Дайджест : Неприкасаемые. Хапсироков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Что скрывает некоторые люди в синих мундирах

В середине июня 1995 года, за восемь месяцев до ареста печально знаменитого теперь и.о. Генпрокурора Алексея Ильюшенко, на его имя был подан рапорт от следователя по особо важным делам Генпрокуратуры РФ Бориса Погорелова: "Прошу уволить меня из органов прокуратуры на пенсию по выслуге лет". Обычное дело, если бы не необычный для такого официального документа постскриптум, заканчивавшийся словами: "...Нельзя поднять значение Следственного управления, снижая роль следователей. Бойтесь данайцев, дары приносящих".
Комментируя это заявление журналисту, Ильюшенко с высоты своего тогдашнего положения иронически заметил: "Вы что-нибудь из всего этого поняли? Я ничего не понял. Когда "важняк" в официальной бумаге изъясняется иносказательно, а не конкретно, я такой рапорт подпишу не задумываясь". И подписал.
Теперь, когда более или менее известны подробности уголовного дела Ильюшенко и его друга, руководителя фирмы "Балкар трейдинг" Петра Янчева, ясно, почему "важняк" предпочел пенсию работе под началом непонятливого и.о. Кстати, Борис Погорелое снова вернулся в Генпрокуратуру, когда Алексей Николаевич перекочевал на два года из своего шикарного кабинета в "номера" Лефортова. Но по-прежнему остается непонятой фраза из постскриптума следователя: "Бойтесь данайцев, дары приносящих". Как поется в одном популярном шлягере, что же конкретно он имел в виду? Или кого конкретно?
Смысл этого эвфемизма мы объясним чуть позже с помощью документов, а для начала перескажем несколько разговоров на тему.

Разговор в "Царской охоте"

Однажды мы в компании нашего однокашника попали в знаменитый в новорусских кругах ресторан "Царская охота" на Рублево-Успенском шоссе, известный, в частности, тем, что здесь президент Ельцин знакомил с русской кухней президента Ширака.
На сей раз за столом собрались крупные экспортеры и импортеры, и, естественно, после второй бутылки вперемежку с анекдотами пошли истории о прелестях русского бизнеса. О том, как, кто, при каких обстоятельствах и за сколько провернул удачную сделку. О том, у кого какие отношения с Кругловым (таможня), Задорновым (Министерство финансов), Немцовым (молодые реформаторы), Черномырдиным (старая школа) и, наконец, у кого какая "крыша". Интересно, что ни о каких пресловутых солнцевских-коптевских речь не шла - несолидно уже. Назывались всевозможные руопы, собры и спецназы. Пока из уст одного коренастого экспортера, назовем его Аркадием, не прозвучало: "Это все мускулы, понты на крайний случай. Все вопросы надо снимать заранее и интеллигентно. У меня прикрытие в Генпрокуратуре".
По реакции слушателей мы почувствовали, что все позавидовали "генпрокурор-ской крыше". Трудно поверить, но приходится. Кстати, позже наш однокашник пояснил, что не так давно коренастый Аркадий каким-то чудом замял уголовное дело, по которому ему реально светило лет семь.

Из разговора с отставным "важняком"
- А вы знаете, почему Ильюшенко, закосивший под Руцкого с бородой, так уверенно себя вел перед телекамерами при выходе из Лефортова ? Я не я, дело сфабриковано, политический заказ... Да потому, что у него в Генпрокуратуре остались свои люди, те, кто ему по гроб жизни обязан, они и помогают волынить дело Яннева-Ильюшенко. Что ? Фамилии ? Кому надо, те знают...

Из разговора на Старой площади
- Да вы хоть догадываетесь, кто самый влиятельный человек в Генпрокуратуре? - по-учительски наставлял нас один из бывших помощников президента. - Ему из руководства никто лишний раз перечить не станет. Опытные мужики, по двадцать лет в прокуратуре, такие дела ведут, а как мальцы попались на крючок обыкновенному завхозу. У него на каждого из них свой мелкий компроматец имеется. Вот и вынуждены его прикрывать.
- Кого его?
- Кроссворд нехитрый: десять букв, на "ха" начинается. Но я вам ничего не говорил...

