Дайджест : Грозный август 96-го. Трошев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Это была беспрецедентная акция: 6 августа 1996 года отряды боевиков под командованием Аслана Масхадова захватили нашпигованный российскими частями Грозный. Они удерживали город больше двух недель, до объявления перемирия. Теперь боевики каждый год отмечают 6 августа как День независимости Ичкерии и устраивают "праздничные" теракты. Ожидалось, что и в эти дни сепаратисты попытаются взять власть в Грозном - российские военные заблаговременно перевели чеченскую столицу на осадное положение. Штурм не случился: боевики отыгрались в Шелковском районе на милиционерах и объявили о широкомасштабных диверсиях против федеральных сил. О событиях пятилетней давности в Грозном рассказывает в готовящейся к изданию книге "Моя война" генерал Геннадий Трошев. Одну из глав этой книги,эксклюзивно предоставленную "МК", мы сегодня публикуем.

28 мая в Чечню неожиданно для всех прилетел Борис Ельцин. Личному составу 205-й бригады и всей группировке федеральных войск в Чечне Президентом РФ было заявлено: "Война окончилась. Победа за вами. Вы победили мятежный дудаевский режим".
Но мы, военные, понимали, что заявление Ельцина носило явно прагматический характер и работало, скорее всего, на привлечение голосов избирателей. Ведь через месяц должны были состояться президентские выборы. Хорошо мы уяснили к тому времени и другое: переход к миротворческой деятельности путем переговоров с боевиками не может кардинально решить чеченскую проблему. Никто тогда не мог предположить, что уже через два месяца после объявленной президентом "победы над дудаевцами" боевики захватят Грозный, а федеральные войска станут покидать республику...
Зелимхан Яндарбиев 30 мая отдал приказ о прекращении боевых действий на всей территории Чечни. Однако полевые командиры и не собирались его выполнять. В Грозный начали просачиваться мелкие группы боевиков. Понимая, что широкомасштабные операции федеральные войска проводить не будут, боевики вновь вернулись к тактике партизанской войны. А в горных районах бандгруппы использовали время передышки для перегруппировки и восстановления своей боеспособности.
К началу августа произошли некоторые кадровые изменения в руководстве федеральных сил. Генерал-майор Владимир Шаманов уехал учиться в Москву - в Академию Генштаба. Вместо него армейскую группировку в составе ОГВ возглавил генерал Константин Пуликовский (командир 67-го корпуса СКВО). А командующим Объединенной группировкой войск был генерал В.Тихомиров (по штату - один из замов командующего войсками СКВО). В конце июля Тихомиров уехал в отпуск. Фактическое руководство всей ОГВ легло на плечи Пуликовского. Ему пришлось нелегко в тех обстоятельствах.
По данным разведки, в день инаугурации Президента РФ (9 августа 1996 года) чеченскими вооруженными формированиями планировалось проведение террористических акций в Грозном. Для предотвращения действий боевиков Координационным центром МВД РФ в Чечне 6-8 августа 1996 года намечалось проведение специальной операции по захвату и уничтожению баз, складов и мест сосредоточения боевиков силами ОМОН, СОБР, подразделений внутренних войск. Однако утечка информации при планировании и подготовке операции позволила руководству боевиков упредить действия федеральных войск в Грозном и провести свою акцию.
У Ельцина в Москве был триумф, а у нас в Чечне - трагедия.
Накапливание групп боевиков в пригородах Грозного началось задолго до начала августа. Часть бандитов предварительно была сосредоточена в городе под видом мирных жителей и беженцев. Таким образом, с началом операции 6 августа они успешно выполнили первую задачу - блокировали части и подразделения внутренних войск и милиции в местах дислокации и на блокпостах.
В своих действиях бандгруппы умело использовали недостатки в обороне города. Например, блокпосты в большинстве оказались зажатыми в узком пространстве между близлежащими домами. Благодаря этому отряды боевиков могли свободно перемещаться по городу в различные районы, используя маршруты, которые фактически не прикрывались блокпостами. Это позволило неприятелю сосредоточить основную часть своих сил и средств на захвате главных объектов города.
Почему Масхадов решился на такой шаг - на "штурм" Грозного? Ведь он наверняка понимал, что, стянув в город свои основные боеспособные силы, может все равно оказаться в кольце (так в дальнейшем и получилось). С военной точки зрения - чистейшей воды авантюра. С политической - верный козырь, учитывая затяжной характер конфликта, склонность Москвы к мирным переговорам и, что самое главное, стремление некоторых лиц из окружения Президента России остановить войну любыми путями, вплоть до полного вывода войск из Чечни (эти люди думали, что если федералы перестанут стрелять, то война сама собой закончится)...
В 5 часов утра 6 августа боевики вошли в город с нескольких направлений - со стороны Черноречья, Алды и Старопромысловского района.
5 часов 50 минут. Группой боевиков, численностью до 200 человек, был захвачен товарный двор железнодорожного вокзала. Часть этой группы начала движение по ул. Павла Мусорова в направлении центральной части города.
12 часов 30 минут. Ведется огонь по зданию УБОП, Дому правительства. Местная милиция покинула здание УБОП и линейный отдел внутренних дел на транспорте. Интенсивная стрельба велась практически во всех районах города. Боевики окружили и обстреливали блокпосты, КПП, комендатуры. На маршрутах выдвижения частей федеральных войск устраивались засады.
Командующий Объединенной группировкой войск генерал Константин Пуликовский отдал распоряжение о введении в город штурмовых отрядов из состава Минобороны и внутренних войск. Однако штурмовые отряды завязли на улицах в тяжелых боях и еле-еле продвигались вперед. Только к исходу 7 августа отряду под командованием капитана Юрия Скляренко удалось добраться до Дома правительства. Отряд под командованием капитана Сергея Кравцова дважды пытался пробиться к блокированным в центре города подразделениям федералов. В ходе боя Кравцов погиб. Такая же участь постигла и командира батальона подполковника Александра Сканцева, руководившего третьим штурмовым отрядом...
О напряженности боев в Грозном свидетельствует дневник заместителя командира мотострелкового батальона 205-й бригады Сергея Гинтера, участника этих августовских боев. В составе штурмового отряда он был в районе правительственных зданий и вместе со своими товарищами держал там оборону. На глазах офицера гибли его боевые друзья. Не зная, выживет ли он сам, Сергей стал вести этот дневник. Чистый лист бумаги, найденный им в Доме правительства, вобрал в себя всю жестокость и курьезность тех событий. Сложив листок в квадратик, он написал просьбу нашедшему это послание - отправить его жене и дочери по указанному адресу.
Стилистика и орфография автора сохранены.

"Дорогие мои девочки! Пишу из здания правительства. Нас обстреливают со всех сторон. При прорыве сюда ночью сожжены 3 машины (две БМП и танк). Уже сутки ведем бой. Что будет дальше - не знаю. Пока потеряли 5 убитыми и 20 ранеными. Вот еще один прибавился. Продолжу после, жарко становится.
Время 12.20. Плюс 2 убитых, о раненых не знаю. Ждем артиллерию. Что-то задерживается, хотя и обещали. Пуликовский просил держаться сутки.
15.00 Получил приказ с группой в 18 человек занять соседний дом. Пошел.
16.05. Пишу уже из этого дома. Выбили 8 дверей в двух подъездах на 1, 2, 3 этажах. Сейчас сижу в офисе какого-то фонда. Все хорошо, но нет ни капли никотина. Страдания ужасные. Ждем сумерек и ночи с опаской. Периодически раздаются выстрелы и разрывы.
В моей группе пока никто не пострадал. Как в здании правительства - не знаю.
18.10. Периодически стрельба стихает. Сейчас такой момент. Прошло сообщение по связи, с воздуха засекли чеченский танк, двигавшийся в нашем направлении.
Это я писал 8-го. Сегодня утро, десятое августа. За эти два дня многое изменилось. Здание правительства полностью сгорело. Дом, что я занимал со своей группой, тоже. Техники почти не осталось. Сколько людей потеряно - не знаю. Связи нет. Ни одна колонна до сих пор к нам не пробилась. Сейчас перебазировались в частное 12-этажное здание. Весь город горит. Опять стрельба, разрывы. Здание ходуном ходит. Пару раз наши "вертушки" нас зацепили.
11 августа. Сегодня ночью, часа в два, в нас что-то врезало. Или танк, или САУ. Пару квартир разнесло. Пара ребят контужены, но легко. Потушили уже утром. Сожгли еще одну БМП. Время 8.40 утра. Все еще хочется жить, хотя это чувство уже слегка притупилось.
12 и 13-го не писал. Наш самодельный флаг сбили. Ночью вешали его обратно. Полная неизвестность. С вечера близко слышны вопли "Аллах, Акбар!" Около 11-12 дня боевики предложили нам сдаться. Мы отказались. Потом стрельба.
Сегодня уже утро 14-го. Боялись, что эта ночь будет самой тяжелой. По радиоперехвату стало известно, что боевики хотели все закончить к 8 утра, до начала действия перемирия.
Сейчас около 7 утра. Тихо, но периодически стреляют. В нашей группе из Ханкалы на сегодня убиты 9 и около 30 раненых. Из пяти танков осталось 2. Из 11 БМП - шесть. Еще не известно, сколько пропало без вести. Это потом. Ах, да, 12-этажку оставили после того, как ее расстреляли из гранатометов и подожгли из РПО (огнемет).
Сегодня 15 августа. Держимся. Пришли минометчики, как всегда - под вечер. 12-этажку еще раз заняли. Результат - одна половина наша под красным флагом. Другая - их, под зеленым...

Слава Богу, офицер остался жив. После деблокирования Дома правительства он смог выбраться в Ханкалу за пополнением, боеприпасами, продовольствием, вывезти раненых.
В течение недели после начала боев к городу стягивались войска. Они приступили к блокированию Грозного с внешней стороны. Все дороги, ведущие из города (а их насчитывалось более 130), минировались. Генерал Пуликовский обратился к жителям Грозного с предложением покинуть город в течение 48 часов по предоставленному коридору через Старую Сунжу.
Генерал Пуликовский подтвердил, что после истечения срока выдвинутого им боевикам ультиматума и выхода в течение 48 часов гражданского населения из Грозного... федеральное командование намерено применить против бандитов все имеющиеся в его распоряжении огневые средства, в том числе авиацию и тяжелую артиллерию. Константин Борисович заявил, что ему больше не о чем говорить с начальником штаба НВФ Масхадовым, который выдвигает неприемлемые для нас условия и считает Россию врагом Чечни. В решимости Пуликовского боевики не сомневались. Слова командующего ОГВ подействовали на многих полевых командиров. Они тут же прибыли на переговоры к Пуликовскому. Просили его предоставить коридор для выхода в горы. "Не для того я вас окружал, чтобы выпускать. Или сдавайтесь, или будете уничтожены!" - ответил Константин Борисович.
Запаниковал и Масхадов. В те дни он охотно общался с журналистами. "Реализация угроз генерала Пуликовского не принесет славы российскому оружию, а лишь еще больше усугубит ситуацию, загнав ее в тупик", - заявил Масхадов.
20 августа вечером из недолгого отпуска в Ханкалу возвратился генерал-лейтенант Виктор Тихомиров, который готов был вновь возглавить Объединенную группировку войск. Он заявил журналистам, что главной своей целью на посту командующего видит полное освобождение Грозного от боевиков. "Для этого мы готовы использовать все средства: как политические, так и силовые". Он также подчеркнул: "Ультиматума Пуликовского я пока не отменял, но могу сказать однозначно - против сепаратистов будут применены самые серьезные меры, если они не покинут Грозный".
И здесь на военно-политической арене появился новоиспеченный секретарь Совета безопасности России Александр Лебедь. Кроме того, он прибыл в Чечню еще и в ранге полномочного представителя Президента РФ в Чеченской Республике. Александр Иванович приехал как раз в тот момент, когда, по сути, решалась судьба всей чеченской кампании.
Первым делом он критически отнесся к ультиматуму Константина Пуликовского. Он заявил журналистам, что отрицает какое-либо свое отношение ко всему, что говорит или делает генерал Пуликовский. Военным стало понятно, что после подобного заявления, сделанного Лебедем, Пуликовскому уже не на что рассчитывать.
Тем не менее Константин Борисович попытался отстоять свою позицию. Его поддержал Тихомиров. Увы, их упорство было сломлено Лебедем и приехавшим с ним в тандеме Борисом Березовским. Облеченные высокими полномочиями, два столичных чиновника установили в Ханкале свои порядки, окончательно проведя в жизнь принцип: "Война - слишком серьезное дело, чтобы доверять его военным". Этот сомнительный принцип исповедовался государственной властью с завидной последовательностью с первого до последнего дня первой чеченской войны. На протяжении двух лет (с осени 94-го до конца 96-го) генералов устраняли от решения кардинальных военно-политических вопросов. Попытался что-то сделать самостоятельно генерал-полковник Куликов (июнь 95-го) - дали по рукам. Поднял голову генерал-лейтенант Пуликовский - хлопнули по шапке, аж чуть шею не свернули... Наверное, никогда еще в истории России генералы не были так бесправны и беспомощны на войне из-за давления гражданских властей - абсолютно ничего не смыслящих в военных вопросах. Профанация чеченской кампании в августе 96-го года достигла своего пика.
Боевиков и на этот раз не удалось добить. "Миротворец", как успели окрестить генерала Лебедя в войсках, уже через несколько дней после приезда в Чечню, не разбираясь в ситуации, подписал с Масхадовым в Хасав-Юрте соглашение "о неотложных мерах по прекращению огня и боевых действий в Грозном и на территории Чеченской Республики", которое явилось беспрецедентным блефом и с первой же минуты после подписания грубо нарушилось чеченской стороной.
Войска поспешно грузились в военные эшелоны и покидали Чечню. 31 декабря 1996 года последние части федеральной группировки были выведены из республики. А в это время уже вовсю раскручивался маховик беспредела. Руководство самопровозглашенной республики Ичкерия приступило к созданию своих регулярных вооруженных сил. Так называемая "независимость" была окончательно закреплена 27 января 1997 года. В этот день Масхадов, один из лидеров чеченских боевиков, стал президентом Чечни.
Грозный переживал триумф.

Боевики готовятся к реваншу

Известные террористы Хаттаб и Басаев провели встречу с полевыми командирами, где отдали приказ усилить диверсионно-террористическую деятельность в республике и других регионах.
Так бандиты планируют "отметить" события пятилетней давности, когда отряды Аслана Масхадова прорвались в Грозный. Между тем для предупреждения возможных терактов столица Чечни полностью блокирована военными. Беспрецедентные меры безопасности, в том числе ограничения в пропуске в город автотранспорта, приносят результаты: за прошедшие сутки в Грозном не зафиксировано серьезных инцидентов. А в минувший понедельник там вновь заработал центральный рынок. Тем не менее председатель правительства Чечни Станислав Ильясов призывает население не расслабляться.
Совет весьма своевременный: в мятежной республике по-прежнему неспокойно. В Шали неизвестные открыли огонь по машине заместителя главы местной администрации Руслана Догуева. С тяжелым ранением он доставлен в военный госпиталь Моздока. Не прекращаются обстрелы постов милиции и внутренних войск. Очередной, в районе Черноречья, закончился гибелью одного военнослужащего и ранением еще трех.
Федералы тоже не дремлют. В начале этой недели в результате спецоперации правоохранительных органов Чечни в станице Гребенская был арестован вооруженный преступник. Целую банду из восьми человек удалось задержать в Аргуне. По некоторым данным, они длительное время организовывали взрывы на железной дороге. Террориста, специализирующегося на уничтожении мостов, арестовали в Энгельс-Юрте (Гудермесский район). Теперь компетентные органы выясняют его причастность к бандформированиям.
...А Грозный все еще наш. "