Дайджест : $3000 за автограф. Селезнёв

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Не так давно я позвонил в Йошкар-Олу герою одного из моих прошлых материалов Николаю
Власову («Собеседник» №31, 2002 г.). Его сын, боец Армавирского спецназа, погиб в Чечне от удара
своих же, и Власов отсудил у государства 500 тысяч. «Уже почти год прошел, а денег так и нет, — пожаловался он. —
Мне посоветовали через Госдуму на Федеральное казначейство надавить,
но я по своим каналам навел среди депутатов справки — за запрос потребовали тысячу долларов». Как показывает практика, просили с Николая Николаевича еще по-божески.

Запрос от всей палаты встанет уже в $100 тысяч

В думском комитете по коррупции мне не удалось найти ни одного специалиста по платным депутатским запросам. Получается, злоупотреблениями со стороны самих народных избранников у нас в парламенте никто не занимается. Принципиально.
Но стоит депутату лишиться мандата, как в его гордом и сытом лице страна сразу же обретает неутомимого борца за правду. Первым поднял свой голос против «бизнеса на запросах» экс-думец Константин Боровой. Но он лишь обозначил скользкую тему. А вот Владимир Семаго в открытую огласил прейскурант:
— Цена депутатского запроса колеблется от $1000 до 5000. Впрочем, запрос может стоить и десятку — в зависимости от того, что вы запрашиваете. Если же депутатский запрос прошел через думское слушание, то цена его несоизмеримо подскакивает.
Потершись в Госдуме и сопоставив данные разных источников (и помощников депутатов, и просителей, и профессиональных посредников между ними), прихожу к выводу, что Семаго ничего не придумал.
Дополнил картину один мой знакомый, которому депутатские подписи приходилось «заказывать» уже не раз. Он рассказал, что цена запроса от фракции утяжеляется раз в десять, но в этом случае деньги идут в партийный общак, поэтому депутаты предпочитают строчить запросы поодиночке. А высший пилотаж — запрос от имени всей палаты. Он якобы стоит более $100 тысяч.
Ходят слухи, что наиболее привередливые и взыскательные клиенты могут получить и сопутствующие запросу услуги. За дополнительную плату, разумеется. Личный звонок, например, или пресс-конференцию.

Как умаслить депутата и получить скидку

Даже при наличии энной суммы договориться с депутатом насчет запроса человеку с улицы чертовски сложно. В этом я убедился на собственном опыте.
— Приемная депутата Митрофанова, — выдал хорошо поставленный женский голос.
— Мне бы запрос оформить. Очень нужно, — проникновенно продышал я в трубку.
— А Митрофанов именно ваш депутат?
— В том-то и дело, что я из другого округа. Но наш представитель какой-то невзрачный. Кто на его запрос внимание обратит? А Митрофанов — это имя.
— Да, пожалуй, — согласился голос. — Хорошо. Запишите: помощник Алексея Валентиновича по Думе Борис Иванович Чамаров. Вы с ним обсудите, что и как. Может, договоритесь.
Версия у меня была такая: год назад отсудил у родимого государства полмиллиона денег, а Федеральное казначейство платить не желает.
— А почему к Алексею Валентиновичу обратились? — не унимался дотошный помощник. — У вас же есть свой депутат?
— Жадный он больно. Три тысячи долларов захотел.
Чамаров стушевался, но стоило намекнуть, что для хорошего человека денег не жалко, была бы польза, пошел навстречу:
— Ну что с вами будешь делать? Только, наверное, нам как-то встретиться надо и все обговорить. Вы же понимаете, вопрос не телефонный. Перезвоните к концу недели. К тому времени я переговорю с депутатом.
Однако в конце недели помощник, извиняясь, сообщил:
— Не смог я с Алексеем Валентиновичем увидеться. А завтра он в Лондон улетает. Звоните еще через неделю.
А спустя неделю меня и вовсе ожидал облом.
Справедливости ради добавлю, что никто из обзвоненных мною депутатов на легкую поживу так и не купился.
— Им что, лишние деньги не нужны? — в сердцах спрашиваю у знакомого помощника депутата Госдумы. — Ведь знаю: некоторые из них точно берут.
— Известное дело, берут, — подтвердил тот, — но по телефону такие дела не решаются. Только при личной встрече, да и то не с самим депутатом, а с его помощником. Сами депутаты не подставляются, чтобы в случае прокола все на подчиненных свалить можно было. И кстати, еще не факт, что у тебя, незнакомца со стороны, деньги возьмут. Нужно «своего» человечка найти, который мог бы в переговорах выступить гарантом, что ты не подстава. Дело-то подсудное.
Не стоит считать, что все депутаты только и думают, что о деньгах. Среди них есть и порядочные люди, но порой платные запросы оформляются и от их имени тоже. Нередко приходилось слышать о конфликтах, когда помощники отсылали все необходимые документы без ведома своих депутатов, а деньги клали себе в карман.
Куда надежнее (и, кстати, дешевле) найти путь к сердцу депутата через специалистов в области пиара. Тем более что «белые» пиарщики утверждают, что в этом году легальная цена на депутатские запросы снизилась, причем существенно — раза в 2—3. Накануне выборов народные представители жаждут показать избирателям свою общественную значимость, и при хорошем фарте запрос от их имени можно организовать даже бесплатно. Был бы хороший посредник.
— Главное, объяснить депутату имиджевый эффект, который он получит от оформления запроса, — растолковала мне тайны думских коридоров президент консалтинговой компании «Старая площадь» Светлана Колосова. — Не все ведь депутаты пришли в Думу делать деньги. Многие из них — люди весьма состоятельные. Смешно думать, что Березовский или Абрамович в пору депутатства брали за запросы деньги.
Посреднические услуги обходятся процентов на 30 дешевле, чем стоит запрос по негласным думским расценкам.

