Дайджест : Внутри России: пули, которые срикошетили. Джабраилов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Как и все прочие мотористы, ехавшие этим утром из Москвы в западном направлении, я притормозил, чтобы поглядеть на изрешеченную пулями автомашину "Вольво", которая украшала противоположную сторону дороги. За ней простиралась автомобильная пробка длиною не меньше мили (1 сухопутная миля = 1,609 км), обреченная вырасти гораздо длиннее, пока милиция закончит осмотр места происшествия и снимет барьеры. Когда я смотрел на десятки пулевых отметин на ветровом стекле и на корпусе машины, моей первой мыслью было: "Все, как в старые времена". Я действительно начинал верить, что они уже больше не делают такого на улицах Москвы.

Моей второй мыслью, после того, как я прослушал новости по радио, было: "Какая сильная реклама для автомобилей марки "Вольво". Или, по меньшей мере, для их бронированных вариантов. Крупная шишка, сидевшая на заднем сиденье, вышла из этой машины целой и невредимой. Следы показывают, где эти пули срикошетили, но ни одна из них машину не пробила. Меньше повезло телохранителю на переднем сиденье, который был ранен одной пулей, когда выскочил из машины, чтобы открыть ответный огонь, а также одному прохожему, задетому шальной пулей. Но оба остались живы.

Человеком на заднем сиденье в прошлый четверг был Иосиф Орджоникидзе, вице-мэр Москвы, отвечающий за такие вещи, которые заставили бы менее солидного человека дрожать - в том числе за игровую индустрию города, за его гостиницы, его крупные проекты строительства коммерческих объектов и его планы строительства гоночного кольца для автомобилей "Формулы-1". Он ворочал миллионами долларов.

Опасная работа? Можно сказать и так. Нападение на г-на Орджоникидзе на прошлой неделе было вторым за последние 18 месяцев. Он чудом остался жив, когда в декабре 2000 года наемный убийца выстрелил ему в живот, после чего город выделил ему бронированный автомобиль, который и спас ему жизнь на прошлой неделе.

Личность намеченной жертвы гарантировала, что эта стрельба станет сенсационной новостью. Но вскоре на первых полосах газетных страниц ее вытеснили сообщения об одном из подозреваемых убийц, который, по заявлению милиции, был убит ответным огнем телохранителя г-на Орджоникидзе. Найденные на теле документы свидетельствовали, что это некий Саламат Джабраилов, который, как вскоре было установлено, является кузеном Умара Джабраилова, эффектного и живущего на широкую ногу чеченского магната, вдохновившего, как утверждает молва, Фредерика Форсайта (Frederick Forsyth) на написание русского детективного триллера "Икона".

Я встречал людей, которые считают Умара Джабраилова самым очаровательным и добросердечным человеком на свете. Правительство города Москвы считает его безусловно надежным деловым партнером, поскольку в 1994 году выбрало его руководить своей долей акций роскошного отеля "Рэдиссон-Славянская", который является совместным предприятием с одним американским инвестором. Двумя годами позже оно назначило его директором по маркетингу и лизингу в новый торговый центр буквально под стенами Кремля. Его брат управляет другим принадлежащим городу отелем, "Россия".

Но есть и другие, кто относятся к г-ну Джабраилову с осторожностью, особенно после того, как в 1996 году американец, вложивший свои деньги в отдель "Рэдиссон-Славянская", Пол Татум (Paul Tatum), был застрелен в упор на одной из станций метрополитена, раз и навсегда положив конец ссоре между ним и правительством города по поводу его права собственности на это беспокойное совместное предприятие. Российские газеты с готовностью увязали имя Умара Джабраилова с нападением на г-на Орджоникидзе, а г-н Джабраилов не менее энергично отрицает эти инсинуации. Он признал, что в последнее время его отношения с г-ном Орджоникидзе были несколько напряженными. "Иосиф хотел притормозить мою работу с правительством города Москвы", - заявил он одной газете. Но стрельба, утверждает он, была инсценировкой. Это было нападение больше на него, чем на г-на Орджоникидзе. Она была затеяна, чтобы убить Саламата, очернить имя его самого и отнять у него его бизнес.

И его критика этого нападения, содержавшаяся в интервью российским средствам массовой информации (СМИ), была очень конкретной и убедительной. Во-первых, говорит он, "надо быть идиотом, чтобы посылать собственного кузена с подобным заданием". Во-вторых, если бы это сделал Саламат, то он был не настолько глуп, чтобы брать с собой свой паспорт. В-третьих, если кто-то собирался нападать на бронированный автомобиль, которым, как известно, пользовался г-н Орджоникидзе, то он использовал бы кое-что более мощное, чем пара пистолетов. В-четвертых, никто не стал бы планировать обстрел в часы "пик" на одной из самых охраняемых милицией магистралей Москвы, по которой ездят президент и половина членов правительства. И, в-пятых, чеченцы никогда не оставляют трупов своих соотечественников, даже под огнем на поле боя.

Рассматривая эти принципиальные возражения, я должен сказать, что аргумент в отношении использования пистолетов против бронированного автомобиля имеет под собой основания. Если это был киллер, то он оказался не очень профессиональным. Но в равной мере я не могу себе представить и то, что г-н Орджоникидзе мог стать участником инсценированного нападения со стрельбой. Может ли просто по-человечески быть такое, чтобы человек, 18 месяцев назад получивший пулю в живот, захотел участвовать в повторе, достаточно убедительном, чтобы его телохранитель оказался раненным?

Остается открытой другая возможность: что нападение было инсценировано, но какой-то третьей стороной, у которой есть основания для недовольства г-ном Джабраиловым, а быть может и г-ном Орджоникидзе тоже. Но и в таком случае остаются некоторые нелогичности, в том числе непригодность для этого дела пистолетов. Где вы найдете профессиональных киллеров, готовых рисковать жизнью в подобном спектакле?

Мы можем строить какие угодно предположения, поскольку, скорее всего, никогда не узнаем всей правды. Не в российском стиле разбираться до конца в нападениях такого рода. Возможно, я не прав, но я не припоминаю ни единого важного политизированного случая убийства или попытки убийства за последние 10 лет, который был бы должным образом расследован, раскрыт, а виновные преданы суду. Например, никого до сих пор еще не судили за первое покушение на г-на Орджоникидзе.

Быть может, в данном случае будет оказано дополнительное давление с тем, чтобы это преступление все-таки раскрыть. Это преступление слишком уж выпадает из того имиджа более упорядоченной России, в которой мы якобы живем при президенте Путине. И оно заставляет мэра Москвы Юрия Лужкова казаться слабым, коли он не способен предупредить серийную вендетту против своего заместителя. В новых сообщениях говорится, что милиция арестовала еще двух предполагаемых участников этого нападения, которые остались живы и бежали с места происшествия. Но, каковы бы ни были обстоятельства, я не думаю, что захотел бы исполнять работу г-на Орджоникидзе, того меньше - работу его телохранителя. И, ради них обоих, я надеюсь, что у города в гараже найдется запасной бронированный автомобиль "Вольво"."