Дайджест : Нефтяная монархия Каспия. Алиев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Парламентские выборы, прошедшие в Азербайджане в воскресенье, 5 ноября, закончились уверенной победой правящей партии "Ени Азербайджан" ("Новый Азербайджан"), которую возглавляет президент республики Гейдар Алиев. "Новые азербайджанцы", по предварительным данным, набрали 73,92% голосов, оставив далеко позади оппозиционеров из "Народного фронта" (4,84%), "Мусавата" (4,54%) и Партии национальной независимости (3,74%). В итоге в парламенте будет представлена всего лишь одна фракция. Такой исход не стал сюрпризом, поскольку все необходимые для победы карты были в руках "Нового Азербайджана".

Слагаемые успеха

Важнейшую роль на выборах сыграл мощный административный ресурс, которым располагает Гейдар Алиев. Достаточно сказать, что около двух третей членов Центризбиркома республики состоят в партии "Новый Азербайджан". Лояльный президенту ЦИК сначала попросту отказал в регистрации ряду оппозиционных партий, в том числе крупнейшим - "Мусавату" и Демократической партии Азербайджана (ДПА), а спустя две недели, после соответствующей просьбы Алиева, с такой же легкостью допустил их до выборов. Генпрокуратура, в свою очередь, как нельзя кстати закончила следствие по делу экс-спикера парламента Азербайджана и главы избирательного списка ДПА Расула Гулиева, которого обвинили в подготовке госпереворота и хищении бюджетных средств на сумму 30 млн долларов.
Победа "новых азербайджанцев" была обусловлена и слабостью оппозиции. Когда-то крупнейшая общественно-политическая организация Азербайджана - "Народный фронт" - раскололась буквально накануне выборов, и лидеры двух ее крыльев ("классиков" - Мирмахмуд Фаттаев и "реформаторов" - Али Керимов) были в большей степени заняты выяснением отношений между собой, чем предвыборной кампанией. Остальные оппозиционные партии, которые практически не имели возможности в полный голос заявить о себе до начала предвыборной кампании, в ходе нее вынуждены были начать агитацию практически "с нуля".
Нельзя сбрасывать со счетов и такой объективный фактор, как популярность Гейдара Алиева у населения. Находясь у власти, он добился определенных успехов: прекращения войны с Арменией и установления политической стабильности внутри страны, что сделало нефтяную отрасль Азербайджана более привлекательной для иностранных инвесторов и одновременно повысило уровень жизни граждан.

Не просто выборы

Казалось бы, в Азербайджане не произошло ничего сенсационного. Народное волеизъявление проходит по той же схеме почти во всех странах СНГ. Однако есть несколько моментов, которые выделяют азербайджанские выборы из общего ряда подобных мероприятий.
Известно, что полноценные выборы в парламент проводятся в республике лишь во второй раз (первые были в 1995 году). Поэтому они являются важной вехой в процессе внутриполитического урегулирования и установления преемственности власти. Ведь вся первая половина 90-х была для Азербайджана периодом сплошных государственных переворотов.
Еще важнее то, что выборы стали дебютом в публичной политике для сына Гейдара Алиева, вице-президента Государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (ГНКАР) Ильхама Алиева, возглавлявшего список кандидатов от "Ени Азербайджан". Победа президентской партии почти автоматически приводит его на пост спикера парламента республики, который, согласно конституции Азербайджана, принимает на себя исполнение обязанностей президента в случае его недееспособности. Здоровье 77-летнего азербайджанского лидера оставляет желать лучшего, так что для Алиева-младшего открываются большие перспективы карьерного роста.
Крайне интересным был и "информационный фон" кампании. Перед выборами огромное значение уделялось работе с зарубежным общественным мнением и прежде всего с российским. Серия PR-материалов в крупнейших российских изданиях должна была изменить существующее у россиян представление об антироссийской политике азербайджанских верхов и закрепить положительные имиджи как лидера закавказской республики, так и его сына. Действия на информационном фронте дополнялись уступками со стороны Азербайджана по ряду острых вопросов в отношениях с Россией. К примеру, Азербайджан начал выдавать чеченских террористов, которых раньше на территории республики "не обнаруживалось".
Все это говорит о том, что вопросы, решавшиеся в ходе выборов, далеко не исчерпывались стремлением президента получить лояльный парламент. Судя по всему, в Азербайджане процесс закрепления у власти правящего клана и формирования президентской династии, начало которому положил сам же Гейдар Алиев еще в конце 60-х годов, вступает в завершающую фазу.