Привет из Пятигорска

Кроссворд мы вскоре разгадали: Хапсироков Назир Хизирович, он же Крым-Гери, гордый потомок крымских ханов и большой человек в Москве. К этому времени фигура начальника управления делами Генеральной прокуратуры РФ Назира Хапсирокова для нас загадкой не являлась. Загадкой является, почему Назир Хизирович до сих пор занимает эту высокую должность. а не находится под следствием... Хапсироков родился сорок шесть лет назад, 31 октября (важная деталь), в черкесском ауле Хабез Ставропольского края. Дальнейшие этапы большого пути будущего управделами Генпрокуратуры РФ мы опускаем и перейдем сразу к протоколу допроса Хапсирокова, на который он был вызван как свидетель по уголовному делу Ильюшенко:
"...С Ильюшенко Алексеем Николаевичем я познакомился приблизительно летом 1993 года, когда я в то время работал директором фирмы "Южный" АО "Моспромст-рой". Взаимоотношения у меня с ним нормальные. В тот период Ильюшенко работал в должности начальника Контрольного управления Президента РФ. В процессе дальнейшего знакомства мне поступило предложение от Ильюшенко перейти на работу в Генеральную прокуратуру на должность начальника управления планирования, финансирования и материально-технического обеспечения Генеральной прокуратуры РФ. Это было в феврале 1994года... Это предложение было воспринято мною положительно, и я перешел на работу в Генеральную прокуратуру".
Стоит отметить, что Алексей Ильюшенко подобрал себе достойного управделами, поскольку он, как Генпрокурор, просто не мог не знать, что пригласил на финансовую работу человека, который в это время проходил по уголовному делу № 28552 о хищении 200 миллионов рублей, выделенных под закупку зерна. Этот финансовый эксцесс въедливо расследовал следственный отдел УВД Кавказских Минеральных Вод. Дело было так: летом 1993 года представитель фирмы "Югинвест" Хапсироков Н.Х. помог своему знакомому Ширинову Ш. заключить целевой кредитный договор на закупку зерна от имени фирмы "Бриз" на 200 миллионов .рублей. Полученные деньги Ширинов перечислял на счета других двух фирм "Радость" и "Ани" как бы "для закупки сельхозпродукции". Но вместо этого кредитные средства были обналичены и достались руководителям этих фирмочек. А Хапсироков как бы удивился, что фирма "Бриз" не выполнила своих обязательств. Наверное, это чистое совпадение, но как раз в этот период Назир Хапсироков приобрел две машины "БМВ" за 17 миллионов рублей каждая. Вот так бывает в жизни: зерна нет, а машины почему-то есть.
Ставропольская земля стала гореть под ногами Назира Хизировича, "зерновое" дело квалифицировалось по статье 93-1 У К РСФСР - хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах. Но тут он счастливо сдружился с Алексеем Ильюшенко, и следствие затихло. Последний, кстати, выйдя из тюрьмы, сказал по-мужски достойную фразу: "Может быть, я плохо выбирал в жизни друзей, что они теперь меня оговаривают, но никогда я не был сволочью". Так или иначе, но в 1996 году 27 октября - прямо накануне дня рождения - Назиру Хапсирокову преподнесли подарок: "зерновое" ставропольское уголовное дело было прекращено за отсутствием состава преступления. Негоже все-таки управделами Генпрокуратуры РФ иметь в своей биографии "белое" пятно в виде растворившихся не без его участия 200 миллионов рублей.
Но недавно у Хапсирокова вновь возникли проблемы. Упрямые ставропольские следователи все-таки сумели (на законных основаниях) переправить его уголовное дело в Москву для переквалификации, доказывая, что оно прекращено незаконно. Теперь в Генпрокуратуре РФ пылятся его тома, давно пылятся. Что-то будет. Опять ничего?

Данаец" №1

Все неприятности Алексея Ильюшенко начались с того, что он за подозрительно низкую цену помог своим красноярским родственникам купить у своего приятеля Петра Янчева два джипа и два "жигуленка". А дальше ниточка следствия потянулась к нефти и тому подобному. Управделами Генпрокуратуры Назиру Хапсирокову тоже не везет с машинами. То эти злосчастные "БМВ" в Ставрополье, то вот теперь, как нам удалось выяснить, возникла неувязочка уже с двумя его московскими машинами - "мерседесом" и джипом "мицубиси-паджеро".
В протоколе допроса Хапсирокова, на который его осмелился вызвать 29 июля 1996 года (сразу после президентских выборов) помощник Генерального прокурора и руководитель следственной бригады по делу Янчева-Ильюшенко Николай Емельянов, есть несколько изумительных автомобильных признаний:
"Ильюшенко обращался ко мне с просьбой дать покататься на моем автомобиле "мерседес-бенц 300 SEL" черного цвета. Этот автомобиль я приобрел через АО "Логоваз" за наличные деньги, которые получил в виде кредита от одного из московских банков. Затем я его продал Быховскому, своему знакомому по моей работе в фирме "Южной", до настоящего времени Быховский является моим должником. Ильюшенко я не отказывал в его просьбе дать ему покататься на этом "мерседесе". Я ему давая ключи от машины, когда она была в моем пользовании, а когда я продал ее Быховскому и она находилась на хранении в СП "Балкар трейдинг" у Янчева, он брал ключи от этой машины у кого-то из подчиненных. Доверенности на право управления автомашиной я Ильюшенко не давал. Он ездил по своему служебному удостоверению. Просьб о продаже ему данного "мерседеса" ко мне от Ильюшенко не поступало. Припоминаю, этот "мерседес" был на служебной даче Ильюшенко в Архангельском Московской области. Со мной Ильюшенко никогда не разговаривал по поводу того, что у него имеется "мерседес" и он лучше такого же автомобиля, только белого цвета.
В моем личном пользовании находится легковой автомобиль - джип "мицубиси-паджеро", приобретенный мною в фирме "Южной", когда я там работал (выделено нами. - Авт.). Этот автомобиль 1991 года выпуска и был списан фирмой ввиду наличия многочисленных дефектов. Моему сыну мой отец подарил автомобиль ВАЗ-21093. Эти автомашины не имеют никакого отношения к моей работе в Генеральной прокуратуре РФ (выделено нами. - Авт.)".
Разумеется, нет ничего зазорного в том, что предприниматель Хапсироков купил джип "мицубиси-паджеро", как он утверждал на допросе. Если бы не одна неувязка. Мы съездили в ГАИ по месту жительства управделами Генпрокуратуры РФ, проверили документы о регистрации джипа (1991 года выпуска, кузов № ZMBONV444VJ304577, двигатель № 4Д56ДY1776, цвет серебристый) и выяснили из "Карточки учета автотранспорта", что машина была поставлена на учет владельцем транспортного средства Хапсироковым 11 января 1995 года. И самое главное - из таможенных документов, которые мы достали на Минералводскойтаможне, следовало, что в Россию этот джип попал в ноябре 1994 года. Напомним, предпринимателем Хапсироков перестал быть в начале 1994 года, задолго до этой ценной покупки. Другими словами, словами Уголовного кодекса, начальник управления делами Генпрокуратуры РФ Н.Хапсироков дал заведомо ложные показания?
Разумеется, у юридически подкованного управделами Хапсирокова найдется объяснение такой нестыковки между его предпринимательским прошлым и чиновничьим настоящим. Но, как и в случае с Ильюшенко, дело здесь совсем не в этих злосчастных машинах. Прошло уже полтора года после выборной президентской горячки, на волне которой помощник Генпрокурора Николай Емельянов расследовал дело своего бывшего шефа и, в частности, уличил в "забывчивости", мягко говоря, нынешнего финансового босса Генпрокуратуры. Ну и что? Уже полтора года Емельянов вынужден молчать в тряпочку, а протокол допроса Хапсирокова прятать от самого себя глубоко в сейфе.

Что еще хранится в сейфах Генпрокуратуры

Собственно, так же Емельянов вынужден был забыть и о собственноручно составленной "Справке в отношении заместителя Генерального прокурора РФ Кехлерова С.Г.", из которой доказательно следует, что в его действиях "содержатся признаки преступления, предусмотренного ст. 170 УК РСФСР" (злоупотребление служебным положением).
В свое время Кехлеров активно и расторопно выполнял указания Ильюшенко, в нарушение "Закона о прокуратуре РФ", помогая решать финансовые проблемы фирме "Балкар трейдинг".
Цитируем по справке: "...Кехлеров С.Г. ... используя свое служебное положение, в июне 1994 г. дал письменное указание заместителю прокурора Московской области Сугробову А.С. обратиться с имущественным иском в Самарский областной арбитражный суд в интересах СП "Балкар трейдинг" по договору № 270 от 29 января 1992 г., заключенному между СП и АО АвтоВA3" на сумму 59,3 млрд. рублей... 30 июня 1994 г. во исполнение указания Кехлерова прокуратура Московской области обратилась в арбитражный суд Самарской области с исковым заявлением о взыскании с АО "АвтоВАЗ" в пользу "Балкар трейдинг" указанной суммы... в удовлетворении иска было отказано... 31 октября 1994 г. Кехлеров, выполняя очередное незаконное указание Ильюшенко... подписал и направил в Высший Арбитражный Суд РФ по этому поводу протест № 8/3-2879-94... Постановлением Высшего Арбитражного Суда от 8 декабря 1994 г. про-. тест удовлетворен... Допрошенный в качестве свидетеля Кехлеров С. Г. показал, что летом 1994 года... никаких указаний при этом не давал..."
Но показаниями многочисленных свидетелей "несознанка" Кехлерова была опровергнута. Следствием были приобщены к делу и письменные распоряжения Кехлерова относительно этого денежного конфликта.

Кандидат в "данайцы"

Мы уже не раз писали о том, что в ходе следствия по нашумевшему "квартирному" делу в Санкт-Петербурге кроме множества злоупотреблений работников питерской мэрии были выявлены и факты неблаговидной деятельности городского прокурора Владимира Еременко, награжденного некогда даже медалью "За доблестный труд".
Самый яркий эпизод из его послужного списка: ремонт здания горпрокуратуры Санкт-Петербурга, для чего тот же завхоз Назир Хапсироков выделил более пяти миллионов долларов. Большая часть этой суммы растворилась бесследно в Швейцарии.
Видимо, за такой "доблестный труд" и.о. Ильюшенко пообещал назначить Еременко своим заместителем. К счастью, не успел, а то бы полку "данайцев" прибыло.
Следственной бригаде под руководством "важняка" Михеева пришлось почти подпольно расследовать различные махинации, к которым был причастен горпрокурор, испытывая мощное давление из Москвы. Материалов скопилось достаточно для возбуждения отдельного уголовного дела, и они еще в апреле прошлого года были переданы следователями в канцелярию Генпрокуратуры РФ. Никакого ответа по этому поводу до сих пор нет. Зато Еременко не так давно пошел на повышение и был назначен прокурором Северо-Западного военного округа.
Но в Москве некому перепроверять странные взаимоотношения Еременко и Хапсирокова. Генеральная прокуратура РФ, как всегда, вне подозрений, а значит, вне закона? По крайней мере, до следующих президентских выборов, когда вновь в моду войдет борьба с коррупцией?

