Дайджест : Охота на "зубров". Хапсироков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Что происходит в стенах Генеральной прокуратуры? Обитатели "большого" дома на Большой Дмитровке выражают крайнюю озабоченность состоянием их ведомства. Профессионализм и принципиальность вытесняются "тонким политическим чутьем".
Внутренняя жизнь ГП держится в строгой тайне. Сотрудникам категорически запрещено общаться с журналистами. Тем не менее некоторые следователи рискнули рассказать о том, что творится внутри системы, согласившись говорить при единственном условии - их имена не будут упомянуты в газете. Оно и понятно: по нынешним временам за "излишнюю" откровенность можно не только лишиться работы, но и по этапу пойти. Вместе с тем хотим заметить, что это реальные люди, чьи тревожные признания публикуются в этом номере. Они могли бы служить основанием для тщательного анализа сложившейся в Генпрокуратуре критической ситуации. Если, конечно, в объективном и беспристрастном расследовании заинтересованы те, кто, как принято сейчас говорить, принимают решения.

Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Эдуард Г.:
- Наше управление расследует уголовное дело, в котором фигурировало весьма влиятельное лицо. Этот руководитель подозревался в злоупотреблении служебным положением и в получении взяток. За него ходатайствовали члены правительства, сотрудники президентской администрации. Влиятельные заступники вручили жалобу президенту, на которой тот начертал: "Скуратов, уймите свою бригаду!"

Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Василий В.:
- Представьте ситуацию. Вы расследуете запутанное дело о хищении из государственной казны десятков миллионов долларов. Ваши противники - известные в стране люди, обладающие влиятельными связями. Такое противостояние требует от вас огромного напряжения физических и духовных сил. Непременное условие успешной работы - сознание того, что государство, поручившее вам борьбу с преступностью, на вашей стороне. Но вы такой поддержки не чувствуете.
С другой стороны, ваши противники ищут к вам подходы и готовы разрешить некоторые ваши материальные затруднения. И самые матерые следователи не из кремня и стали.
Николай Волков - как раз тот самый случай. Николай - крепкий "важняк". Не сомневаюсь, что в обычных условиях он расследовал бы дело "Аэрофлота" и довел бы его до логического завершения. Но семь лет он жил в общежитии. Соблазн воспользоваться ситуацией для решения жилищной проблемы чрезвычайно велик.
Не берусь утверждать, что Волков заключил сделку и в обмен на прекращение уголовного дела в отношении Березовского получил роскошную квартиру у Никитских ворот. Но решение администрации президента о приобретении Волкову квартиры в пределах Садового кольца выпадает из массы аналогичных управленческих решений - даже самые именитые следователи получают квартиры в лучшем случае на Можайском шоссе.
Уверяю вас: следователь по особо важным делам Генеральной прокуратуры Сергей Родионов, у которого одиннадцать детей, никогда не получит квартиру в центре Москвы.

Сотрудник Генпрокуратуры Тимур Н.:
- Чтобы понять, что сегодня происходит с Генеральной прокуратурой, достаточно обратить внимание на то, в какую могущественную фигуру за последнее время превратился управляющий делами ГП Хапсироков . Ни для кого не секрет, что именно он - главная фигура в Генпрокуратуре, а не исполняющий обязанности генпрокурора Устинов. Я наблюдаю их вблизи и скажу вам, что и.о. откровенно побаивается завхоза. Пройдитесь по кабинетам на Большой Дмитровке, в Благовещенском переулке, на Мясницкой и поймете механизм влияния управделами. У одних - колченогие столы, ободранные стены, разбитые телефоны. У других - евроремонт, современная мебель, дорогостоящая аудио- и видеоаппаратура... Но самое главное - в руках Хапсирокова квартиры.
Разговоры о том, что управделами бесцеремонно вмешивается в расследование некоторых уголовных дел, постоянно циркулируют в коридорах Генпрокуратуры. У одного из следователей - Сергея Гребенщикова - терпение недавно лопнуло. Он сообщил средствам массовой информации: Хапсироков пытается развалить дело в отношении бывшего заместителя министра финансов России Петрова. По информации, которой располагает следователь, управделами за свои услуги якобы получил взятку 1 млн долларов.
Гребенщиков вынужден был прибегнуть к общественному мнению как крайнему средству: и.о. Генерального прокурора, к которому следователь обратился с рапортом, отказался проводить проверку.
Расследуя уголовные дела, мы от своих "клиентов" порой узнаем потрясающие вещи. Оказывается, некоторые предприимчивые сотрудники используют Генпрокуратуру для весьма прибыльного бизнеса. Берут деньги за прекращение уголовного дела, изменение обвиняемому меры пресечения, перевод арестованного в иное место содержания, предъявление иска в чьих-то интересах, кадровые перестановки... Чтобы убрать или назначить регионального прокурора, нужно заплатить 300 тысяч долларов. Визит к Генеральному прокурору стоит 50 тысяч долларов.

Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Вадим А.:
- В последнее время резко ухудшилось оперативное сопровождение уголовных дел, в которых фигурируют известные фамилии. На днях я беседовал с офицерами ФСБ и выразил недоумение тем, что от них не поступает информация по делу, которое расследую. Мне ответили: нас никуда не допускают.
Возможно несколько объяснений этой весьма странной ситуации. Или офицеры лукавят, прикрывая таким образом свое бездействие. Или им дана команда не проявлять служебного рвения. Или на самом деле их работу блокируют могущественные фигуранты уголовного дела.
Я склоняюсь к двум последним версиям и прихожу к выводу: если положение не изменится, работа правоохранительных органов будет парализована.

Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Аркадий Д.:
- Я расследую уголовное дело, которое у всех на слуху. Одна из главных проблем, с которой столкнулся, - утечка информации из Генеральной прокуратуры. Во время обысков у некоторых подозреваемых мы находили ксерокопии документов из уголовного дела, доступ к которому весьма ограничен.
Я прихожу к неутешительному выводу: во всех правоохранительных структурах на ключевых постах есть люди, или купленные нашими богатыми и влиятельными "клиентами", или состоящие с ними в очень тесных дружеских отношениях.
Как-то на оперативном совещании мы обсуждали вопрос о прослушивании одного из важных фигурантов дела. Чтобы не допустить утечки информации, собрали очень узкий круг людей, причем занимающих весьма ответственные руководящие посты. Впоследствии я узнал, что офицер, представлявший на совещании МВД, выдал подозреваемому все наши планы!

Следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Леонид Ю.:
- Как вы знаете, у следователя Георгия Чуглазова отняли уголовное дело по фирме "Мабетекс". Официальная причина: заместитель начальника Управления не должен заниматься расследованиями, его дело - руководить. Но вот на его место назначили Пименова и тут же поручили расследовать дело в отношении Скуратова. Следователь Паршиков, не найдя законных оснований, отказался предъявить обвинение отстраненному Генеральному прокурору. Пименов такие основания нашел. Его тут же представили к званию генерала.
Такие примеры демонстрируют всему следовательскому корпусу, какие качества сегодня востребованы: вместо профессионализма, честности и принципиальности - "тонкое политическое чутье". Кто не обладает ими, подвергаются мелочным придиркам, противоречивым указаниям, и, что самое страшное, практически каждый их шаг становится известен противной стороне. На наиболее профессиональных и добросовестных следователей, на этих "зубров" следственного дела, ведется изощренная, изматывающая охота. Некоторых грубо отлучают от дела.
Дело "Мабетекса", например, отняли у опытного следователя с безупречной репутацией и передали Руслану Тамаеву - следователю тоже опытному и сильному. Но вот какая вскрылась история.
В марте 1996 года родной брат Тамаева Рамзан взял в Московском национальном банке кредит 100 тыс. долларов под полтора процента годовых. Затем продлил договор еще на год. Председателем правления банка в то время был небезызвестный Ашот Егиазарян. Ашот - близкий друг управделами Генпрокуратуры Хапсирокова Хапсироков - близкий друг управделами президента Бородина, одного из фигурантов дела по "Мабетексу". На первый взгляд, прямой связи между кредитом и уголовным делом нет. Но это обманчивое впечатление. Не думаю, что дело о "Мабетексе" передали Тамаеву случайно. После льготного кредита для брата - он на крючке.
И еще сюжет. В ноябре прошлого года сотрудники УВД "Лефортово" задержали коммерсантов - неких Хасана и Хусейна. Одного за незаконное хранение оружия, другого - за хранение наркотика. Возбудили два уголовных дела. Но спустя полтора месяца их прекратили, а прокуратура приступила к проверке действий сотрудников милиции, задержавших Хасана и Хусейна. Однако действия милиционеров были признаны законными. Но сегодня оперативников вновь проверяют. В "разруливании" ситуации принял участие влиятельный чиновник Генпрокуратуры, который - и это хорошо известно на Большой Дмитровке - никогда и ничего просто так не делает. Его участие в конфликте - еще один рычаг воздействия на следователя Тамаева, потому что Хасан и Хусейн - его сводные братья.

P.S. За последние годы коррупция в России достигла такого размаха, что это стало угрожать не только безопасности самой России, но и безопасности некоторых зарубежных государств. Проблема заключается не только в количестве коррумпированных чиновников, способствовавших вывозу капитала из России, но и в их все возрастающих возможностях. В поле зрения правоохранительных органов все чаще стали попадать люди, близкие к руководству страны, а затем и члены семьи самого главы государства. Генеральная прокуратура в силу своей природы не могла не отреагировать на это. В такой ситуации появление видеокассеты, компрометирующей Генерального прокурора, так же закономерно, как применение артиллерии в военном конфликте. Весь вопрос в том, как руководство страны оценило сложившуюся ситуацию и, выражаясь новоязом, разрулило ее.
Кремль отправил в отставку Генерального прокурора, завершив тем самым ловко закрученную кем-то интригу. Более того, Кремль откровенно отождествил себя с теми, кто эту интригу закрутил.
Все это привело ведомство на Большой Дмитровке к тяжелейшему кризису.
Если подвести итог тому, что поведали "важняки", напрашивается неутешительный вывод: Генеральная прокуратура не может эффективно бороться с коррупцией в России. Во всяком случае, в обозримом будущем. "