Как все начиналось

Специалисты не питают сегодня никаких иллюзий относительно "азербайджанской демократии" - понятно, что в обозримом будущем политической системы западного типа в Азербайджане не будет. Дело даже не в диктаторских замашках президента, а в специфике социально-политической структуры азербайджанского общества. С советских времен важнейшую роль в нем играют несколько региональных группировок или кланов - нахичеванский, самый мощный, лидером которого является Гейдар Алиев, бакинский, связанный с первым президентом Азербайджана Аязом Муталибовым, карабахский, главой которого был назначенный в середине 80-х годов первым секретарем азербайджанской компартии Абдуррахман Везиров.
Нахичеванский клан вышел на политическую сцену в качестве правящего еще в конце 60-х годов, вслед за назначением уроженца Нахичевани генерал-майора КГБ Гейдара Алиева (до этого он занимал пост главы республиканского подразделения этой структуры) на должность первого секретаря ЦК азербайджанской компартии. Став политиком номер один в Азербайджанской ССР, Алиев приложил все усилия к формированию послушного аппарата. На ключевые должности в центре и на местах назначались те, на кого первый секретарь мог с уверенностью положиться, - выходцы из Нахичевани. Экономической базой господства клана стала в тот момент торговля цветами, которой азербайджанцы занимались на территории всего Союза, причем, по данным азербайджанского политолога Арифа Юнусова, уже в середине 70-х годов граждане южной республики прочно заняли 80% этого весьма доходного рынка.
В начале перестройки "нахичеванцы" уже были близки к тому, чтобы подмять под себя всю республику. Ставленники первого секретаря компартии, обязанные ему карьерным ростом, занимали практически все руководящие посты. Гейдар Алиев, который с 1982 года работал первым заместителем председателя Совета министров СССР и являлся членом Политбюро, мог "прикрыть" кого угодно. Однако окончательной победе "нахичеванцев" помешало новое союзное руководство. Михаил Горбачев в 1987 году снял пользовавшегося репутацией ретрограда Алиева с высокого поста. В результате тот лишился важнейших рычагов влияния на ситуацию в республике, и его многолетние труды по выстраиванию системы власти пошли прахом.
После отставки Алиева для Азербайджанской ССР произошла смена господствующего клана. Первый секретарь ЦК КПА Абдуррахман Везиров представлял карабахский клан, находившийся при Алиеве в тени. Разумеется, одним из основных направлений политики нового руководителя являлась чистка республиканского аппарата: с постов в системе центральной и местной власти было уволено более тысячи "нахичеванцев". Однако карабахскому клану укрепиться не удалось. Очередная кадровая перестановка, инициированная центром после кровавых событий января 1990 года в Баку, привела на вершину власти в республике главу карабахского клана Аяза Муталибова, который и стал первым президентом независимого Азербайджана.
К моменту обретения независимости обстановка внутри Азербайджана была взрывоопасной. Существовали как минимум три клана, претендовавших на лидирующую роль в республике, причем ни один из них не был готов сдаться без боя. Ни о какой консолидации политической элиты в республике в таких условиях речи идти не могло. Ситуацию усугубляла война с Арменией, в которой азербайджанские вооруженные силы терпели одно поражение за другим. Вхождение Азербайджана в полосу беспрестанных военных переворотов было предрешено. Вся история независимости республики насчитывает около семи переворотов включая неудачные попытки, и еще ни один из трех азербайджанских президентов не покинул свой пост предусмотренным конституцией путем.
Переворот, совершившийся летом 1993 года, вновь привел на высший пост в республике Гейдара Алиева, которому удалось восстановить и упрочить доперестроечное могущество нахичеванского клана. По свидетельству Арифа Юнусова, властные структуры Азербайджана сейчас на 70-80% состоят из "нахичеванцев". Они контролируют в республике нефть (пост президента ГНКАР занимает член клана и родственник Гейдара Алиева Натик Алиев), таможню и внешнюю торговлю. Если учитывать сырьевую ориентацию азербайджанской экономики, становится ясно, что серьезных соперников у нахичеванского клана в Азербайджане не осталось.
Для сохранения господства клану необходимо, чтобы под его контролем находились и все важнейшие властные рычаги республики. Поэтому вопрос о преемнике стареющего президента становится для "нахичеванцев" ключевым. Проблему усугубляет то, что, кроме Гейдара Алиева, в клане нельзя найти практически ни одного опытного и влиятельного политика. Относительно молодые, популярные и довольно перспективные лидеры Партии национальной независимости Этибар Мамедов и "Мусавата" Иса Гамбар не принадлежат к "нахичеванцам" и их господство поддерживать не намерены. Так что клану как воздух необходим "свой" преемник. Им и должен стать Ильхам Алиев.

