Дайджест : Генеральный завхоз. Скуратов, Устинов, Хапсироков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"- В принципе я не одобряю кадровую линию Владимира Устинова, которая направлена на вытеснение опытных прокуроров и следователей. Но его решение в отношении Назира Хапсирокова я считаю правильным.
- Вы считаете, что это его собственное решение?
- Насколько я слышал, с таким требованием Устинову позвонили из Администрации президента. Но этот "совет" должен был прийтись ему по вкусу. Я слышал, что отношения между Устиновым и Хапсироковым в последнее время ухудшились. Видимо, Хапсироков, как всегда, слишком много хотел, а Устинов не спешил выполнять его требования, в том числе о назначении заместителем генерального прокурора.
- Ходили слухи о роли Хапсирокова в назначении самого Устинова.
- У Хапсирокова и Устинова были хорошие отношения и когда последний был прокурором Сочи, где отдыхают многие руководящие прокурорские работники, и когда он стал замгенерального по Северному Кавказу. В печати была опубликована расшифровка телефонного разговора между Березовским и Волошиным, в ходе которого Березовский просил принять Устинова в качестве кандидатуры на должность генпрокурора и гарантировал его "лояльность". Если все это соответствует действительности, Березовского и Устинова мог "свести" только Хапсироков.
- О нем говорили как о теневом руководителе Генпрокуратуры.
- Во всяком случае в последнее время он был очень влиятельной фигурой и позволял себе вмешиваться в вопросы ведения конкретных уголовных дел как в Генеральной прокуратуре, так и в регионах. Рычаги для такого влияния у него в руках были.
- Рапорт о вмешательстве Хапсирокова в дело замминистра финансов Петрова следователь Гребенщиков подал уже Владимиру Устинову. А до вас жалобы такого рода не доходили?
- Михаил Катышев, который при мне курировал следствие, старался фиксировать визиты Хапсирокова в Благовещенский переулок и на Кузнецкий мост, где завхозу особенно нечего делать. В то время он не мог вести себя так нагло. Я лично могу засвидетельствовать попытку Хапсирокова замять дело "Андавы" на стадии его возбуждения осенью 1998 года.
- Почему вы его не уволили?
- Когда я занял пост Генерального прокурора, Хапсироков не казался мне таким одиозным человеком. Он действительно наладил финансовое и техническое обеспечение органов прокуратуры. Кроме того, еще в бытность мою директором Института прокуратуры он помогал ученым, причем вполне бескорыстно. С другой стороны, он успел стать близким человеком для многих руководителей в аппарате Генеральной прокуратуры, и его увольнение произвело бы здесь слишком большую встряску, а я этого не хотел.
- Правда ли, что он "сделал" дачи всем вашим заместителям?
- В конце 1997 года Хапсироков предложил по остаточной стоимости приватизировать дачи в поселке "Садово-Успенское". С формальной точки зрения ничего незаконного в этом не было, если не считать того, что вместе с дачами досталась и земля, в этом месте очень дорогая. В отношении меня тоже уже был начат процесс оформления, но я подумал и отказался. Участки там взяли, кроме Хапсирокова, также главный военный прокурор Юрий Демин, мои заместители Александр Розанов и Юрий Чайка.
- Могу ли я сформулировать так: для того чтобы уволить Хапсирокова, вам пришлось бы уволить еще и несколько ваших заместителей?
- Как минимум мне бы пришлось это с ними согласовать. Демин, Чайка и Розанов несколько раз заводили разговор о том, чтобы сделать Хапсирокова еще одним заместителем генерального прокурора. И аргументы для этого были. Но были и аргументы против, которые отстаивали мы с Катышевым. И здесь нам помогала пресса: "Новая газета", "Совершенно секретно", "Московские новости". Я мог сказать: посмотри, что про тебя пишут, надо со всем этим разобраться, иначе как я представлю твою кандидатуру Совету Федерации? К тому же я не давал прекратить уголовное дело по ремонту здания прокуратуры в Санкт-Петербурге, где Хапсироков проходил одним из фигурантов.
К этому времени отношения у нас с ним были уже довольно напряженные. Сначала я поручил курировать финансовые и хозяйственные вопросы Юрию Чайке, который от них самоустранился, но потом, видя это, взялся за них сам. Я лишил Хапсирокова права первой подписи на финансовых документах, которой он пользовался при Ильюшенко. Я с большим трудом заставил его изъять счета Генпрокуратуры из коммерческих банков и сконцентрировать их в Центробанке. Наконец, я потребовал, чтобы все подряды на строительство и ремонт (а мы строили несколько больших объектов) распределялись на основе конкурса, а не по усмотрению управления делами. Так я постепенно "дожимал" его, но у него была большая поддержка не только в прокуратуре, но и за ее пределами, в том числе и в Кремле, и в Управлении делами Президента. В общем, у меня не хватило сил, а дальше все случилось очень быстро.
- Какова роль Хапсирокова в вашем собственном увольнении?
- "Новая газета" проиграла иск по публикации, где Хапсирокова обвиняли в устройстве на меня каких-то засад. Но я склонен думать, что в целом в этой комбинации без него не обошлось. Он первый информировал меня о том, что в президентской администрации накоплена против меня куча какого-то компромата, и завел разговор о необходимости "уйти по хорошему". Поскольку я был уверен, что ничего плохого за мной нет, я его просто послал куда подальше, что он, видимо, в Кремле и передал. Остальное вы знаете. "