Дайджест : Проблемы с газами. Федоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Они сами называют себя "финансовыми проходимцами" - в телефонных разговорах. "Финансовые проходимцы" высокой квалификации. Они имеют информаторов в Кремле. Поэтому обладают сведениями о том, какие экономические шаги будет предпринимать власть. Они упреждают экономические шаги власти. Упреждают с неимоверной выгодой для себя. Информация - золото.
В данном случае информация - золото высочайшей пробы.
Бывший министр финансов России, бывший вице-премьер России Борис Федоров разработал изумительно законную схему "растаскивания" России. "Версия" писала об этом в статьях "Газоотвод" (№9, 2001 г.) и "Газоотвод-2" (№17).
Мы рассказали о том, как созданная бизнесменом Федоровым компания "Объединенная финансовая группа" (ОФГ) уводила из России акции "Газпрома".
Акции, предназначенные для продажи на российском рынке, продавались за границу. Хитрая, но вполне легальная схема. Руководимая бывшим министром финансов, бывшим вице-премьером компания, по оценкам западных экспертов, принесла доход порядка 500 миллионов долларов. Принесла доход кому-то, но не России. Г-н Федоров, как нам сказали, ужасно сердился по поводу наших статей. В публикуемых ниже телефонных разговорах он тоже сердится. После наших публикаций ему "перекрыли кислород".
Умные люди по телефону лишнего не болтают. У наших умных людей закваска такая. Закалка. Откровенно - только на кухне или на природе. Теперь вот такие приборчики "придумали: включаешь - и можешь говорить что угодно.
Никто не услышит, никоим способом.

Из конфиденциальных источников к нам в редакцию попала дискета с аудиозаписью телефонных разговоров "финансовых проходимцев". Это - саморазоблачение. Участники действа: Борис Федоров, почетный председатель ОФГ; Илья Щербович, генеральный директор ОФГ: Чарлз Райан, исполнительный председатель ОФГ, гражданин США, несостоявшийся сенатор: Андрей Казьмин, председатель правления Сбербанка России; Алекс Гринберг, "бывший русский", эмигрант, американский финансист. В телефонных диалогах звучит имя Андрея Илларионова, советника президента России по экономическим вопросам.
Итак, текст "от первого лица". Чарлз Райан, президент ОФГ, беседует с приятелем по имени Джорджи:
Джорджи: Как дела?
Чарльз Райан: В порядке. Много людей гоняется за моей задницей.
Д.: Почему?
Ч.Р.: Да эти засранцы из "Газпрома".
Д.: Гоняются за тобой?
Ч.Р.: Это метафора.
Д.: Я надеюсь.
Ч.Р.: Хотя и не в такой степени метафора, как хотелось. Но посмотрим. Я собираюсь в Лондон с Федоровым, чтобы поговорить с некоторыми людьми о ситуации вокруг "Газпрома". Ты-то как?
Д.: Ничего... Читал "Файнэншл тайме" сегодня утром и чуть не подавился, когда увидел, что новый директор НТВ - Борис Иордан.
Ч.Р.: Угу... Эта самая большая глупость из тех, что он сделал. Он обычный проходимец, как мы, финансовый проходимец, пытающийся стать чем-то большим в нашем проходимском мире финансовых проходимцев. То, что он делает, - отвратительно. Хорошо это или плохо, но всем на это наплевать.
Д.: Он профукал деньги у всех...
Ч.Р.: Как я недавно сказал одному инвестору, я спросил: "Даете ли вы нам еще денег?". А он сказал: "Сначала отдайте старые". А до этого мы разговаривали о Борисе Йордане. Я сказал, что разница между ним и нами в том, что ваши деньги до сих пор у него, а у меня их нет - мы их действительно потеряли, а не присвоили, как он. Мне кажется, с ним кто-то судится в Нью-Йорке... Ясно одно, что НТВ теперь контролирует большая энергетическая компания, что резко повысило ее ставки по отношению к тому, что произойдет в июне на собрании (акционеров "Газпрома". - Прим. ред.). А кроме этого, все это увеличило число преследователей моего зада. По этой причине я и еду в Лондон.

