Дальний Восток: Криминальная революция получает второе дыхание

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Аргументы недели", origindate::02.04.2009

Дальний Восток: Криминальная революция получает второе дыхание. Хроники необъявленной войны

Артем Иутенков

2001 год. Хабаровск. Представители следственного изолятора делают заявление, [page_11241.htm всколыхнувшее весь криминальный мир России]. В камере от сердечного приступа умер вор в законе, теневой хозяин Дальнего Востока Евгений Васин, он же Джем. Газеты запестрели заголовками – дальневосточный криминал обезглавлен. Они ошибались.

Комсомольский «Общак»

Для начала - немного истории.

- В конце 83-­го года Джем был этапирован в Тюменскую область. На этапе и по приходе на зону он объявился вором в законе. Чего не имел права делать, так как официального воровского подхода к нему не было, - говорит эксперт в области воровского движения Андрей Конуров. - Через некоторое время в эту же зону завезли грузинского вора Мирона. После встречи с Джемом он объявил дальневосточного авторитета самозванцем. Это означало одно - смертный приговор.

Но в то время славянское воровское крыло пыталось решить другую проблему. Дело в том, что 90% воров на территории Советского Союза - выходцы с Кавказа. Недовольство арестантов­славян росло. А за спиной Джема стояла реальная сила. Созданный им братский круг контролировал к тому времени зоны и тюрьмы Дальнего Востока.

Воры были в замешательстве. Но после долгих консультаций решились пойти против своих же правил. «2 октября 1985 года к Джему в Тобольской тюрьме был сделан воровской подход, хотя по воровским законам этого не могло случиться», - говорит Андрей Конуров из агентства «Прайм Крайм». - Все дальневосточники восприняли это как общую победу. Впервые начиная с шестидесятых годов на Дальнем Востоке появился свой вор в законе».

На волю Джем вышел триумфатором. В родном Комсомольске новоиспеченного вора в законе встречали как настоящего хозяина. За считанные годы организованная преступная группировка Комсомольска‑на‑Амуре «Общак» раскинула свои щупальца по всему региону.

Город был поделен на зоны. В каждой были свои смотрящий, бригадир и бойцы. Даже за подъездами были закреплены свои ответственные. Вся оперативная криминальная обстановка в городе тут же докладывалась Джему. Ни один залетный гастролер не мог появиться в Комсомольске без его благословения.

Ворам из Комсомольска-­на-­Амуре во главе с Джемом удалось, казалось бы, невозможное. Практически во всех дальневосточных областях находились их люди. В Хабаровске, на Сахалине и Камчатке - контроль был за всем, что приносило деньги. От рыбного и лесного бизнеса до торговли японскими иномарками. Единственным местом, где комсомольским ворам дали по рукам, был Владивосток.

«Чародейка»

22 февраля 2001 года. Комсомольск-­на­-Амуре. Центр города. 9 часов вечера. В кафе «Чародейка» в это время не протолкнуться. Местная молодежь назначает здесь любовные встречи, посиделки с друзьями. Неожиданно раскрываются входные двери, и в небольшое помещение влетает несколько бутылок с зажигательной смесью. Оторопевшие охранники реагируют только на последнего поджигателя и выбивают из его рук емкость с горящей жидкостью уже в коридоре. Какие-­то мгновения, и всех посетителей охватывают языки пламени. В огне заживо сгорели четверо человек, еще четверо умерли в больницах Комсомольска. Город шокирован. С молодых людей, которым удалось вырваться из кафе, прямо на улице слезала кожа. Тела погибших были обуглены до костей. Сразу после трагедии взрослое население Комсомольска вышло на улицы, требуя наказать виновных. Милиция, прокуратура и ФСБ, закрывавшие до этого глаза на деятельность «Общака», больше не могли сдерживать родительский гнев. Двоих исполнителей этого преступления задержали через несколько дней. Третьего нашли на следующее утро после поджога. Он был повешен недалеко от самого места преступления, у гаражей. Все принадлежали к комсомольскому «Общаку». По версии следствия, у хозяина «Чародейки» предпринимателя Эдгарда Зайцева произошел конфликт с Евгением Васиным. И Джем дал команду своим подчиненным проучить строптивого бизнесмена.

