Дальше некуда. Больше некого

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Игры кончились. Спасать олимпийский проект от провала могут назначить Владимира Потанина

1275470478-0.jpg Власть всерьез делает ставку на передачу управления ключевыми проектами в руки людей, уже доказавших свою эффективность в бизнесе. Как известно, строить инноград в Сколкове будет Вексельберг, а полпредом Северо-Кавказского округа стал Хлопонин. А руководителем госкорпорации «Олимпстрой» , по некоторым данным, будет назначен Владимир Потанин.

Впрочем, и сегодня главной стройкой страны управляет бизнесмен — экс-глава «Балтики» Таймураз Боллоев. Однако термин «управляет» можно понимать по-разному. Госкорпорация формально независима, но ключевые решения все равно необходимо согласовывать с «олимпийским» вице-премьером Дмитрием Козаком, а с ним у Боллоева, как уверяют наши источники, рабочие отношения не сложились. Не удалось «застроить» и многочисленных подрядчиков. Ладно уж, воруют, куда без этого — но и сроки выполнения работ сдвигаются в бесконечность, и качество ниже всякой критики.

Боллоев столкнулся с теми же проблемами, что и прежние руководители «Олимпстроя»: экс-глава «Транснефти» Семен Вайншток и бывший мэр Сочи Виктор Колодяжный, назначение которого было пролоббировано командой краснодарского губернатора Ткачева.

Кадровые эксперименты обошлись дорого: проект постепенно тонет в имеретинских болотах, и этот факт уже невозможно скрывать ни от журналистов и общественности, ни от Международного олимпийского комитета, ни от Владимира Путина.

Для Путина же это проект, с которым он хочет войти в историю. Точнее, в любом случае войдет — но стать лицом самого громкого провала в отечественной истории в планы премьера, конечно же, не входит.

Наш источник в администрации президента утверждает, что последней каплей стал тот злополучный шторм, который в декабре 2009 года фактически уничтожил все объекты будущего грузового порта в устье реки Мзымты. Самое смешное, что первым делом смыло новенький мол, который и должен был защищать порт от волн. (См.«Новую», № 14 за 2010 год.) Теперь порт построят неизвестно когда, а ведь именно через этот транспортный узел должна была поступать большая доля стройматериалов. Весь олимпийский проект теперь под угрозой, а строители попытались списать собственные недоработки на невиданное буйство стихии. Но Путин в Сочи отдыхает регулярно и знает, что десятибалльных штормов там не бывает.

Говорят, в связи с этим аппарат правительства даже против обычных правил стал использовать при подготовке «олимпийских» докладов премьеру информацию из открытых источников, в том числе оппозиционной печати.

Если это так, то Путин узнал много неприятных подробностей.

Первая проблема, которую ему, как человеку с мигалкой, понять трудно, но необходимо, — это пробки. Главная транспортная магистраль города, Курортный проспект, уже сегодня такое же гиблое место для автомобилистов, как и центр Москвы. В рамках подготовки к Играм обещают построить проспект-дублер, но, даже по оптимистичным оценкам экспертов — он разгрузит Курортный не более чем на 20%, в то время как трафик увеличится кратно. И на его сооружение потребуется не менее $2 млрд. Это только на строительство. А если учесть, что дублер пойдет по жилым районам, придется потратиться и на расселение. Если, конечно, не действовать совсем уж варварскими методами, выбрасывая людей на улицу.

Вторая проблема, с которой Путин считаться не привык, но без решения которой невозможно международное признание проекта, — экология. Только в этом году на «зеленом фронте» случилось два скандала. В марте агентство ООН по охране окружающей среды выпустило разгромный доклад, резюме которого — при олимпийском строительстве «не берется в расчет комплексное воздействие ряда проектов на экосистему Сочи и его население». Иными словами, все, что вы делаете, господа, — плохо. А в мае директор российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Игорь Честин заявил, что организация выходит из экологического сопровождения олимпийского строительства в Сочи.