Сколько бензина жрет губернаторский «Вольво»

Кто еще, кроме самих депутатов, их помощников и профессиональных посредников, может поживиться на запросах? Те, кому рассмотрение этих запросов выгодно по той или иной причине.
Взять, например, недавнее обращение Залепухина—Безбородова—Ивера в Генпрокуратуру с требованием возбудить уголовное дело против коррупции в Российской академии наук. Сумму реальных доходов от принадлежащей РАН гостиницы «Спорт» депутаты сочли непомерно большой и потребовали вывести ученых на чистую воду. Возможно, делали это парламентарии из благих побуждений, но их информация о сокрытой прибыли не подтвердилась. Кто их навел? В самой академии ходят слухи, что к их гостинице присматривается известный московский ресторатор Мирослав Мельник.
А администрация Челябинской области в последнее время, например, работает в постоянном цейтноте. Винят здесь в этом депутата Госдумы Михаила Юревича. За последний год любопытный депутат направил 50 запросов только на имя губернатора Петра Струмина плюс на имена его замов, замов тех замов и т.п.
В обладминистрации мне рассказали, что вопросы Юревича волнуют самые разные: сколько бензина жрет губернаторский «Вольво» за неделю, сколько тряпок закуплено для техничек детских садов области за последние 5 лет, сколько почтовых марок наклеивается каждый день в Челябинске.
— Он требует отчет обо всех хозяйственных операциях администрации, — возмущается замгубернатора Константин Бочкарев. — Но это же десятки тысяч бумаг! Ему нужны копии всех документов, чеков, путевых листов...
В администрации как-то подсчитали, во сколько областной казне обошелся ответ на один из таких запросов — в 143,5 тысячи рублей (телефонные переговоры с Москвой, командировка главбуха в Минфин, зарплата задействованным в процессе чиновникам).
Корень всех зол чиновники видят в приближающихся выборах губернатора. Люди из окружения Юревича эти предположения отметают напрочь:
— Михаил Валерьевич выражает интересы только своих избирателей.

Отменить запросы может только суд

Раньше было как. По закону «О статусе депутата» от 1994 года все запросы должны были проходить через заседание палаты. Однако слугам народа прежнего созыва этого показалось мало, и в 1999 году они свой статус поправили в сторону расширения полномочий: запрос разделился на депутатский и парламентский. И понеслось.
Доктор юридических наук, профессор Санкт-Петербургского университета МВД РФ Александр Зиновьев считает, что такая вольница противоречит Основному закону страны.
Так, запрос «наделяет депутата правами единоначального контрольного государственного органа», что в Конституции не прописано.
Зиновьев уже подготовил по просьбе челябинских властей экспертное заключение, и те обратились в Конституционный суд с просьбой рассмотреть вопрос о дальнейшей судьбе депутатских запросов в их нынешней форме."