Дальневосточный : Фирменный стиль Колмогорова. Колмогоров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



""После нас - хоть потоп!" - по такому принципу идут практически все предвыборные кампании. Не стала исключением и Якутия, где недавно стартовала предвыборная кампания за пост президента республики. Потоп для Якутии, пережившей наводнение в Ленске, особенно актуален - сейчас в республике все только и ждут потопа разоблачений, который обещал устроить бывший замгенпрокурора Василий Колмогоров, решивший стать президентом.
Что ж, потоп, думаю, будет. Громкие скандалы и разоблачения - любимый "конек" Колмогорова, его фирменный стиль работы.
Василий Колмогоров пришел в Генеральную прокуратуру России в 1994 году - с поста прокурора Якутии. Пять лет Колмогоров курировал в Генпрокуратуре довольно скучную сферу - вопросы обжалования вступивших в силу приговоров по уголовным делам, пока в августе 1999 года не получил в свое ведение ключевую сферу - опеку вопросов следствия. И первое же дело, за которое взялся Колмогоров, хоть и обещало преподнести самые "громкие" скандалы, но закончилось не менее звучным "пшиком".
Еще весной 1999 года Совет федерации решил образовать специальную комиссию, которая бы расследовала причины дефолта 18 августа 1998 года. Об итогах работы комиссии и докладывал сенаторам Василий Колмогоров. О его докладе лучше всех выразился спикер СФ Егор Строев: "Мы не можем принять информацию Генеральной прокуратуры к сведению, поскольку ее и не было". А что же было? Колмогров лишь сообщил, что Генпрокуратура определила около 170 чиновников довольно высокого ранга, работавших в основном в Центробанке и Минфине, которые "использовали конфиденциальную информацию из этих ведомств для обогащения в личных целях". Но ни конкретных имен, ни занимаемых постов в докладе замгенпрокурора не прозвучало, поскольку, как сказал Колмогоров, "следствие еще не пришло к окончательным выводам", да и вообще, Генпрокуратура сможет назвать виновников, скорее всего, только к концу первого полугодия 2001 года. Сейчас, напомним, 2001 год уже заканчивается - но ни сам Колмогоров, ни спецкомиссия к расследованию дефолта больше не возвращались.
Второе дело, к расследованию которого приложил руку Василий Колмогоров, также обернулось громкими "пшиком". Речь об уголовном деле главы "Медиа-Моста" Владимира Гусинского, которого обвиняли в отмывании 100 миллионов долларов через фирму "Русское видео". Собственно, само дело Генпрокуратура прекратила "за отсутствием состава преступления", но не это главное. За несколько дней до бесславной кончины "дела Гусинского" Василий Колмогоров 4 июля прошлого года направил победную реляцию в Госдуму: "преступная деятельность Гусинского В.А., направленная на завладение объектом федеральной собственности, подтверждена объективными доказательствами: показаниями свидетелей, документами, заключениями экспертиз и другими материалами дела". Замгенпрокурора не смутило даже то, что по закону (соблюдение которого он и призван требовать!) преступником человека может назвать только суд. В итоге Савеловский межмуниципальный суд Москвы обязан Василия Колмогорова публично извиниться перед предпринимателем.
Третья веха в карьере замгенпрокурора также ознаменовалась полным молчанием - но молчанием яростным и бескомпромиссным. Молчал Василий Колмогоров в Швейцарии, куда он прибыл помочь западным следователям по делу бывшего кремлевского завхоза Павла Бородина. Швейцарские следователи так и не смогли понять, зачем приехал высокий представитель генпрокуратуры, есть ли у них какие-либо материалы на Пал Палыча и что именно российские правоохранительные органы хотят и могут сделать по делам "Мабетекса". Впрочем, молчание Колмогорова имеет свои веские причины, если вспомнить, что заместитель генпрокурора не только земляк одного из главных фигурантов по делу "Мабетекс" Павла Бородина но и имел с ним давние деловые связи еще в бытность свою прокурором Якутии.
Также упорно молчал замгенпрокурора и тогда, когда его дочь - Е.В.Колмогорова, была задержана 8 января прошлого года в аэропорту "Шереметьево-2" при попытке нелегального вывоза иностранной валюты (доллары США, швейцарские франки) на сумму 147 952 рубля 87 копеек. Колмогорова будто бы направлялась в Женеву рейсом N489, и в одной из ее сумок и была обнаружена незадекларированная валюта в особо крупных размерах. Далее документы по делу из транспортной прокуратуры якобы попали на стол генпрокурора Устинова, а тот, мол, наложил резолюцию об отказе в возбуждении уголовного дела по статье 188 УК РФ.
Но не только молчанием славен путь Василия Колмогорова. Благодаря усилиям замгенпрокурора было доведено до суда уголовное дело заместителя главного редактора "Московского Комсомольца" Вадима Поэгли, который написал о махинациях "Паши-Мерседеса" - бывшего министра обороны Павла Грачева. Именно благодаря усилиям Колмогорова в Генпрокуратуре было возбуждено скандальное дело Виктора Гитина. Напомним, что Гитин, депутат прошлой Думы, бывший зам. председателя бюджетного комитета, 4 года собирал материалы о нарушениях при выдаче кредитов Минфином. Вскоре после окончания депутатского мандата он был арестован по подозрению в получении взятки, а десятки коробок с компроматом изъяло следствие. вскоре уголовное дело было прекращено по ст. 5 УПК РФ "за отсутствием состава преступления". Тем не менее, тысячи собранных документов бесследно растворились в недрах Генпрокуратуры.
- Зам. генпрокурора Колмогоров еще в июле прошлого года обещал вернуть конфискованные документы, но этого не сделано до сих пор, - заявил депутат Госдумы Алексей Мельников. - Похищенный архив принадлежит не лично Гитину, это архив фракции "Яблоко". Пусть не надеются, мы не отступим, пока все бумажки не будут возвращены вплоть до последней строчки. А те, кто творил беззакония по отношению к Гитину, должны понести ответственность!
Наивный...
Поход за президентским креслом самой богатой российской республики спасет от любой ответственности. "