Дадаев получил оружие для убийства от «чеченца Русика»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

7Дадаев.jpg


Признательные показания обвиняемого в убийстве указывают на участие в организации преступления высокопоставленных персон

Признательные показания обвиняемого в убийстве Немцова Заура Дадаева указывают на непосредственное участие в его организации людей из окружения Руслана Геремеева, имеющего, по данным СМИ, высокопоставленных родственников

Вероятную причастность людей из окружения Руслана Геремеева к организации убийства подтверждают первоначальные признательные показания главного фигуранта дела Заура Дадаева, сообщили два источника, осведомленных с ходом расследования. По их данным, Дадаев признался в том, что организовать убийство ему помогал уроженец Чечни по кличке «Русик», управлявший автомобилем Mercedes ML с номером 007. Он же предоставил ему пистолет ПМ с патронами и автомобиль ZAZ Chance, на котором, по версии следствия, убийца скрылся с места преступления. Как уточнял Дадаев, пистолет калибра 9 мм с шестью патронами находился под правым пассажирским сиденьем в ZAZ Chance.

Пистолет через несколько часов после убийства забрал человек от «Русика», а сам «Русик» через сутки после убийства отвез Дадаева в аэропорт, откуда тот улетел в Грозный, пересказывают показания Дадаева собеседники РБК.

Как ранее сообщил РБК источник, знакомый с ходом расследования, другой фигурант дела Темирлан Эскерханов заявлял, что Руслан Геремеев, бывший сослуживец Дадаева по батальону «Север», имеет в собственности Mercedes ML с номером 007. Также Эскерханов упоминал и водителя этого автомобиля по имени «Русик». Именно Руслан Геремеев, как следовало из показаний Эскерханова, познакомил его с Дадаевым.

Впрочем, сам Дадаев утверждает, что с «Русиком» он случайно познакомился в торговом центре «Европейский» в Москве, говорит собеседник РБК. По его данным, Дадаев отрицал, что совершил убийство по корыстным мотивам. При этом он упомянул, что «Русик» во время подготовки преступления обещал им деньги — 5 млн. рублей.

По данным «Новой газеты», Руслан Геремеев является племянником представителей Чечни в парламенте — депутата Госдумы Адама Делимханова и сенатора Сулеймана Геремеева. А сейчас, сообщает издание, Геремеев находится в Грозном «под серьезной охраной чеченских силовиков». Все трое были недоступны для комментариев.

Мотивы убийства

Сразу же после задержания 5 марта Дадаев полностью признал вину в убийстве Немцова. По словам двух собеседников РБК, знакомых с ходом расследования, Дадаев излагал предшествующие преступлению события и его мотивы следующим образом. Он якобы решил совершить преступление из-за того, что Немцов активно поддерживал публикации карикатур французского журнала «Charlie Hebdo». Идея организовать убийство пришла ему в голову во время встречи с земляками в одном из кафе Москвы. Все они критиковали «Charlie Hebdo» и Немцова, поскольку считали его основным инициатором призывов к размещению карикатур пророка Мухаммеда.

В подготовке преступления участвовали, по словам Дадаева, три человека: сам Дадаев, его дальний родственник Анзор Губашев и однополчанин из батальона «Север» Беслан Шаванов, впоследствии совершивший самоподрыв гранатой во время задержания. Слежка за Немцовым велась несколько недель. По словам Дадаева, передвижения политика были хаотичными, и понять, куда и когда он пойдет, было проблематично.

Вечером 27 февраля Анзор Губашев и Шаванов вели патрулирование на машине, а Дадаев, по его утверждениям, наблюдал за местом жительства Немцова на Ордынке. Немцова вместе с Анной Дурицкой в одном из кафе на Красной площади заметил Шаванов. Он же позвонил Дадаеву на конспиративный телефон и сообщил, что политик найден. Дадаев вернулся в автомобиль ZAZ Chance, за рулем которого сидел Анзор Губашев, и они вместе стали ждать сигнала Шаванова.

Сигнал от Шаванова поступил, когда Немцов с девушкой вышли из кафе и пошли в сторону дома политика на Ордынке. Тогда же Анзор Губашев довез Дадаева до Москворецкого моста со стороны Кремля. Несколько минут политик и его спутница шли по мосту, а Дадаев следовал за ними. Приблизившись на расстояние пяти метров, Дадаев сделал несколько выстрелов в спину политика — тот стал падать, потянув за собой Дурицкую.

Заметив, что упавший Немцов пытается встать, Дадаев сделал три дополнительных выстрела. Дадаев держал пистолет в левой руке, а в правой — держал телефон, по которому объяснял Анзору Губашеву, куда подать машину. Заур Дадаев — левша, рассказал РБК источник, знакомый с ходом расследования.

Дадаев сел в автомобиль ZAZ Chance, проехал Болотную площадь и вышел через 350 метров. После этого он три раза менял машины и в итоге добрался до квартиры на улице Веерная, где жил в Москве. Через сутки он улетел в Грозный.

Несыгранные роли

Один из собеседников РБК утверждает, что Дадаев в своих заявлениях не упомянул трех других фигурантов дела: Темирлана Эскерханова, Шадида Губашева и Хамзата Бахаева. Их роли Дадаевым не обозначены. Все трое отрицают свою вину и настаивают на алиби.

По словам Заурбека Садахаева, адвоката Бахаева, связи между его подзащитными и другими фигурантами не было: с Дадаевым Бахаев когда-то жил в одной деревне в Ингушетии, потом они разъехались по разным городам и не общались.

Другой адвокат Бахаева, Софья Рубасская, на заседании по избранию меры пресечения в Басманном суде заявила: ее подзащитный, отец семерых детей, в момент убийства находился со своей женой.

Про алиби говорит и Эскерханов. Его защитники утверждают: в момент убийства он был на работе в ночном клубе «Duran Club», что подтверждается записями камер видеонаблюдения. С Зауром Дадаевым Эскерханов познакомился через Геремеева, видел его четырежды в разных компаниях и близко не общался.

К описанному Дадаевым сценарию убийства защитники фигурантов относятся со скепсисом. Заурбек Садаханов, адвокат Бахаева заявил РБК: «Эта версия следствия, на мой взгляд, всего лишь субъективное предположение, основанное только на показаниях Дадаева, в тот момент серьезно боявшегося за свою жизнь. Признание своей вины обвиняемым, которое не доказано совокупностью доказательств, считается недействительным, согласно нормам УПК».

Дадаев, давший признательные показания, впоследствии отказался от них. Правозащитникам, несколько раз навещавшем его в СИЗО «Лефортово», он рассказал о том, что при задержании на него оказывали моральное и физическое давление и пытали током. Адвокат Дадаева Иван Герасимов сообщил РБК — у его подзащитного есть алиби, в момент убийства он находился не на Москворецком мосту, а в другой части Москвы. Комментировать возможную связь своего подзащитного с людьми из, предположительно, окружения Руслана Геремеева, Герасимов отказался.

В пресс-службе Следственного комитета России корреспонденту РБК отказались дать оперативный комментарий по поводу хода расследования дела Бориса Немцова, предложив прислать официальный запрос.

Ссылки

Источник публикации