Давно и неправда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::21.06.2002

Давно и неправда

Покровителя гольяновских гангстеров сочли невиновным

Александр Шварев

Неудачно для милиции складывается один из самых громких антимафиозных процессов последнего времени -- против лидеров некогда грозной гольяновской преступной группировки. Спецслужбы утверждали, что ее гангстеров поддерживал полковник ФСБ Игорь Кушников. Однако на суде представитель прокуратуры счел обвинения своих же следователей голословными и решил, что если в чем и можно винить контрразведчика, так это в незначительном превышении полномочий. Впрочем, и это обвинитель попросил Кушникову простить за истечением срока давности.

Гольяновская группировка появилась в середине 80-х и поначалу входила в состав еще более мощной измайловской, контролировавшей значительную часть столицы. В 1992 году двум бригадам стало тесно, и сначала гольяновские отделились от партнеров, а потом и вовсе заняли в Восточном округе Москвы лидирующие позиции. По версии следствия, всего в группировку входило несколько десятков человек, а возглавляли ее братья Максим (Макс Гольяновский) и Игорь Шенковы. Боевики обложили данью многие крупные предприятия, включая сеть ювелирных магазинов «Алмаз» -- ее руководство ежемесячно платило группировке 25 тыс. долларов, а также производило разовые отчисления до нескольких миллионов долларов. Делиться прибылью приходилось и массе других предприятий. Со строптивыми коммерсантами и конкурентами гольяновские поступали жестко. Следователи подозревали, что за группировкой числятся десятки убийств, в том числе и громких, но смогли доказать только несколько.

Самая крупная криминальная война гольяновских была связана с контролем над спортивно-зрелищном комплексом «Измайлово», где находятся рынки, магазины, автосалоны и т.д. Помимо гангстеров на него претендовала и группа авторитетных спортсменов из Российской госакадемии физкультуры (РГАФК). В результате с обеих сторон в стычках погибло более десятка человек, а в 1997 году жертвой этого конфликта стала и начальник территориального объединения регулирования землепользования Восточного округа Москвы Антонина Лукина. После этого по приказу руководства МВД против гольяновских началась масштабная операция. Был арестован Максим Шенков и еще пять «активистов». Задержали сыщики и Илью Шенкова. Но, уже находясь в милицейской машине, он попросил разрешения напоследок зайти в любимый ресторан. Когда застолье было в самом разгаре, авторитет убежал через черный ход и до сих пор числится в розыске.

Самым же скандальным героем той операции стал замначальника информационно-аналитического отдела ФСБ полковник Игорь Кушников. По версии следствия, он был одним из лидеров ОПГ и открыто покровительствовал бандитам: вытаскивал их из сложных ситуаций; создал прикрытие в виде охранного предприятия «Беркут-1» (гольяновские официально числились его сотрудниками); снабжал гангстеров прослушивающими устройствами, спецталонами, ограждающими от досмотра машины; помогал организовывать слежку за конкурентами, перевозить оружие; предоставлял необходимую информацию и т.д. Более того, как считали следователи, Кушников способствовал разрешению и таких скользких проблем гольяновских, как конфликты со спецслужбами. По некоторым данным, за сетью магазинов «Алмаз» стояли некоторые представители ГРУ, а РГАФК «дружил» с МВД.

Еще до суда Максим Шенков был признан невменяемым и сейчас находится на принудительном лечении, над остальными гангстерами больше года назад начался процесс. На нем почти все свидетели отказались от прежних показаний, а несколько дней назад речь произнес прокурор. Для членов группировки он попросил от 4 до 11 лет тюрьмы, а вот обвинения против Игоря Кушникова счел недоказанными. В результате гособвинитель согласился лишь с тем, что полковник ФСБ один раз злоупотребил полномочиями и незаконно перевез оружие. Когда милиция арестовала с пистолетом одного из гольяновских, Кушников «вытащил» его из милиции и забрал обнаруженный у бандита пистолет. Но, по мнению прокурора, это было так давно, что уже истек срок давности, и он попросил не привлекать контрразведчика к уголовной ответственности.