин еще на что-то надеялись. Они позвонили Шаповалову: мол, верни оборудование, а мы не будем настаивать на расследовании. Но тот на голубом глазу категорично заявил, что ни о каких похищенных процессорах управления ничего не знает.

Дорган с большой дороги

Захват асфальтобетонного завода – это видимая миру акция, лишь одно из щупалец спрута, прячущего свои истинные размеры за дымовой завесой. Этой рейдерской атаке предшествовали события, носившие скорее невинный, чем криминальный характер.

А начиналось все вполне оптимистично. В 2004 году два уже знакомых нам бизнесмена из Ленинского района Подмосковья зарегистрировали ОАО «Стройабсолют-Н». Название подсказывает, что работать они намеревались на совесть. Так и было. Тем более точкой приложения Александр Симбирев и Николай Урюпин избрали отрасль поистине горячую: производство асфальтобетонных смесей.

Свежесваренный асфальт – вещь дефицитная. В Подмосковье (где сходятся на подступах к столице десятки федеральных трасс) его не хватает катастрофически. Дорожники записываются на отгрузку асфальта за месяцы вперед. Самих асфальтовых заводов всего десяток на огромный регион. И дорожно-строительные организации – между прочим, сплошь государственные унитарные предприятия – идут на любую дружбу с изготовителями асфальта. Кредиты и задолженности? Будут прощать годами. Недопоставки? Будут ждать, когда изготовитель облагодетельствует отгрузкой. Деваться все равно некуда. Госзаказ надо выполнять.

Симбиреву и Урюпину кредиторов агитировать не понадобилось. Те сами предложили сотрудничество, едва узнали, что предприниматели привезли с московской выставки оборудования новенький асфальтобетонный завод. Импортный, управляемый через умный компьютер завод, с несколькими режимами варки различных марок высококлассного асфальтобетона. И – запустили его в действие. Водители, мчавшиеся в прошлом году по Минскому или Киевскому шоссе, дивились: что за чудная дорога стала после ремонта? Так это уложили тот самый асфальт с нового предприятия! И стало всем счастье – и дорожникам, и автомобилистам. Только вот на долю самих руководителей «Стройабсолюта-Н» счастья выпало немного…

Тут на сцене появляется самый главный герой нашего повествования. (Если бы эту историю экранизировали, здесь обязательно должна была бы звучать тревожная музыка). Руководитель Федерального управления автомобильных дорог «Центральная Россия» Валерий Дорган собственной персоной. Кто знаком с обратной стороной его деятельности, понимают эту фамилию по-своему: типа Дорган – сокращенно ДОРожный ГАНгстер. Но именно его резолюция была для фирмы Симбирева и Урюпина решающей. И Дорган, словно подтверждая остроумную расшифровку своей фамилии, сразу же выдвинул им условие: «Разрешу установить завод, если возьмете в компаньоны моего человека».

«Человеком Доргана» оказался ни кто иной, как… Юрий Шаповалов. Да-да, тот самый. Симбиреву и Урюпину не оставалось ничего другого, как согласиться. Но сферы влияния благоразумно разделили, образовав не одно, а два предприятия. Договорились так: земля и заводское оборудование находятся в ведении Симбирева с Урюпиным, а доходы оба предприятия делят пополам.

***

Как они работали, как давали стране асфальта! За 2005 год «Стройабсолют-Н» освоил 250 млн. рублей. В следующем году планировали «поднять» уже под 300 млн. От заказчиков не было отбоя. С кредиторами начали потихоньку расплачиваться.

И тут грянул гром. В один из зимних дней 2006 года звонит Дорган: «Надо Шаповалова сделать гендиректором «Стройабсолют».

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Симбирева и Урюпина. Изначальное соглашение «пятьдесят на пятьдесят» в отношении дележки прибыли и без того очень напоминало узаконенный рэкет. Шаповалов считает доходы, а Симбирев с Урюпиным работают. Поставить же над собой доргановского протеже – значило собственноручно отдать налаженное дело вконец обнаглевшему чиновнику. Половина из освоенных в 2005 году миллионов и так ушла Шаповалову, хотя доля его вложений в производство вообще не была оговорена: захочет – вложится, не захочет – выкручивайтесь сами. Словом, ему и так было шоколадно. Симбирев с Урюпиным назначать Шаповалова гендиректором обеих фирм наотрез отказались.

«Тогда я вас обанкрочу» – орал Дорган. И обещание сдержал. Осенью 2006 года Симбирев и Урюпин получили извещение: по судебному решению их предприятие было признано истцом банкротом. Оказалось, одна из фирм, числящаяся в списке кредиторов («Автобан») инициировала судебную тяжбу: якобы завод не выплатил ей долг. Внешним управляющим по решению суда был назначен некто Владимир Бирман.

От представителей фирмы-истца Симбирев и Урюпин узнали, что Бирмана в качестве внешнего управляющего суду рекомендовал… Дорган! Ничего личного, что вы. Просто Доргана, как главного специалиста по всем дорожным проблемам центральной России, попросили проконсультировать суд относительно кандидатуры. И он назвал самую подходящую для себя.

