Даже за деньги не всегда можно заказать желаемую музыку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Даже за деньги не всегда можно заказать желаемую музыку

"Даже за деньги не всегда можно заказать желаемую музыку

ПРОШЕЛ ровно год со времени заключения хасавюртских соглашений по
Чечне. Подведение его итогов, как принято в нынешней российской
политике, носит исключительно субъективный характер: каждый подводит те
итоги, которые считает нужным. И если генерал Лебедь, подписавший в
бытность секретарем Совета безопасности упомянутые соглашения, склонен
обвинять власть в сочных выражениях за неспособность и т.д., то
нынешнее руководство СБ старается отыскать в собственной политике нечто
положительное. Поиски "положительного", впрочем, могут вывести
московских политиков на более широкие выводы и обобщения - ну,
например, о роли СБ РФ как политического института в современной
российской политике и адекватности отдельных его членов объективно
стоящим задачам. В этом смысле Чечня - всего лишь повод, вернее один из
поводов (хотя данный сюжет, безусловно, отличается особым драматизмом)
для различных группировок внутри российской политической элиты выяснить
отношения между собой. В эпицентре ее оказался тандем Рыбкин -
Березовский. При этом сама фигура Березовского не умещается в узкие
рамки лишь кавказской политики. Он своего рода "знаковая фигура" для
российской элиты, от месторасположения (и расположенности) которой на
политической "шахматной доске" зависит многое.
Тучи над головой Березовского "нагнал" Борис Немцов и в некоторой мере
Анатолий Чубайс. И дело, видимо, не только в кавказской политике,
неэффективность которой в последнее время в исполнении СБ России,
конечно, можно приводить в качестве бесконечной череды аргументов в
политической риторике. Видимо, дело еще и в том, что кое-кому в
правительстве и кругах, близких к отдельным его членам, могла сильно
разонравиться активность Бориса Березовского, демонстрируемая им и его
союзниками в связи с делами совершенно далекими от Кавказа - будь то
инвестиционный конкурс по "Связьинвесту", собрание акционеров РАО
"Газпром" или предстоящая в ближайшее время приватизация "Роснефти". Из
уст Немцова (открыто) и Чубайса (за кулисами) уже прозвучало
предложение: мол, Борис Абрамович, либо - бизнес, либо - политика,
причем лучше бизнес.
СБ России в какой-то момент - в момент прихода туда в результате
розыгрыша сложной предвыборной ситуации более года назад Александра
Лебедя - реально мог превратиться во вполне самостоятельный центр силы
российской политики: в то время инициативы СБ выходили далеко за рамки
урегулирования в "горячих точках" России, претендуя на выработку некоей
более или менее полномасштабной концепции национальной безопасности. В
этом смысле, однако, претензии Лебедя быстро перестали устраивать тех,
кто "сделал" его секретарем СБ. Сфера активности СБ "времен тандема
Рыбкин - Березовский" довольно быстро сократилась до Чечни и Кавказа
вообще. Это, впрочем, все же привело к выработке определенной
самостоятельной концепции проводимой СБ политики и не предотвратило
некоторой "автономизации" СБ как центра силы российской политики.
Суть политики СБ сводилась к следующему: всякое политическое действие
или дипломатическая активность должна получить еще и вполне
материальное подкрепление. Говоря проще - политику вполне можно
оформить в виде "контрактов", заинтересовав ключевых действующих лиц.
Именно это демонстрировал замсекретаря СБ Борис Березовский, когда
прокладывал маршруты своей челночной дипломатии по общекавказскому
урегулированию непосредственно вдоль существующих или потенциальных
нефтегазовых трубопроводов. Конкретно, в связи с чеченским
урегулированием, его гарантией должно было стать финансирование Чечни,
точнее режима Масхадова из российского бюджета, а также "трансчеченский
трубопровод" для экспорта азербайджанской нефти через Россию. В
сущности, вся тактика Рыбкина и Березовского строилась на том, чтобы
так или иначе разыграть две упомянутые карты. Этого не получилось из-за
"внезапно открывшегося" непоступления в Чечню федеральных денег.
Теперь Иван Петрович Рыбкин винит правительство в том, что оно должным
образом не профинансировало и, по сути, саботировало политику СБ на
Северном Кавказе. Но быть может, правительство, точнее его определенная
фракция, связанная с так называемыми молодыми реформаторами, просто не
захотела финансировать конкретно политику Рыбкина - Березовского,
усматривая в их действиях некие стратегические претензии, выходящие
далеко за рамки Кавказского региона?
Теперь функции СБ России существенным образом размываются. Это
связывают с именем недавно назначенного вице-премьера Рамазана
Абдулатипова. Именно к нему, как представляется, будут постепенно
переходить некоторые функции Бориса Березовского. Новый вице-премьер
заявил, что с Чечней "надо сейчас работать как с Чеченской Республикой,
а не как с субъектом федерации, как бы кому-то этого ни хотелось".
Тогда как Иван Рыбкин призывает строить отношения между Москвой и
Грозным на основе договора "О взаимном делегировании полномочий", как,
к примеру, с Татарстаном.
Чем закончится очередной виток выяснения отношений внутри московской
политической "тусовки", покажет самое ближайшее время. В конце августа
внутри нее установилось некоторое затишье. Однако, исходя из имеющегося
опыта, можно смело сказать, что это затишье перед бурей. То ли опять
Чечня, то ли новые инвестиционные конкурсы. А может быть (и вернее
всего), контроль за СМИ, прежде всего электронными, через которые вся
борьба по большей части и ведется? Ясно лишь одно: нам еще не раз
представится возможность по достоинству оценить своеобразное изящество
фразы Масхадова - "деньги, может, и возьмут, но не продадутся". В
упрощенной обывательской интерпретации это звучит примерно так: никому
верить нельзя, ибо нынче все друг друга "кидают"."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации