Дайджест : ЕГЭ в России: закрытая зона. Ливанов, Путин, Фурсенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"008 122157 0781344828.jpg

В недалеком прошлом я – учитель истории и обществознания. ЕГЭ пришел в школу тогда, когда у меня за спиной было уже более 15 лет педагогического стажа. Детей приходилось учить разных: деревенских и городских, бедных и богатых, здоровых и больных, талантливых и работоспособных и ленивых, детей из разных социальных слоев нашего огромного общества. Менялись условия работы, требования к учителям, программы, условия сдачи экзаменов. Были случаи, когда по итогам обучения я выставляла «4» или «5», а на экзамене выпускник получал «3», и наоборот. Думаю, что в практике любого учителя такие ситуации складывались. И каждый раз после таких случаев садилась и анализировала, почему получилась разница в оценке знаний. Любой учитель-практик наверняка скажет, что причин может быть очень и очень много. Но, когда заканчивались экзамены, проходил выпускной, мы с коллегами собирались, чтобы отметить конец учебного года. Каждый раз говорили себе, что не будем говорить о школе, но сдержать такое обещание не удалось ни разу. Самое большое через час после начала встреч разговоры сводились только к проблемам обучения, воспитания, сдачи экзаменов.

Учителю, в силу его работы, судьба предоставляет огромный опыт общения: коллеги, дети, родители. В среднем за год через меня, если можно так сказать, проходило около 300 детей и их родителей. Каждый год – выпускные экзамены. Каждый год с родителями и с ребятами обсуждались самые разные вопросы, касающиеся итоговой аттестации. И, как обычный нормальный учитель, я всегда стремилась к тому, чтобы приучить детей к умственному труду во всех его формах, сохранить тягу к знаниям, а не отбить ее, и воспитать чувство ответственности за самих себя, за близких, за тех, кто рядом. По умолчанию, стержнем всей работы была искренность и честность. Это заложено было во мне родителями, учителями, да даже учебой в институте (мне повезло на великолепных преподавателей и однокурсников).

Все это я рассказываю только потому, что историчность мышления и анализ любой ситуации вширь и вглубь – это уже в крови, то анализируя изменения, которые происходят в обществе, и, прежде всего, в детях-выпускниках, я прихожу в ужас. Несмотря на то, что в школе я не работаю уже 3 года, по-прежнему готовлю к экзаменам - занимаюсь репетиторством, продолжаю общаться со своими выпускниками, и вижу, как меняется сущностное отношение к некоторым сторонам нашей жизни.

Хватит вступления. Речь пойдет о ЕГЭ.

Журналистика, которой я сейчас занимаюсь, продолжает в каком-то смысле мою предыдущую работу. И, думаю, объяснять здесь ничего не нужно. С 2001 года, когда впервые ЕГЭ был проведен по части предметов как эксперимент, и по настоящее время четко отслеживаются определенные процессы. Именно о них и пойдет речь.

Процесс 1. Криминализация ЕГЭ

Ключевым звеном любого проекта, - пишет «Город новостей» , - служит социально-значимая цель, потребность, мобилизующая человеческие и материальные ресурсы во имя ее достижения. Однако ошибочное целеполагание заставляет ресурсы работать на саморазрушение системы.

Целью Единого госэкзамена, согласно постановлению Правительства РФ от 16 февраля 2001 г. № 119, является «обеспечение совмещения государственной (итоговой) аттестации ХI (ХII) классов общеобразовательных учреждений и вступительных испытаний для поступления в образовательные учреждения высшего профессионального образования».

Она сориентировала вектор интеллектуальных усилий и ресурсов на формальное получение баллов для поступления в вуз. И это закономерно, так как данная цель освобождает от мобилизации усилий на получение знаний.

При этом коррупционные схемы выступают лишь частью механизма искажения оценок успеваемости, порожденного стойким нежеланием учиться и получать новые знания. Всех действующих лиц этого процесса объединяет одно - получение максимально высоких оценок, в объективности которых никто не заинтересован.

Наряду с коррупцией, ставшей мощным фактором социальной криминализации, откликом на ЕГЭ стало создание индустрии, паразитирующей в натаскивании на экзаменационные тесты, и противодействующей всем, кто пытается обеспечить независимую и объективную оценку учебных достижений школьников. При этом результаты ЕГЭ, предназначенные для вузов, штампуются в помещениях школ силами школьных учителей под руководством органов управления образованием с участием родителей учеников.

Другим стимулом для ЕГЭ стало нормативное финансирование. При этом вузы оказались заинтересованы в укрупнении и росте контингента студентов со шлейфом идущих за ними денег, когда приходится мириться с неизбежной потерей качества подготовки специалистов и отдаленностью перспективы стать Сорбонной, не создав механизм избавления от разгильдяев и недоучек».

Последние шумные события вокруг проведения единого экзамена в Ставропольском крае, Кабардино-Балкарии, чуть раньше – четко показывают, что увеличивается количество людей, которые любым способом будут извлекать выгоду из ЕГЭ. Человеческие способности безграничны, поэтому каждый год, как показывает статистика, о которой я уже писала в статьях «Обвал ЕГЭ» и «Я ЕГЭ породил, я за него и посажу», формы коррупции будут только нарастать и становиться более разнообразными. Уже сейчас, как мы видим из СМИ, задача поставить ЕГЭ под контроль ФСБ становится актуальной для государства. А это огромные расходы бюджета (бюджетов). Когда Министерство образования или Рособрнадзор говорят, что у них «все под контролем», то становится просто смешно: если так, то почему каждый год в Интернете появляются КИМы и ответы на них? Обсуждаемый в СМИ вопрос о том, кто выкладывает КИМы в Сеть, практически не оставляет сомнения в том, что это делают те, кто к КИМам имеет самое непосредственное отношение. Это, господа, банальная коррупция. Это большие деньги. Напомню, что в криминальном мире за большие деньги убивают. Поэтому я не удивлюсь, что однажды мы прочтем в Сети или услышим по телевидению о странной гибели одного из тех, кто как-то связан с ЕГЭ. Вопрос времени и степени защиты этих людей.

Идея ЕГЭ родилась в недрах Высшей школы экономики. «Это поверхностная калька с западной системы образования. Настолько поверхностная, насколько можно было бы судить о семейной жизни по свадебному платью. Вот так примерно оценивают проверку истинных знаний по результатам ЕГЭ», - говорит в интервью БНК доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики Московского Государственного университета Анастасия Николаева, которая ежегодно сталкивается с «жертвами» ЕГЭ по долгу службы. - Хуже, если система ЕГЭ введена сознательно, чтобы решительно сократить количество выпускников, претендующих на получение высшего образования, намеренно поставить страну к станку, сформировать самую относительную грамотность. Мол, рабочему, трактористам и дояркам не обязательно писать грамотно и знать классику. У такого стремления есть обратная сторона медали – криминализация общества. Нас просто захлестнет волна преступности со стороны «условно грамотных людей».

Четыре года назад, когда я еще работала в школе, мне позвонила мама одного из выпускников и напрямую спросила, кому и сколько надо заплатить, чтобы ее ребенок сдал ЕГЭ как минимум на «4». Отец ребенка – богатый человек, руководитель очень крупной фирмы готов был выложить большие деньги за своего единственного ребенка, лишь бы он не нервничал и спокойно поступил в институт. Кстати, многие учителя знают прекрасно, что для обеспеченных родителей ЕГЭ – лишний груз перед поступлением в вуз, так как место уже забронировано за ребенком, что в иерархии преподавателей, профессоров, деканов и замдеканов проблемы урегулированы.

Даже, если бы я знала, к кому обратиться тогда этим родителям, не смогла бы пойти на такой шаг. Во мне еще живет жажда справедливости, и я болезненно относилась и отношусь к такого рода повороту событий. Я не говорю о безнравственности, я говорю о тех ребятах, которые в полном смысле слова «пахали» в школе, а возможности купить место в вузе у них нет.

Я прекрасно понимаю, что не я, так кто-то другой тогда решил проблему этого ребенка. По крайней мере, он уже заканчивает вуз и прекрасно себя чувствует. И плевать он хотел на тех, кто не продал ему ЕГЭ или подступы к нему.

Ситуация с главным врачом Детской городской клинической больницы имени Г.К. Филиппского в Ставропольском края, о которой рассказала газета «Известия», показывает, что борьба законов может привести только к усилению беззакония. Нарушение прав работников больницы расценено как преступление, главного врача Вячеслава Кашникова уволили.

В Кабардино-Балкарии, пишет газета «Взгляд» со ссылкой на РИА «Новости», «В результате реализации комплекса оперативно-розыскных мероприятий 4 июня задержан с поличным сотрудник центра мониторинга и статистики образования Министерства образования и науки КБР (центр ЕГЭ) в момент передачи копий бланков работ ЕГЭ преподавателю-подельнику».

«Преподаватель-подельник» уже стал нарицательным явлением, так как все те КИМы, которые попадают, например, в Интернет, тут же детьми передаются преподавателям, которые решают задания. Мотивы у всех разные: кто-то хочет просто помочь своим детям, кто-то – заработать. И неважно, что движет таким преподавателем, в любом случае он нарушает закон, вернее, кучу законов. Получается, что тысячи, десятки тысяч учителей по всей стране втянуты в своеобразную организованную преступную группировку. То есть для ФСБ и МВД работы хватит всегда. Давайте попересажаем учителей, директоров школ, главврачей, врачей. Кто будет лечить и учить?

Я не говорю уже о криминализации сознания подрастающего поколения, которые задолго до сдачи ЕГЭ готовятся к нарушению закона. Думаю, что многие учителя, родители и те, кто непосредственно не переживает этот процесс под названием ЕГЭ, согласятся, что талант нарушать закон среди подростков только в форме подготовки к экзаменам стал перерастать в гениальность. Опыт показывает, что соцсети ( речь не идет только о «Вконтакте», «Одноклассниках» и других отечественных) таят в себе огромные возможности для тиражирования КИМов. Все закрыть не получится, даже на период ЕГЭ-сессии. А значит, противозаконность мышления будет только развиваться. Не страшно ли будет жить в такой стране?

Процесс 2. Дегуманизация образования

Как часто в последние годы мы говорим о так называемых новых принципах системы образования в России. Один из них называется «демократизация». Ну, по крайней мере, готовя детей к ЕГЭ и обсуждая тему «Образование в РФ на современном этапе» приходится об этом упоминать. На самом деле, кривлю, так как не упоминать, а обсуждать. Каждый раз, когда касаюсь этой темы и стараюсь просто ограничиться называнием принципов и краткой их аргументацией, начинается дискуссия с детьми. «О какой гуманизации вы говорите», - слышу от 16-17-летних юношей и девушек. «Гуманный – значит человечный. А разве ЕГЭ – это человечно?» - говорят они. И начинают сыпать примерами. Интересно, как господа бывший и настоящий министры от образования, Андрей Фурсенко и Дмитрий Ливанов посоветуют поступать в данной ситуации: защищать интересы ЕГЭ или детей? Что будет более гуманным?

Моя дочь, сдавая 5 лет назад ЕГЭ, приехала на экзамен по русскому языку и через час у нее поднялась температура. Через два часа она вышла из кабинета с жуткой головной болью. Звонит, говорит, что сдала практически наполовину чистый бланк. Я срываюсь из школы, лечу к ней, затем к врачу, в поликлинику. Врач меряет температуру – 38,8, после обследования выясняется, что налицо все признаки вирусной инфекции. Отвожу ребенка домой, а сама в управление образования, отвожу справку, подаю документы на повторную сдачу ЕГЭ. Но я потратила 4 с лишним часа на все эти процедуры, кучу денег, так как надо было везде успеть, а значит, брать такси. А потом лечить ребенка и успокаивать ее, что все в порядке и через несколько дней она сможет пересдать экзамен. Кто восстановит эти нервы? Да кого это волнует. А ведь через нервный стресс в связи с ЕГЭ проходят практически все: дети, родители, учителя, а теперь и врачи, главврачи, ответственные за проведение экзамена. Единая Головокружительная Экзекуция.

Но ведь даже на этом не заканчивается. Особый процесс – подача апелляции. Дважды мне пришлось отвозить детей и ждать в коридоре, пока они «отвоюют» свои один-два балла. Кстати, в обоих случаях так и произошло. Но процедура апелляции до сих пор остается «чудищем обло, огромно и стозевно». До конца так никто и не знает, как принять всех, кто приехал на апелляцию, вовремя. Тогда, в Юго-Западной управлении образования города Москвы люди не уходили до тех пор, пока не приняли всех. То есть в ущерб здоровью. А рабочий день закончился. Это когда аврал был гуманным явлением?

Не говоря уже о том, что весь процесс обучения в школе, когда в итоге нужно подвести учеников к ЕГЭ, становится спринтом. Как сохранить жажду знаний у детей, когда в подсознании сидит только одно: подготовить (читай – натаскать)? Насколько процесс натаскивания, на мой взгляд, основанный на эксплуатации рефлексов, является гуманным? Да и какие таланты мы помогаем развивать детям?

Есть еще одно проявление антигуманизма во всей этой истории. Учителя-практики знают, что школы, чьи выпускники не проходят аттестацию или сдают хуже, чем учились, на августовском педсовете прессуют так, что мало не покажется. Так было. Директорам не хочется выглядеть плохо и выслушивать, как твою фамилию склоняют, ка кому захочется. Поэтому в последние годы выработалась сама собой такая тенденция: до 9 класса кое-как дотащим, а потом, не обращая внимания на право детей окончить родную школу, всеми силами выпихивают детей. В старшей школе есть такие понятия, как базовый класс и профильный. Каждая школа в силу своих возможностей решает проблему с профильными классами. А вот «база» - это балласт. По крайней мере, сами ученики таких классов называют себя этим словом вслед за горе-педагогами. То есть, мало того, что в детях уже на этой стадии вырабатывается озлобленность («Почему я – балласт?»), возникает огромное количество конфликтов между директором и родителями, учителями и детьми, между самими детьми. Это что, проявление гуманизма?

Несколько дней назад один из моих учеников сказал, что собирается уходить из 10 класса одной из престижных школ Москвы в экстернат. «И я не один такой, - говорит ученик. Мы понимаем, что школе нельзя выглядеть плохо при сдаче ЕГЭ, поэтому она избавляется ото всех, кто может испортить картину в конце 11 класса». Вы только послушайте, как звучит: «Школа избавляется!» И это слова молодого человека. А ведь ему тоже хочется, проучившись в этой школе с 1 класса, быть на выпускном балу, поздравить учителей на последнем звонке». Есть же какие-то ментальные вещи, почему они не вписываются в систему ЕГЭ? Хотя, в какой-то степени я могу это объяснить, не понять, а объяснить: о каком гуманизме может идти речь, если в новых законах об образовании и здравоохранении нет самых главных слов: «учитель» и «школа», «врач» и «больница». Везде – учреждения и работники. Вот это я считаю и есть антигуманизация в действии.

Процесс 3. Деградация

Можно сказать еще «оболванивание».

Экзамен по истории в этом году в очередной раз показал, что выпускники не могут сопоставлять явления и события. Пишут иногда откровенный бред, то, что мы литературно называем «ляпы».

Вот лишь несколько примеров.

«Западники чувствовали себя сиротами при живой матери – России».
«Славянофилы хотели зарубить окно Петра в Европу».
«Крестьяне переселялись в город потому, что оттуда людей отправляли в Гулаг, то есть постоянно освобождались рабочие места, даже хорошо оплачиваемые».
«Хрущев подавил восстание рабов в Новочеркасске».
«Иван Грозный стоял на самой низкой ступени человеческого развития».

Для любителей эксцентрики и живого русского юмора достаточно в Интернете публикаций на эту тему. Оно, конечно, было и раньше. Только вот тенденция появилась: ляпов становится все больше. Даже глубоко не вкапываясь, школьные учителя общеобразовательных школ хором ответят: « А когда нам давать глубокие знания?» Да, я говорю о количестве часов, в частности, истории, и о том, сколько часов ежегодно теряется по самым разным причинам: учитель заболел, ученик заболел, праздник, экскурсия, эпидемия гриппа. Школы, если могу, буквально изгаляются, чтобы урвать где-нибудь лишние часы. В конце года, когда решается вопрос о распределении часов на следующий учебный год, бывает разное. Помню, как однажды мы – историки, а нас было трое, в кабинете директора просидели больше двух часов, ругались, высказывались, считали, как можно в старшем классе при 1-2 часах на обществознание решить все воспитательные и образовательные задачи, которые перед нами ставились. Равно как и подготовить к ЕГЭ, задания которого, мягко говоря, не всегда бывают корректными и по сей день.

Честно скажу, каждый год сама решаю для себя демоверсию по обществознанию. Ни разу мне не удалось выполнить все задания правильно. Одно-три все время, оказывается, выполняю неверно. По крайней мере, когда сверяю с ответами. Но это у меня опыт почти 25 лет, а дети?

Когда гуляю по страницам Интернета, прежде всего по форумам, то вижу, как обсуждается именно эта тема. Ну, прежде всего, что раньше в образовании была действительно система, которая помогала сопоставлять явления, процессы, события, людей. Сейчас ситуация меняется, и, как пишут форумчане, народ деградирует.

Отойду от обществознания и истории, приведу пример с деградацией по русскому языку.
На вопрос БНК: « Изменилась ли качественно ситуация со знанием молодежью русского языка? Может, по прошествии времени после введения ЕГЭ все-таки принес свои положительные результаты?» доцент МГУ Анастасия Николаева ответила: «Ситуация изменилась. Но в худшую сторону. Если в 2009-м году «зачет» по знанию русского языка получили 18% процентов наших студентов, то в 2013-м – в три раза меньше».

«Получив первые ошеломляющие результаты испытаний наших студентов, - продолжает Анастасия, - мы стали серьезно изучать систему тестов по русскому языку и поняли, что, во-первых, они практически не проверяют грамотность учащегося: если школьник не ответит ни на один вопрос по орфографии и пунктуации, он все равно получит положительную оценку. Во-вторых, вся школьная подготовка в старших классов сведена к постоянной работе над этими заданиями. Это абсолютно ненормально: человек должен не галочки и буковки проставлять в клеточки, а учиться писать, рассуждать, анализировать. Школа же сегодня поставлена в такие условия, что планомерно, начиная с первого класса, натаскивает ребенка на выставление галочек. Школа финансово завязана на результатах тестов, отсюда и фальсификации, и стремление добиться результата в ущерб изучению литературы и русского языка в старших классах».

Не знаю, как вы, но мне еще один принцип современного образования хочется поставить под сомнение: так называемая гуманитаризация. Когда дети с первого класса, а это значит, и их родители, учатся проставлять галочки и совсем не учатся ни системно, ни творчески, ни аналитически мыслить, приводит все общество к тотальной деградации.

Процесс 4.Отрыв власти от общества

Самым острым образом встает вопрос легитимности ЕГЭ.

В Сети появляется все больше и больше ресурсов, собирающих анализ ЕГЭ и показывающих его нечеловеческое лицо. Обсуждение ведется на разных уровнях, совершенно разными по взглядам, социальному статусу людьми.

Вот несколько примеров:

«Сборник доводов против ЕГЭ с их анализом»

Группа «Москва против ЕГЭ!» в «Вконтакте»

Портал «Алые паруса»

Ведическое информационное агентство

А вот отношение к ЕГЭ:

«Желание оправдаться со стороны чиновников от образования вполне объяснимо, — уверен руководитель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин . — Ведь в противном случае нужно будет признавать неверно выбранный путь, кого-то наказывать, лишать постов и «терять лицо».

«НАРУШЕНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ПРАВ. Все, кроме чиновников (у них если не написано на бумаге с заголовком "приказ", то не имеет смысла что-либо доказать. Будьте снисходительны - обычные бюрократы, желающие исключительно повышения - образ, превосходно описанный Гоголем и Островским!), прекрасно понимают, что абсолютное большинство учеников, преподавателей школ, ВУЗов и т.д., родителей и людей, интересующихся преобразованиями в сфере образования, не поддерживают ЕГЭ как обязательную и единственную форму сдачи экзаменов. Несмотря на это, решением правительства закон был принят. Для справедливости нужно сказать, что проводились референдумы в большом количестве, но круг людей, в них участвовавших, был не столь широк...»

«В деревне Березник Вологодской области 15-летняя школьница покончила жизнь самоубийством после того, как обнаружила ошибку, допущенную ей при сдаче единого муниципального экзамена по математике.

Как сообщает областная «служба спасения 01», девочка была обнаружена в летней кухне, где повесилась после сдачи экзамена.

Губернаторская стипендиатка Полина Белова входила в список ста лучших учащихся России.
Ранее в Череповце учащийся 9-го класса Дмитрий Рогозин умер от сердечного приступа по дороге на экзамен. По мнению специалистов, в обоих случаях причиной трагедии стала психологическая переутомленность из-за чрезмерной учебной нагрузки. За что такие мучения? Кто дал чиновникам и правительству такие права издеваться над нашими детьми?»

«В Америке упразднили, в России ввели… Падение образования у нас началось в начале 90-х, когда первая волна предателей отменила распределение после ВУЗов. Потом тесты и ЕГЭ, а сейчас третий, контрольный выстрел – подготовка магистров и бакалавров с мозгами покемонов. По большому счёту нам всё равно, кто ввёл новую систему образования в России – менеджеры-коекакеры или агенты иностранного влияния… Сейчас гораздо важнее этому противостоять так, как сделал французский народ в 60-е. Да, это опасно. Джона Кеннеди убили вскоре после того, как он сказал, что Америка не должна переходить в образовании на «упрощёнку», выгодную английским, и примкнувшим к ним американским корпорациям», - заметил сатирик Задорнов.

По словам, известного политолога и публициста Сергея Кара-Мурза «вообще, наша правящая верхушка уже давно взяла на вооружение принцип не признавать своих ошибок в доктрине реформ». «Однако продолжать эксперимент с ЕГЭ также становится опасно. Введение Единого госэкзамена не только вызвало резкое неприятие со стороны большинства общества. И власти поняли, что в данном случае они зашли совсем далеко. Учитывая, что скоро выборы, они хотели бы спустить эту затею на тормозах. Судя по всему, ставится задача скорректировать образовательную реформу в части ЕГЭ, не признавая ее порочности как таковой. С другой стороны, это, конечно, лучше, чем идти напролом до полного краха. То есть хотя это и полумера, но вполне разумная. Такая ситуация несколько развязывает руки как для школы, так и для вуза, а безумный ЕГЭ оказывается в некоторой степени обуздан. По сути, это дает возможность вносить неформальные коррективы в процесс его проведения».

Стоит ли продолжать?

Как учитель, позволю себе напомнить, что «легитимность» - политико-правовое понятие, означающее положительное отношение жителей страны, больших групп общественного мнения к действующим в конкретном государстве институтам власти, признание их правомерности.

Можно снять с должности учителя, директора школы, главного или лечащего врача, можно закрыть ресурс Интернета, можно ввести уголовное наказание за «диверсию» в ЕГЭ, можно привлечь к ответственности всех тех, кто «нарушает» правила проведения ЕГЭ в центре и регионах. Этакий ЕГЭ-лагерь, зону, где будет действовать только сила. Но, опять же, как историк, хочу напомнить, что в истории человечества целые империи распадались из-за отсутствия легитимности, что на всякую силу находится в итоге другая сила. А если такой силой становится все общество, то …

Процесс 5. Диверсия против своего народа

Сатирик Михаил Задорнов обратил на это внимание ещё в пору президентства Медведева.
Позволю себе просто процитировать.

«Судя по тем письмам, которые я получил по электронной почте за лето, большинство наших людей на сегодняшний день ЕГЭ волнует больше, чем низкие зарплаты, террористы и даже свиной грипп. Первого сентября у девочки-первоклассницы телеведущая 3-го канала спросила: «Что тебя больше всего пугает в школе?» Первоклашка чуть не заплакала и ответила: «ЕГЭ! - «Почему?!» - «Я Бабу-Ягу боюсь».

Откуда, когда и зачем впервые в мире появился ЕГЭ? Он был введен во Франции после того, как бывшие французские колонии в Африке стали независимыми государствами. Во Францию хлынула волна афро-иммигрантов. Образование их было настолько примитивным, что внятно отвечать они могли на уровне «да», «нет»... Многие из них считать умели только до десяти. Все, что дальше, обозначали словом «много». Слышали, что существуют миллионы, но, сколько это, точно не представляли. Именно из-за них и была упрощена система экзаменов, введен ЕГЭ и тестовая система опроса, при которой умение размышлять подменяется угадыванием. Уже через год во Франции начались демонстрации, волнения... Народ протестовал, мышление молодежи из многополярного начало превращаться в двуполярное. Короче, хотели, как лучше, а получилось по Черномырдину! Однако французы оказались молодцы! Жить по пророку будущего не захотели. Через три года правительство Франции вынуждено было от новшеств отказаться, потому что тупеть начал не только французский народ, но и само правительство.

Казалось бы, на системе единого экзамена-тестирования можно было поставить точку. Ан нет! Англия все эти годы внимательно и с радостью наблюдала за тупеющей Францией - своей вечной соперницей. Как раз в те годы Англию все более начинала раздражать Америка. Она набирала такую экономическую мощь, что не желала более оставаться дочерним лондонским финансовым филиалом. Энергию этого зазнавшегося младосущего государства надо было немедленно обрубать на корню. Тут-то и пригодились выводы, которые сделала английская разведка, наблюдая за «успешными» результатами ЕГЭ во Франции. Именно в недрах английской разведки был разработан план «кастрирования» американского образования. Там понимали, что зомбировать американцев надо начинать с молодежи. Для этого необходимо пропиарить систему тестированного обучения, как более выгодную. Отключить ученика от учителя-собеседника. Наплодить среднечеловеков-зубрилок вместо тех, кто должен научиться творить.

То есть превратить целую страну в телевизионную игру «Поле чудес». Недаром в народных сказках мира «поле чудес» - это «поле дураков». Ведь в чудеса, как известно, верят только дураки.

И вот… в середине 60-х годов группа из нескольких человек, подготовленная английской разведкой, отправилась в Америку заниматься пиаром новой системы образования, которая должна была отбросить все последующие поколения американской молодежи в своем развитии на несколько веков назад. Тогдашние американцы оказались не менее падки на пиар, чем мы сегодняшние. Не прошло и двух десятков лет, как появилось самое популярное выражение по отношению к американцам среди мировой интеллигенции - «узкоумственные» (narrow-minded).

На примере Америки стало ясно, что ЕГЭ и тестовая система образования оказались самым массовым средством поражения молодежи! С радиусом действия значительно большим, чем у водородной бомбы.

Менее затратная тестовая система обучения быстро вжилась в умеющую считать прибыль Америку. Творческие способности целого поколения были переключены на развитие моторных функций памяти. И молодые американцы на глазах превращались из «орлов» в «разжиревших голубей».

Пройдет много лет, на Америку нахлынет подряд несколько волн советских эмигрантов. По энергии мышления, образованию, умению соображать это будут даже не волны, а настоящие «девятые валы». Многие приедут в Америку с детьми, будут устраивать их в американские школы и безумно радоваться, что все их детишки на фоне американских сплошные Ньютоны, Менделеевы и Лейбницы… Выражение «Какие ж они тупые!» я впервые услышал в Америке от наших эмигрантов.

А вот система образования Советского Союза продолжала оставаться предметом зависти для западных научных кругов. Даже в самые тяжелые годы сохранялся интеллект нации. Именно благодаря ему, а не советской власти и не экономике, наша держава была величайшей в мире. Потому что во главу угла советского образования всегда ставилось широкоформатное развитие способностей ребенка. Учителя старались научить его самостоятельно мыслить, а не бездумно заучивать.

Надо отдать должное американцам, далеко не все из них приняли новую систему образования. Отчаянно сопротивлялся и президент США Джон Кеннеди. В одной из своих речей он, не стесняясь, высказал мнение, что лучшая система образования в Советском Союзе. Он вообще позволял себе неслыханные дерзости: думать самостоятельно, а не по указке тех мировых корпораций, которые всегда «заказывали музыку». Ему это дорого стоило! Так дорого, что мгновенно успокоились и остальные недовольные в США.

Зачем нужно было Западу помогать финансировать реформу образования в России? Почему к этому делу так рьяно и темпераментно подключился сам Сорос? Вообще, очень точная фамилия: от этого Сороса по всему миру один сор. Намусорил «по самый дисплей» и в Европе, и в Азии. Особенно постарался в России. И не он один. Все мировые торгаши, когда речь заходит о России, реагируют одинаково - с бешенством компаса на Северном полюсе. Никак не удается превратить шестую часть суши в супермаркет. Такой навар пропадает! Пробовали завоевать силой - не получается. Самим потом долго в себя приходить. Значит, надо наоборот: раскрыть этой непослушной, строптивой стране свои объятия, а потом в них её и задушить!

«Подтягивать» бывшее советское образование до нынешнего американского начали, естественно, с пиара и с тех, кто более всего ему подвержен: с наших чиновников. Пригласили их стажироваться в престижных западных «учебках». Мало кто знает, что почти все «зачинщики» российской образовательной реформы свое дополнительное «тюнинговое» образование получили на Западе.

Недавно министр образования России в одной из своих речей, не знаю уж, по собственному недомыслию или по требованию Мирового банка, но вполне серьезно сказал, что российская молодежь отстает по математике от западной. Слишком много плохих оценок! Практически сделал выговор учителям математики средних школ. И это при том, что российские школьники, в отличие от тех же западных, еще умеют считать в уме! Слава Богу, у многих нет калькуляторов! Более того, как правило, в мировых олимпиадах по математике последние годы побеждают или русские, или китайцы, или индусы.

Похоже, у нашего министра началась передозировка от влитых Мировым банком средств. Его, очевидно, глючит и колбасит.

Почему никому из наших «образователей» не придёт в голову отремонтировать по России все школы, чтобы зимой в них тоже тепло было, и чтобы вдруг не рухнули из-за «старости».

Дабы нарождающееся молодое поколение не успело отойти от нанесенного нокдауна, нужно было как можно скорее подкрепить его нокаутом. Таким нокаутом должна была стать новая тестовая форма обучения.

Только предатели, дружно взявшись за руки с дураками, могли ввести в российской школе тестирование на американский манер. И только славяне с их деловыми качествами на уровне плавника ленивой акулы могли на это повестись. Конечно, к пиару новшества присоединились и желающие на этих новшествах нажиться, поскольку на любые новшества в России всегда выделяются особые средства, дабы можно было зарядить не только откаты, но и откатики с откатышами. Пристроились и просто «последыши».

Россия как увеличительное стекло. Все, что на Западе кажется нормальным, попадая к нам, за счет нашей необузданной рамочным мышлением энергии разбухает и принимает такие забавные формы, что порой кажется, будто живешь не в стране, а в комнате смеха. Это ж надо было додуматься! Тесты по литературе! Ладно, по математике, по физике - там какая-то точность есть, формулы, критерии... Но литература - не математика. Это ощущение, а не формула. Воспитать молодых людей на литературе, загнанной в тесты, все равно, что нежной девушке делать маникюр на фрезерном станке, а орлам обрезать крылья и посадить их по клеткам в зоопарк.

Уже через несколько лет после внедрения этих зомбирующих методов учителя средних школ с ужасом осознали, что правильные ответы на западоподобные тесты дают только плоскомыслящие ученики. А те, кто способны воспринимать мир объемно, затрудняются отвечать односложно.

…Мне довелось однажды разговаривать с американским профессором, преподавателем одного из колледжей. Я его спросил, правда ли, что в Америке уже давно существует единый экзамен для выпускников? Он замялся, стал оправдываться: мол, да, но американский ЕГЭ совсем не такой, как в России: поумнее, поорганизованнее... Короче, от конкретного ответа ушел. А по глазам видно было, понимает, откуда ветер дует. Точнее, чье мясо собака съела!

Профессор, кстати, оказался прав. Уже несколько лет, как в Америке нет обязательного для всех единого экзамена. Тестовый экзамен является добровольным и платным! А сертификат о его успешной сдаче при поступлении в вузы рассматривается как некий «бонус». За такие перемены к лучшему американцы обязаны низко в ножки поклониться Биллу Гейтсу. Он, не стесняясь, заявил, что «если американская школа не перестанет готовить пустых болванчиков, способных лишь разгадывать дурацкие тесты, Америку ждет национальная катастрофа!» Именно Билл Гейтс сработал тараном, который пробил брешь, в нее «ломанулись» все, кто были с ним согласны. И... победили!

Это что ж получается? Ни в одной европейской стране нет такой системы обучения, которую внедряют сегодня в России? Пытались вводить кое-где, но сразу отказывались, как от вредной. Даже «тупые» американцы ее видоизменили и просто приспособили для дополнительного заработка. И вот, после того, как мир почти единогласно признал подобную форму обучения непригодной, мы ее начали осваивать! То есть ждали окончательного приговора цивилизованных стран: ага - точно, вредная! Значит, будем внедрять! Или это по закону Ломоносова: «Если где-то чего-то убавится, в другом месте должно прибавиться». То есть вся эта новообразовательная «жуть» слита нам, как радиоактивные отходы.

…Я всегда считал, что в чиновники идут люди бесталанные. Согласитесь, нелепо о ком-то сказать: «У него талант чиновника», или «очень одаренный министр», или «гениальный депутат»… Режет слух не менее, чем «беременная старуха» или «буддист-мясник»... Но когда я увидел вопросы по литературе для ЕГЭ, я понял, что даже не предполагал, насколько бездарными могут быть те, кто «кошмарит» наше образование.

…Много лет назад в КВНе прозвучало замечательное словосочетание «волшебный пендель». Это выражение уже стало народным. Я уверен, что ЕГЭ, с одной стороны, наказание нам за наше лизоблюдство перед Западом, за наше слюноотделение при виде попкорна, за нашу новорожденную страсть к страшилкам, пугалкам, чернилкам и грязнилкам; за тот рейтинг, который мы даем попсе; за веру в доброго дядю, который нас накормит, оденет и обует; за то, что мы слово «спекулянт» поменяли на «бизнесмен»; за то, что поверили в демонкратию, и за многое другое... А с другой стороны, ЕГЭ - это волшебный пендель, без которого мы не отрезвеем, а, отрезвев, не рванем в свое собственное, а не в пропиаренное егэистами будущее, густо населенное бакалаврами с мозгами покемонов!
"