20 сентября 2001 г. за Джемом пришли. Евгения Васина застали лежащим в постели. Хозяин Дальнего Востока надел простые брюки, неброскую куртку, на голову вязаную шапочку и взял заранее собранную сумку с вещами. Таким в последний раз и увидела своего Батю прибывающая к дому братва. Неожиданная смерть Евгения Васина в Хабаровском следственном изоляторе дала толчок многочисленным слухам. И даже официальный диагноз - сердечный приступ - только подлил масла в огонь. Среди братвы поползли разговоры - Джема убрали, чтобы он не смог раскрыть своих связей с дальневосточными властями.

Падение «Комсомольска»

После смерти Джема руководство криминальным хозяйством Дальнего Востока взяло на себя комсомольское воровское «политбюро»: Эдуард Сахнов - Сахно, Олег Семакин - Ева и Олег Шохирев - Пенсионер.

Так продолжалось до 2004 г., пока один из видных деятелей «Общака» Юра Краб не решил, что пора уходить в самостоятельное плавание. Он делает первую ошибку: перестает платить в комсомольский «Общак». Воры негодуют. Сахно объявляет Масленникова (Юру Краба) «гадом», что равносильно смертному приговору, и ставит на место смотрящего за Хабаровском Павла Уманского. Но вскоре на трассе Хабаровск - Комсомольск машина нового смотрящего попадает под «КамАЗ». Уманский и двое его пассажиров погибают на месте.

А Краб тем временем подготовил покушение на лидера комсомольских воров Сахно. Его машину обстреляли из автоматов, но Сахно в ней не было. Он объявляет общий сбор «Общака». В группировке Краба паника. Один из непосредственных организаторов этого покушения, некто по кличке Пряник, кончает жизнь самоубийством. Большинство «крабовцев» бегут в Комсомольск с покаянием. Но там принимают не всех. Сам Юра Краб спешно уезжает в Москву.

Доподлинно неизвестно, с кем из высокопоставленных чиновников встречался опальный криминальный лидер Хабаровска. Но вскоре против комсомольцев было заведено уголовное дело.

Результат откровений Краба не заставил себя ждать. 2005 год. Комсомольск-­на­-Амуре. Правоохранительные органы проводят широкомасштабную операцию. Одновременно в городе по разным адресам проходят обыски и аресты. Дальневосточных воров в законе под телекамеры загружают в автозаки.

Вместе с еще несколькими приближенными Юра Краб получает статус особо важного свидетеля. По закону все они освобождаются от уголовной ответственности за совершенные ранее преступления.

На Дальнем Востоке по обе стороны баррикад считают, что Юра Краб сам загнал себя в угол. Он рассказал лишь то, что было выгодно ему. Обратной дороги для него нет.

Начальник главка

В 2007 г. президент Владимир Путин дает указание о декриминализации Дальнего Востока. Но к тому времени на восточных границах нашей страны с обычным, уголовным, криминалом уже практически покончено. Начались новые времена.

«Общак» создан не без помощи государства, - уверен бывший авторитет, а сегодня бизнесмен Сергей из Владивостока. - Во всяком случае, на момент его создания государство не препятствовало этому. Сегодня люди, которые имели связи с «Общаком», арестованы. И безусловно, те сферы влияния, которые были под авторитетами, перешли под влияние государственных органов».

2002 год. Оперативникам Главного управления МВД по Дальневосточному федеральному округу (ДФО) поступает информация: в одном из ресторанов Хабаровска известный авторитет решил отметить свой день рождения. На праздник были приглашены воры в законе из Москвы и западных областей России. Сотрудники ОБОП готовят операцию. В таких случаях необходимо срочно выставить наружное наблюдение за всеми фигурантами, поставить их на видео­ и аудиоконтроль. На все это нужно получить разрешение. Но дальше начинают происходить странные события.

Непреодолимой преградой между бандитами и милиционерами встал руководитель Главного управления МВД России по ДФО Анатолий Золотарев. «Он вызвал нас к себе в кабинет и на повышенных тонах запретил проводить это мероприятие», - вспоминает теперь уже бывший сотрудник МВД Владимир.

Тот день рождения так и прошел в спокойной и праздничной обстановке. А оперативники крепко задумались.

«Анатолий Золотарев пришел на должность руководителя ГУ МВД по ДФО в 2001 году. Это назначение совпало с двумя знаковыми событиями. Во­первых, из структур Главка и УБОПа по Хабаровскому краю были уволены лучшие милицейские кадры, более 200 человек. Во­вторых, [page_22045.htm уничтожена база оперативного учета всех преступных лидеров Дальнего Востока]. Нам удалось отыскать ее остатки, чтобы доказать, что такая база все­таки существовала», - говорит Владимир.

После публикаций в прессе об уничтожении архива Золотарев приказал создать базу заново. Но каких­то серьезных фактов там просто нет. Только официальная статистика вплоть до файлов из Интернета. Но это общедоступная информация.

Осень 2006 года. Оперативники ГУ МВД России по ДФО проводят крупномасштабную операцию. Обнаружена нелегальная поставка в нашу страну китайского ширпотреба и дешевых, опасных для жизни игрушек. Спецоперация началась в тот момент, когда А. Золотарева не было в городе. Он улетел в Москву на совещание. «Когда он вернулся, то устроил полнейший разгром нашей оперативной группы», - вспоминает бывший опер Андрей.

Но оперативники на свой страх и риск продолжили контролировать передвижения и переговоры контрабандистов.

В итоге операции была демонстративно уничтожена лишь небольшая часть китайского ширпотреба. К уголовной ответственности крупнейшие в регионе контрабандисты привлечены не были. Зато предпринимались попытки возбудить уголовное дело по тем сотрудникам, которые участвовали в этой операции.

Проверки, которые проводились и сотрудниками собственной безопасности, и прокуратурой в 2007 г., как ни странно, ни к чему не привели. А в конце прошлого года Анатолий Золотарев решил уйти сам. Его новое место работы - заместитель председателя правительства Хабаровского края по вопросам безопасности. Его новое назначение - живое напоминание всем, кто решит вдруг продолжить службу в милиции: «Смотрите, я рядом и все вижу!»

P.S. В конце 2008 г. с Дальнего Востока пришло странное известие - суд над лидерами «Общака», которых сдал Юра Краб, закончился провалом. Редчайший случай в судебной практике - количество присяжных, жестко регламентированное УПК, неожиданно оказалось недостаточным для вынесения приговора. А это значит только одно - набор новых заседателей и новый судебный процесс. Прием известный - чем дольше затягивается суд, тем меньше внимания к нему. А следовательно, шансов выйти на свободу у комсомольских криминальных лидеров все больше и больше.

Приморский анклав

Первой крупной бригадой во Владивостоке считалась команда «Третьей смены». Такое странное на первый взгляд название группировки нам объяснил один из авторитетов-старожилов. Его зовут Сергеем. На эту встречу он согласился только при условии анонимности. «Есть 1-я и 2-я смены. Это люди, которые работают на заводах. А третья смена - это те, кто проводит время в кабаках».

Лидером «Третьей смены» был Леонид Ивлев по кличке Леня Кабан. Его бойцы, как и он сам, отличались дерзостью и жестокостью. Владивосток - портовый город. «С началом автомобильного бума здесь пошли шальные деньги, - рассказывает Сергей. - Люди смогли обеспечить себе охрану, бизнес, серьезное развитие. Любые попытки застолбиться у нас из других регионов были совершенно бесполезны. Чужих не пускали».

Бойцы Лени Кабана выходят в самостоятельное плавание. Сергей Бауло, выходец из «Третьей смены», одним из первых начинает вкладывать криминальные деньги в легальный бизнес. Под крыло Бауло переходят многие приморские коммерсанты, а его охрана состоит из нескольких сотен боевиков-спортсменов.

Среди охранников был и [page_13756.htm будущий мэр Владивостока Владимир Николаев]. Его команду прозвали «Винни‑Пухами» за раскаченные в тренажерном зале мышцы. Они отличались крайней жестокостью. Авторитеты призвали Бауло поставить их на место. Но шеф не успел осадить своего подчиненного. Во время погружения с аквалангом профессионал-подводник Сергей Бауло утонул. Шланги его водолазного костюма были перерезаны.

В приморской столице до этого никого так профессионально не убивали. Обычно здесь стреляют и взрывают не просто громко, а очень громко. Например, во время покушения на Владимира Петракова по кличке Петрак киллеры заложили в подъезд его дома заряд. Взрыв был такой силы, что практически полностью разрушил четыре этажа панельной пятиэтажки. Петраков чудом остался жив. «Он был одним из охранников еще одного авторитета - Макара Стреляного, - вспоминает Сергей. - Человек он был, безусловно, неординарный. Очень хороший организатор, очень хороший идеолог. Петраков умел красиво обманывать людей».

После смерти Макара Стреляного финансовые возможности Петракова были невелики. Но он пошел на хитрость. На последние деньги купил себе бронированный «Хаммер», а своим бойцам японские внедорожники Land Cruiser. Его передвижения по городу сравнивали с проездом президентского кортежа. На многих автомобилях были прикреплены милицейские проблесковые маячки. Таким образом Петраков создавал видимость серьезного человека, а серьезному человеку принято платить. И коммерсанты платили, а если кто-то отказывался - наглеца просто убивали в назидание другим. Когда в 2007 г. Петрака арестуют в его доме, милиционеры найдут огромный архив. Криминальный лидер скрупулезно записывал, кому и сколько он платил в правоохранительных органах. В черном списке были многие приморские силовики. Все эти записи впоследствии исчезли из материалов уголовного дела.

К середине 90-х потери среди личного состава заставили лидеров владивостокских группировок искать источники пополнения своих армий. Гениальная идея пришла быстро - за помощью нужно идти в армию настоящую. Представители авторитетов, практически как в магазин, выстраивались в очередь у ворот воинских частей. Выходившим из них дембелям предлагались хорошая зарплата и полный «социальный пакет». Многие соглашались. Именно с ними и сталкивались смотрящие из Комсомольска и Москвы. На бандитских стрелках у одних в карманах были воровские понятия, у других - гранаты и пистолеты. Кто побеждал в таких спорах, думаю, говорить не нужно.

«Были попытки воров с Иркутска в свое время зайти к нам, - вспоминает Сергей. - Никому это не удалось, кроме комсомольских. Но даже смотрящие от Джема в Приморье были скорее дорогими гостями, чем непосредственными участниками процесса. К их указаниям особо никто не прислушивался.

Хабаровский узел

"Братва, не убивайте друг друга» - этот призыв, написанный на одной из могильных плит на Хабаровском кладбище, говорит о кровавом беспределе, который творился здесь все 90-е годы. Летом 1995 г. после побега из Хабаровска первого смотрящего за городом Владимира Податева по кличке Пудель в Москве был убит хабаровский вор в законе Беляй, занявший его место. Авторитет не пережил своей первой же командировки в столицу. Ровно через год, в 1996‑м, под градом пуль погиб другой законник Виктор Киселев, он же Кисель. В подъезде собственного дома застрелен финансист хабаровского «Общака» Игорь Риммер. На пересылке в тюремном вагоне повесили молодого вора в законе Сергея Лепешкина. Именно Лепеха сидел вместе с Джемом в одной камере, перед тем как легендарный вор отправился в мир иной. И наконец, перекрестным огнем из автоматов убирают ответственного за Хабаровск воровского авторитета Сергея Меркумьянцева по кличке Сосед. Его место занял Юрий Масленников, он же Юра Краб. Его на «должности» утверждал уже Джем.

Краб никогда не был судим. «В действительности городом больше управлял Краб, нежели Сосед, - говорит оперативный сотрудник УБОП Хабаровского края Михаил. - Так как Сосед был более лояльным человеком и не мог единолично принимать те или иные решения, он старался вынести их на Комсомольск. Краб был более самостоятельным».

Убийство Соседа осталось нераскрытым. Его застрелили во дворе собственного дома из автомата, когда он садился в машину. Но охрана не произвела ни одного выстрела по нападавшему.