В конце апреля возникли проблемы и у самого Бориса Федорова. Отец - основатель ОФГ беседует с председателем правления Сбербанка России Андреем Казьминым. ОФГ - посредник между Сбербанком и американской финансовой компанией "Мэрил Линч". ОФГ должна была получить 7 млн. комиссионных. Но возникли проблемы.
origindate::25.04.2001:
Андрей Казьмин: Привет, Андрей говорит.
Борис Федоров: М-м... Приветствую. Слушай, ну чего там случилось? Этот парень ваш вчера что-то типа ультиматума нам предъявил.
А.К.: Какой ультиматум?
Б.Ф.: Ну вот, типа столько-то там получаете - и все!
А.К.: Ну я, честно говоря, с ним не разговаривал сегодня, я не знаю...
Б.Ф.: Сказал, что там пятьсот тысяч - и все. То есть получается, что все договоренности полетели. Так я понимаю?
А.К.: Да нет... Я приеду где-то в полвторого, разберусь.
Б.Ф.: Ну смотри... Давай позже сегодня встретимся. Естественно, нас такая сумма... сам понимаешь. Если есть необходимость, чтоб кто-то... чтобы они столько же, сколько мы, должны получить.
А.К.: да нет, нет...
Б.Ф.: Да всегда они могут сделать через нас, в конце концов. У нас конкурентоспособная... (неразборчиво). На самом деле мы приготовили два десятка заявок.
А.К.: Ну это не нужно делать!
Б.Ф.: Понимаешь, если как бы вся система рушится... Мы, естественно, можем их снять в любой момент. Но так все выглядит, что все договоренности полетели. И теперь напропалую надо куда-то идти.
А.К.: да никуда не надо напропалую идти. Понятно, что, так сказать, какая-то пропорция не к вам. Это понятно. Но о таких цифрах я первый раз слышу. Я сейчас выясню. Давай где-то в районе полтретьего созвонимся.
Б.Ф.: Я в три освобожусь.
А.К.: Ладно. Пока такие объемы не надо выставлять...
Б.Ф.: Мы всегда можем снять. Это ж как бы не та проблема. Если мы о чем-то договариваемся...
А.К.: Да!
Б.Ф.: ... То тогда можно убрать.
А.К.: Да, хорошо.
Б.Ф.: Там есть целая куча компаний, которые к нам вообще никакого отношения не имеют.
А.К.: Ну естественно...
Б.Ф.: На сто процентов! То есть никто никогда не сможет найти ни одного следа, что называется.

Диалог почетного председателя ОФГ с председателем Сбербанка - это разговор начальника с подчиненным. Чувствуете интонацию? Однако в начале апреля 2001 года по указу президента Путина была сформирована рабочая комиссия, которая должна разобраться с акциями "Газпрома". Люди Федорова в комиссию не вошли. Что явно расстроило руководителей ОФГ.
Из телефонного разговора вице-президента ОФГ Ильи Щербовича с финансистом Алексом Гринбергом, origindate::11.04.2001:
Алекс Гринберг: У тебя больше никаких новостей по газу нету?
Илья Щербович: Ну, кроме того, что ты знаешь сам: сформировали комиссию.
А.Г: Создали эту комиссию?
И.Щ.: да.
А.Г.: А кто туда входит, ты не в курсе?
И.Щ.: Ну, там много людей. Там, по-моему, человек, наверное, двенадцать, а то и больше. Такая она... разношерстая. Мы там многих людей знаем.
А.Г.: Умные люди есть?
И.Щ.: Ну, все там умные. Но как бы... это и опасно, как говорится.
А.Г.: Нет, подожди. Есть ли умные нового режима, я имею в виду?
И.Щ.: А! Ну, смотри. Есть умный человек, который сидит в ОФГ, который думает, что было бы хорошо, если бы открыли все рынки полностью. То есть наши клиенты смогли бы в АДР (американских депозитарных расписках. - Прим. ред.) конвертироваться один к одному. Есть умный человек, который сидит там, в правительстве, и думает: "Ну, чего, блин, хо-хо... Надо открывать, но надо чего-нибудь за это получить". Он тоже думает, что он умный. Понимаешь, да? Каждый умный по-своему.
Умные люди работают с прессой, с журналистами. И не только с российскими.
Работают "по-умному".

Из телефонного разговора Бориса Федорова с Ильей Щербовичем, origindate::7.04.2001:
Б.Ф.: Илья, это Федоров.
И.Щ.: А, да, здравствуйте!
Б.Ф.: Ну че, как дела?
И.Щ.: Ничего... Вот тут с Натальей, как ее зовут-то - Г(...), обсуждаем новые всякие пасквили.
Б.Ф.: Ну почему пасквили?! Хорошие вещи! Але?
И.Щ.: Да... у вас-то как?
Б.Ф.: Ну все, вернулись. Там все нормально. Судя по всему, там что-то будет в "Тайме". "Дейли телеграф" что-то будет делать. И "Спектейторс", и "ЭфТи" ("Файнэншл тайме". - Прим. ред.). Все нормально. Здесь есть некоторые нотки тревожные. Сейчас я встречался с нашим другом, можно сказать. И никаких новостей нет. Что как бы настораживает. Я там не знал, а оказывается, в газетах пишут, что Шредер приезжает на следующей неделе?
И.Щ.: да.
Б.Ф.: И есть ощущение, что-то там эти друзья готовят. Видимо, до визита не хотели ничего делать.
И.Щ.: Нужно встретиться сегодня-завтра, обсудить все детали. Потому что тревожная атмосфера.
Б. Ф.: Ну я думаю, что по нам-то все рассосется. Только другое дело, что не будет результата большого.
И.Щ.: У нас, кстати, по всем каналам, кроме НТВ, дифирамбы поют "Газпрому". Как все правильно они делают, по закону, и так далее...
Б.Ф.: Ну да. Хотя, на мой взгляд, они этот процесс только усугубили.
И.Щ.: Надо было тихо сделать.
Б.Ф.: Конечно, если бы сделали тихо... А так подставили президента. С моей точки зрения. Подстава еще та, что называется. А нам, конечно, это совершенно не в жилу. Так что я сейчас размышляю: каким образом умудриться хотя бы частично в Германию перенести вопрос, а нам надо было на самом деле ехать в Берлин, понимаешь? Как я теперь понял. Там мы установили определенный контакт с журналистом "Тайме", который пишет, оказывается, книгу про "Газпром" и работает в Берлине.
И.Щ.: Это не Том Бауэр?
Б.Ф.: Да. Он, естественно, будет для нас очень интересным. Женщины из "Тайме" нам рассказывали, что он у них самый в этом деле крутой специалист.
Сидели в самолете и думали, что, поскольку ничего не происходит, можно было бы до понедельника отложить. Но сейчас я чувствую, что, может быть, стоит и собраться.
И.Щ.: Я считаю, однозначно стоит. И я бы хотел обратить ваше внимание на несколько вещей.
Б.Ф.: Чего-то еще такое, чего мы не знаем, что ли?
И.Щ.: Это в основном касается... Внутри коллектива.
Б.Ф.: Что, дергаются многие, да?
И.Щ.: Да, достаточно серьезно.
Б.Ф.: О-о-ой...
И.Щ.: Это ничего не значит. Я просто говорю, что нам надо собраться вместе и принять решения о дальнейших шагах.
Б.Ф.: Ну конечно, в штаны накладывают некоторые, это естественно. Надо только Чарли найти, у него мобильный не отвечает, а домашнего у меня нет.
Лучше встретиться, я думаю, у меня.