Фигуры молчания

Показательный арест Алексея Ильюшенко, отданного Ельциным не без участия вездесущего Березовского на предвыборное заклание, нисколько не приостановил процесс разложения Генпрокуратуры РФ. Некоторые люди в синих мундирах с томиками УК и УПК в руках уверенно казнят и милуют неугодных, грамотно выводят "нужных" людей из-под удара, а самое противное (как бы ни отпирались) - умело делают политическую стойку, послушно выполняя команду "не трогать".
Ведь это ж надо было так мастерски обойти фигурой генпрокурорского умолчания факты коррупции, вскрывшиеся при расследовании дела "завхоза" ФАПСИ Монастырецкого. По ходу следствия выяснилось, что главный "златоуст" правительства Старовойтов, министр юстиции Ковалев и многие другие первые лица государства российского держали на личных счетах в "РАТО-банке" десятки, а то и сотни тысяч долларов. Но последовала команда - "не трогать". И у того же Старовойтова появился шанс, к примеру, успеть выгодно издать книгу мемуаров, чтобы правдоподобно объяснить, откуда у него такой круглый счет в банке. Наверняка со временем представилась возможность легализовать свои капиталы и остальным.
Если чужой сор можно не выносить и даже не замечать, то свой-то и подавно?
Мы совершенно точно знаем, что в ходе расследования уголовного дела Янчева - Ильюшенко и других не менее громких дел следствием были установлены схемы "прокручивания" госсредств, в том числе и генпрокурорских. Но проверка финансово-хозяйственной деятельности Генпрокуратуры РФ была по непонятной причине приостановлена, а ее материалы кем-то изъяты у следствия.
Как бы это ни было прискорбно, но вышеперечисленные, наверняка нетипичные факты дискредитируют правоохранительную деятельность Генпрокуратуры РФ в целом. Помните иносказательную фразу следователя по особо важным делам Бориса Погорелова, адресованную Ильюшенко: "Бойтесь данайцев, дары приносящих"? Ильюшенко давно в отставке, а фраза по-прежнему актуальна. И если уж "Троя" нашего закона - Генеральная прокуратура России - прочно оккупирована "данайцами", то что уж говорить об остальном отечественном чиновничьем мире?

По швейцарскому счету

А пока различные противоборствующие силы разбираются со своими "чувствами", следствие по делу главного фигуранта Алексея Ильюшенко явно затормозилось. Причем настолько, что неисследованными остались целые пласты заграничной деятельности бывшего и.о. Генпрокурора. Наши вопросы в Генпрокуратуре (по понятным теперь причинам) остались без ответа, поэтому недавно мы направили официальное письмо швейцарскому правосудию - судебному следователю С. Эспозито, который в Женеве пробует разобраться в бизнесе Петра Янчева и его товарища Алексея Ильюшенко. И кое-что узнали. В частности, из ответа советника Отдела международной юридической взаимопомощи Швейцарии г-на Паскаля Госсэна мы узнали, что "в соответствии с решением от 1 ноября 1996 года прокуратура округа Женевы частично признала 21 ходатайство по решению женевского следователя С. Эспозито... Обвинительная палата поддержала предписание следователя о замораживании денежных средств и считает, что факты, содержащиеся в вышеуказанной просьбе, подлежат уголовному рассмотрению в Швейцарии".
Судя по всему, Янчев и Ильюшенко действительно успели хорошо "поработать" в банковской Швейцарии. В частности, в Коммерческом регистре кантон* Женева значится фирма "Balcar Trading Sari", зарегистрированная 28 июня 1994 года под № 6201 в качестве филиала фирмы "Balcar Trading Sari" (Россия, г. Балашиха, Московская область). Фирма эта интересна тем, что ее сотрудником (имеющим право второй подписи) является жена бывшего и.о. Генпрокурора Татьяна Владимировна Ильюшенко, а директором фирмы (с правом первой подписи) является Петр Янчев.
Известно также, что не последнюю роль в организации этой фирмы играл Петр Головинов - до последнего времени председатель правления Федерального депозитного банка, преобразованного из скандального "Балкар-банка", в котором работала юристом все та же Татьяна Ильюшенко. Впрочем, что российскому следствию до всех этих швейцарских деталей, тут бы в Ген прокуратуре хотя бы со своими "данайцами" разобраться. А Ильюшенко... Говорят, что на самом-самом верху уже решили его судьбу: сейчас Алексей Николаевич поболеет-поболеет, а затем, где-то к лету, ему незаметно дадут уехать за границу, "на воды". Вот такая история про дары приносящих. "