***

Владимир Бирман – довольно известный человек в финансовых и коммерческих кругах. В искусственных банкротствах участвовал неоднократно. Так, в 1996 году прекратила операции и объявила о крахе известная в те годы страховая компания НАЛКО, одним из руководителей которой был Бирман. В 2001 году его по решению Арбитражного суда Москвы назначили кризисным управляющим компании «Фармснабсбыт». Некоторое время спустя и эта компания оказалась ликвидированной. А еще через год, снова по решению Арбитражного суда столицы, кредиторы ГУП «Госимпэкс» сместили с должности управляющего компании и назначили… все того же Бирмана.

Даже такой краткий экскурс в биографию этого человека характеризует его как профессионального «ликвидатора» предприятий, имеющего весьма высокопоставленных покровителей. Ведь если солидные бизнесмены через суды выбивают для него возможность порулить тонущими «Титаниками» отечественной экономики, значит, кому-то присутствие Бирмана в обреченных фирмах очень выгодно…

Список тайных покровителей Бирмана еще предстоит установить. В случае с искусственным банкротством «Стройабсолют-Н» он выступил как человек Доргана. Казалось бы, для столь масштабного «ликвидатора» переход от международных фирм к подмосковному заводику выглядит как измельчание интересов. Или – что более вероятно – выгода от ликвидации незначительного с виду предприятия была сравнима с дивидендами от предыдущих дел.

***

За все время со дня назначения внешним управляющим Бирман на заводе не появился ни разу. Его доверенные лица на вопросы лишь пожимали плечами: «Владимир Яковлевич лечит застарелую язву, он в Израиле, у Красного моря, сюда приезжать не собирался». И добавляли шепотом: «Попадаться на глаза московским властям ему совсем ни к чему». Видно, былая «ликвидаторская» деятельность Бирмана не осталась в стороне от внимания правоохранительных органов.

Не дождались плана спасения завода ни кредиторы, ни Симбирев с Урюпиным. А тут вдруг Юрий Шаповалов с помощью Бирмана мошенническим путём стал генеральным директором «Стройабсолют».

Весной 2007 года собрание кредиторов признало, что Бирман свои обязанности не выполняет. И Шаповалов – тоже. Доргановского протеже решением суда от должности гендиректора освободили, назначив вместо него Николая Урюпина. Тогда-то оставшийся не у дел Шаповалов и организовал рейдерский захват. Симбирев и Урюпин полагают, что именно отсутствие ликвидаторского опыта в сочетании с явным пренебрежением со стороны израильского подданного Бирмана подвигли Шаповалова на захват предприятия. Но, скорее всего, мотив налета был другим. Не столь очевидный, но чрезвычайно дальновидный план действий придумал, вероятно, не сам Шаповалов, а его высокопоставленный покровитель Валерий Дорган.

Посмотрим на ситуацию с другой стороны. Если бы попытка захвата не была отбита, если бы Шаповалов воцарился гендиректором, он успел бы оформить документы, подтверждающие законность его овладения фирмой. В том, что такими возможностями Шаповалов обладает, заводчане убедились на одном из собраний, когда он объявил себя заместителем Бирмана. На требования рабочих документально подтвердить полномочия Шаповалов продемонстрировал доверенность от Бирмана, украшенную свежей подписью. Собравшиеся поразились: Бирман же в Израиле, откуда его подпись? Вообще-то рабочие завода, где асфальтовыми котлами управляет процессор, удивляться факсимильной электронной подписи не должны. Однако, скорее всего, никакой высокой технологией Шаповалов не воспользовался, прибегнув к элементарному подлогу.

***

Когда журналисты спросили у Валерия Доргана, какую же все-таки роль должен был сыграть в банкротстве завода российско-израильский гражданин Бирман, тот отмахнулся: «Я с ним не знаком!».

Ну-ну. Попытки Шаповалова занять место Бирмана в фиктивном спасении завода выдают Доргана с головой. Ясно же: слуги одного хозяина не сумели скоординировать движения и выставили шефа в невыгодном свете. Вот тот и поспешил отмежеваться от возможных обвинений в сговоре с целью захвата предприятия: мол, Бирмана не знаю, заводом не интересуюсь, зачем Шаповалов рейдеров позвал – не мое дело.

В действительности интерес к овладению заводом был не столько у Шаповалова, сколько в первую очередь у его вышестоящего покровителя. Только интерес этот оказался хорошо замаскированным за суматошными действиями исполнителей.

Если бы Шаповалов утвердился как единоличный хозяин завода, это означало бы взятие им под контроль значительного объема ремонтно-дорожных работ в Москве и области. Производство асфальта – важнейшая часть федеральной программы реконструкции и ремонта дорог. Финансирование подобных производств, как уже говорилось, лежит на федеральных структурах. Но цену на продукцию производитель устанавливает сам! И если у Симбирева с Урюпиным стоимость тонны асфальта была одна, то Шаповалов установил бы другую, повыше.

Основания к таким утверждениям имеются. Через упоминавшиеся выше фирмы, принадлежащие Шаповалову, совершались продажи соли и других инертных материалов для обработки дорог по ценам, превышающим номинальные. Дорожно-эксплуатационные предприятия, вынужденные приобретать необходимые для работы материалы дороже запланированного, неоднократно докладывали о «задирании цен» наверх.

***

А наверху-то – кто? Правильно, Валерий Дорган. Ему-то и нужен производитель, позволяющий диктовать цены на материалы. А значит, отхватывать от федеральных дотаций суммы еще большие, чем сейчас.

Посчитаем по минимуму. За год завод выдавал 300 тыс. тонн асфальта. Тонна стоит в среднем 1 200 рублей. Увеличив цену за нее всего на 100 рублей, получим 30 млн. сверхприбыли в год. Потому Шаповалов и был рекомендован в гендиректоры, потому-то и были организованы фиктивное банкротство предприятия, а затем – рейдерский налет.

Конечно, на круг, с гонорарами исполнителям и откатами наверх, сумма расплывется на части помельче. Но, как говорили сицилийские доны, «птичка по зернышку клюет». Главу теневой монополии не так просто поймать. Он действует не сам, а через повязанных одной веревочкой сообщников. Это они добывают дивиденды на местах, руководя фирмами и заводиками. Здесь – дороже продать соль дворникам, там – взвинтить цены на бетонные смеси, тут – завысить расценки дорожных работ. И выйдет счет на миллиарды. А то, что Маркс назвал погоню за сверхприбылью причиной грядущего свержения пролетариатом алчных капиталистов, так это пусть повторяет благопристойная Европа, которой до наших схем воровства век не додуматься.

Сверхдоход от простой и почти незаметной накрутки цен на продукцию хозяином-монополистом – прием настолько непрозрачный для законодательства, что им сегодня пользуются в России все, кто только допущен к ценообразованию. Конечно, нынешний теневой бизнес уже не тот, что был в девяностых, с братками и стрельбой, в эпоху «белых воротничков». Теперь солидные люди в офисах планируют долгосрочные экономические операции, по размаху превосходящие план поворота рек. Операции эти состоят из последовательности мелких, и значит, неприметных для внимания властей шажков. Наподобие овладения асфальтовым заводиком. В масштабах страны акция пустяковая, но для разработчика теневой экономической программы чрезвычайно выгодная.

***

Данная публикация, увы, вряд ли что-то изменит. О том, что за рейдерами стоят коррумпированные и расчетливые чиновники самого высокого уровня, сказано и написано немало. А толку? Но говорить об этом надо, хотя исправлять ситуацию должны не журналисты, а само государство. Окажется ли ему это по силам?

Слишком мало у нас принципиальных и честных чиновников, слишком много соблазненных возможностью урвать у государственной кормушки. Слишком большую законодательную базу надо подвести под фундамент теперешней российской экономики. Даже если предположить, что рейдерство станет невыгодным, это не искоренит теневые экономические преступления. Пока во власти будут сплошные коррупционеры, найдутся и новые схемы получения сверхприбылей, текущих в чьи-то личные карманы из народных кошельков и госбюджета.

А может, стоит вернуть простой прием, обожаемый контролерами советской эпохи? Справки о доходах высокопоставленные управленцы научились добывать такие, что по ним они выглядят сущими босяками. Не все, конечно. К г-ну Бирману, скажем, ярлык нищего никак не приклеишь. За последние десять лет одних только личных машин доблестный «ликвидатор» поменял аж четырнадцать. Ну, любит человек новые авто, вот и меняет «Крайслер» на «Судзуки», «Тойоту» на «БМВ».

Но вернемся к отчетности. В США, к примеру, существует прекрасная практика. Купил сенатор яхту – к нему налоговики: откуда деньги? У тебя доход сто тысяч в год, минус налоги – сорок, а яхта стоит триста. Пожалуйте за решетку.

Вот бы и у нас так. Конечно, придумают, как выкрутиться. Прикажут, запугают, найдут дарителей и завещателей, как нашел Дорган двух честных работяг, согласившихся отдавать половину выручки приставленному мздоимцу. Но все-таки бояться станут больше. Они же очень трусливые, все эти Дорганы от власти.

И еще. Когда такая система наказаний заработает, осужденных предлагаю не ссылать в лагеря. А отправлять на дорожные работы. Сейчас у нас на федеральных трассах укладывают асфальт граждане бывших дружественных азиатских республик. А станут – отечественные ловкачи-преступники, отбывающие наказание за третью нашу исконную беду. За воровство.

В заключение необходимо ещё раз подчеркнуть, что всенародно избранный Президент РФ Дмитрий Медведев выступает за скорейшее принятие пакета законов против рейдерских захватов предприятий: "Считаю необходимым скорейшее принятие антирейдерского пакета законов. Причем, в таком виде, чтобы это не было банальной декларацией, а реально создало инструменты для предотвращения рейдерства". Он также отметил необходимость принятия специального антикоррупционного плана: "Должен быть в особом порядке разработан и реализован национальный план по борьбе с коррупцией". Хочется верить, что «дорганов с большой дороги» всех мастей наконец-то выведут за скобки современной экономической политики России.