Таинственный "друг", о котором Борис Федоров говорит в предыдущем диалоге, обретает имя и фамилию в следующем телефонном разговоре. Это нынешний советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов. Не так давно Илларионов получил широкую известность своими категорическими выступлениями за полную выплату государственного долга западным кредиторам, в тот момент, когда правительство пыталось договориться о реструктуризации долга. Выступления, не очень понятные для большинства, так как практика реструктуризации долгов существует во всем мире и позволяет экономике стран-должников развиваться без излишнего напряжения. На Западе это принесло Илларионову славу самого прозападного политика в Кремле.
Учитывая, что деятельность федоровских структур отвечает интересам западных инвесторов, можно предположить, чьи интересы лоббировал Илларионов своими выступлениями.
Следующий диалог состоялся накануне подписания президентом Путиным указа, в соответствии с которым была создана комиссия по либерализации рынка акций "Газпрома".

Борис Федоров беседует с Ильей Щербовичем, origindate::04.04.2001:
Б.Ф.: С Илларионовым я вчера разговаривал. В общем, там пока новостей особых нет. Хотя он считает, что на этой неделе что-то будет.
И.Щ.: Он считает, что что-то будет?
Б.Ф.: Он говорит, что какая-то активность должна начаться. В смысле, по нашим предложениям... В третьих, я ему сказал: "Знаешь, у нас ожидаются новые материалы". Ну то, что мы вчера с С. (...) (сотрудник телекомпании ТНТ. - Прим. ред.) обсуждали. И что из чувства вежливости нужно, мол, дать вам право первой ночи, что ли... Он сказал: "Да, обязательно, если что-то серьезное - сразу мне".
Даже у самого Федорова сложившаяся ситуация вызывает некоторые опасения по поводу будущего и заставляет думать об эмиграции. Вот разговор Федорова с Чарльзом Райаном, origindate::9.04.2001:
Ч.Р.: Другая интересная вещь, то, что комиссия, о которой объявили...
Б.Ф.: Угу.
Ч.Р.: ... На самом деле де-факто существовала уже четыре-пять месяцев.
Б.Ф.: Ну, месяц или два, когда он объявил на совете директоров.
Ч.Р.: Но я думаю, что неформально это группа уже договорилась обмениваться всей информацией между собой.
Б.Ф.: Угу. Но они так и не захотят включить нас.
Ч.Р.: Да, уж не знаю почему.
Б.Ф.: Ну, Чарли... хоть такие замечания он высказал, уже позитивно, правильно?
Ч.Р.: Да, это хорошо.
Б.Ф.: Надеюсь, что-то изменится... Андрей Илларионов, у него есть дополнительная информация, может быть интересно... Так что мне не придется эмигрировать.
Ч.Р: Это хорошо... Информация позволила тебе заключить, что это не понадобится?
Б.Ф.: Нет, он обещал навести серьезные справки, но это не только по поводу нападок, но и по поводу, будет ли выполняться план, который мы наметили.
Ч.Р.: да...
Б.Ф.: То есть это тоже важно. О'кей, Чарли, хорошие новости, до завтра!

Поддержка из Кремля помогала Федорову долго использовать разработанную им схему увода российских капиталов за границу. Связи в Кремле, вероятно, помогут ему остаться "удел" и в дальнейшем. Из телефонного разговора Чарльза Райана с дамой, представляющей интересы одного влиятельного американского политика, опекавшего Бориса Федорова во время его последнего пропагандистского тура по США:
Ч.Р.: ... Я не хочу, чтобы Андрей выглядел глупо...
Д.: Как у него дела? Меня так долго не было.
Ч.Р.: У него было все очень-очень хорошо... в этих странных условиях, когда все на нас ополчились и трудно понять, кто друг и кто враг, он вел себя очень храбро, и это впечатляет.
Д.: Я знаю, он может быть таким, и, конечно, у него громадное уважение к Борису, что действительно помогает.
Ч.Р.: Я знаю. Забавно, что Борис считает его даже большим радикалом, чем он сам.
Д.: Да, так многие говорят... А еще говорят, что нынешнее кремлевское руководство взяло курс на стабилизацию экономики России, и вроде бы оно намерено приостановить вывоз капитала и, кажется, что-то предпринимает в этом смысле. Говорят, говорят. "