Монархия так монархия

Перспективы появления в Азербайджане президентской династии в российских политических кругах воспринимаются, как правило, негативно. Действительно, процессы в Азербайджане не подходят под "демократические стандарты". Однако означает ли это, что Россия не заинтересована в закреплении нахичеванского клана? Ведь очевидно, что режим, установленный в Азербайджане Гейдаром Алиевым, при всех его недостатках, обеспечил внутриполитическую стабильность в этой республике. И мощь нахичеванского клана, которому всерьез никто не решается бросить вызов, также стала одним из факторов стабильности. Поэтому сохранение государственной власти в республике в руках одной династии, к сожалению, до сих пор остается единственной надежной гарантией от начала в Азербайджане вооруженного передела власти и собственности.
Учитывая интересы России, нужно заметить, что невраждебное отношение к Москве выгодно отличает действующего президента Азербайджана от основных его противников. Придя к власти, Алиев весьма существенно подкорректировал курс, который проводил на международной арене прежний президент Абульфаз Эльчибей. Если глава "Народного фронта" Эльчибей, называвший себя "солдатом Ататюрка" (основателя республиканской Турции), стремился полностью следовать принципам турецкой политики и пантюркистской идеологии, вне зависимости от реальности международной жизни и интересов Азербайджана, Алиев начал уделять более пристальное внимание отношениям с Россией и Ираном, а также добился вступления Азербайджана в СНГ.
Нет никаких оснований полагать, что нынешняя азербайджанская оппозиция будет занимать столь же взвешенную позицию в случае своей победы. Стоит, например, отметить, что одна из сильнейших оппозиционных партий, "Мусават", связанная с бакинским кланом, является откровенно пантюркистской (основные элементы идеологии обозначаются как "пантюркизм, ислам, прогресс") и поддерживает тесные связи с многими турецкими политиками. Одним из программных положений мусаватистов также является поддержка "борьбы мусульман за независимость". Что это значит для России, расшифровывать не нужно.
Представляется, что Россия в политике нынешнего руководства Азербайджана в дальнейшем будет играть еще более существенную роль. Ведь важнейшей задачей Ильхама Алиева в случае его прихода к власти станет формирование внятной экономической политики. Без этого ему просто не удастся сохранить "трон": способностями аппаратчика и опытом отца он не обладает. Достаточно быстро Алиев-младший осознает следующие моменты. Во-первых, Азербайджан не Саудовская Аравия и одной нефтью сыт не будет. Во-вторых, естественным торговым партнером для многих отраслей азербайджанской экономики, в частности для сельского хозяйства, является Россия. Большинство промышленных предприятий Азербайджана также строились в свое время под российское сырье. Не стоит забывать и об огромной азербайджанской диаспоре в России (около 700 тысяч человек или почти 10% населения республики), которая кормит своих родственников, оставшихся на родине. Все это говорит о том, что сближение с Россией для Азербайджана неизбежно. Не случайно, что в последнее время в республике вполне серьезно обсуждается вопрос о присоединении к недавно созданному Евразийскому экономическому сообществу. "