Глобальная экологическая организация — не какое-нибудь географическое общество, ширмой работать не будет. А все рекомендации, выработанные WWF-Россия, по словам Честина, просто отправлялись в корзину, стройка же шла своим чередом, создавая реальную угрозу уникальной субтропической природе — что, собственно, и отметила комиссия ООН. Иными словами, теперь две ведущие мировые организации настроены по отношению к проекту «Сочи-2014» нескрываемо пессимистично.

Изменились даже интонации МОК, который все это время, безу-словно, поддерживал Россию, закрывая глаза на наши внутренние проблемы, — лишь бы стройка двигалась. Но она движется так медленно, что уже представитель МОК Жан-Клод Кили был вынужден публично выразить недоумение: где, собственно, будут жить гости и участники Игр, если строительство обещанных гостиниц на 42 тысячи номеров еще не начиналось?

Зато начались и обострились социальные конфликты. В город уже сегодня приехали не менее 16 тысяч гастарбайтеров, к концу года цифра может вырасти до 50 тысяч. Это в таком мегаполисе, как Москва, они могут без проблем раствориться, а в маленьком Сочи уже представляют собой проблему. Тем более что об их бытовых условиях никто всерьез не заботится, зарплату платят нерегулярно, ответственность за это перекидывают с одного подрядчика на другого. В Сочи, а именно в Адлерском районе, где гастарбайтеров больше всего, обострилась криминогенная обстановка — это официальные данные, приведенные начальником управления «Сочи-2014» при МВД РФ Леонидом Гербановским.

Наконец, в Олимпиаду перестали верить даже граждане России. По данным ВЦИОМа (результаты которого, кстати, часто бывают весьма удобны Кремлю), только 37% россиян «безусловно уверены» в том, что наша страна сможет достойно провести Игры. Между прочим, по этим данным можно косвенно судить и о том, как электорат в реальности оценивает эффективность Путина-менеджера.

Конечно, третья смена руководителя «Олимпстроя» за три года будет выглядеть несколько несерьезно, но проект-то действительно нужно спасать. Требования к антикризисному менеджеру помимо профессиональной пригодности таковы: достаточно богат, чтобы не воровать, лоялен Кремлю, независим от местных групп влияния, но при этом знаком с правилами ведения бизнеса в регионе.

Владимир Потанин таким требованиям удовлетворяет, утверждает наш источник со Старой площади. Сочи давно входит в сферу его интересов. Дочерняя компания «Интерроса» «Роза Хутор» — один из крупнейших частных инвесторов в городе. И, в отличие от того же Дерипаски, у которого как раз «смыло» порт и никак толком не заработает аэропорт, Потанин вполне успешен. «Роза Хутор» строит одноименный горнолыжный курорт — и проект с бюджетом около $2 млрд близок к завершению. В следующем году там намечено проведение этапа Кубка Европы по горнолыжному спорту — и нет никаких предпосылок, что этот спортивный форум сорвется.

В отличие от Куршевеля, с которым «Розу Хутор» постоянно сравнивают, сочинский проект предназначен не только для богатых и очень богатых любителей, но и для спортсменов-профессионалов, и для среднего класса. Вполне «олимпийский» формат.

Помимо этого проекта, который позиционируется как коммерчески успешный, Потанин занимается в Сочи и благотворительностью со все тем же спортивным уклоном. Он вложил 150 млн. долларов в Российский международный олимпийский университет, который по завершении строительства в 2013 году будет подарен государству. Это такое Сколково со спортивным уклоном — школа для будущих чемпионов. Олимпийских.

Говорят, что именно такое умение добровольно делиться заработанным с государством и убедило вице-премьера Игоря Сечина, который и рекомендовал Путину обратить внимание на кандидатуру Потанина. Если это так, то проблем в отношениях с правительством у потенциального олимпстроевца быть не должно. Наконец, едва ли наши источники стали бы с такой уверенностью говорить о скором назначении Потанина, если бы вопрос не был предварительно обсужден с ним самим. Ведь в отличие от Хлопонина, который уже находился на государственной службе, Потанин — человек свободный. И при этом достаточно осторожный, опытный, чтобы не браться за априори «мертвый» проект. Гарантировать успех он, конечно, тоже не сможет — но шансы появятся.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::02.06.10