Данное интервью вышло в эфир за 12 часов до того как стало известно об отставке кабинета министров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Данное интервью вышло в эфир за 12 часов до того как стало известно об отставке кабинета министров

"Киселев: Борис Абрамович, вот вы ушли из власти. В бизнес вроде бы не вернулись. Во всяком случае, может быть, я раскрою тут небольшой секрет, но мне понравилась ваша шутка, когда вы в Давосе на одном обеде, где всем пришлось представляться и называть свои должности в правлениях банков, в компании, когда пришла ваша очередь, вы встали и сказали, что "Борис Березовский, Россия, безработный". Вы, действительно, безработный?

Березовский: Я, действительно, не состою ни на государственной службе, сегодня не числюсь ни в одной коммерческой структуре. Я являюсь советником, эта должность не оплачивается, я являюсь советником главы администрации президента и это все. И в этом смысле, я свободный художник. Требуется от меня совет, я его даю, не требуется от меня совет, я его не даю. Я распоряжаюсь своим временем самостоятельно. Это совсем не означает, что я ничем не занимаюсь, в этом смысле у меня есть вполне конкретные как бы интересы, которые я и пытаюсь сегодня отслеживать. Главный интерес мой сегодня это то, что произойдет в 2000 году. 
Киселев: Вы имеете в виду президентские выборы? 
Березовский: Я имею в виду президентские выборы 2000 года. Да. По крайней мере, я пытался сформулировать для себя, а в чем эти интересы состоят. 
Киселев: И в чем же? 
Березовский: Мне кажется сформулировать можно коротко. Интересы наши в 2000 году состоят в том, чтобы обеспечить преемственность власти. И преемственность власти расшифровывается, что такое преемственность власти. Преемственность власти в моем понимании означает, что та власть, которая возникнет в 2000 году, в 99 году, будет строить свой успех не на эксплуатации ошибок предыдущей власти, а на развитии всех позитивных достижений сегодняшней власти, а они у нее тоже есть. Наряду, конечно, с тяжелейшими ошибками, которые вот эта власть совершила, правда в тяжелейшее время. 
Киселев: Ну, а тяжелейшие ошибки? 
Березовский: Ошибки, безусловно. Ну, это развал Союза, и многие это воспринимают как реальную трагедию. Это невозможность договориться с парламентом и, как следствие, силовые действия против парламента. Это Чечня, безусловно. Это проведение реформ экономических путем тяжелейшего социального напряжения общества. Ну, это, в конечном счете, и перед выборами 96 года попытка силового решения вопроса о власти, в 96 году в марте. Это с моей точки зрения, самые выпуклые ошибки. 
Киселев: На счет марта 96-го, вы не могли бы сказать по подробнее. Многие этого не знают. 
Березовский: Там был такой эпизод, который как бы появился и исчез. А я наблюдал за этим эпизодом с близкого расстояния, когда, вы помните, парламент пытались во второй раз как бы прикрыть, когда вдруг обнаружили там бомбу, и по сути дела речь шла о том, чтобы перенести, как минимум выборы, а как максимум просто найти силовое решение о продолжении вот этой власти. 
Киселев: А насколько это было серьезно? 
Березовский: С моей точки зрения, это было чрезвычайно серьезно, постольку поскольку насколько мне было известно были заготовлены указы президента, которые в последний момент президент отказался подписывать. 
Киселев: А кем были заготовлены? 
Березовский: Ну, к сожалению, компания была все та же, которая не раз подвигла президента на опасные для страны действия - это Коржаков, Барсуков, Сосковец. 
Киселев: Борис Абрамович, как советник главы администрации, или как свободный художник, какой бы вы совет дали нынешней власти, я имею в виду выборы 2000 года и постоянные, продолжающиеся споры в обществе, все-таки возможен ли вариант, что Ельцин пойдет на третий срок. Вот что бы вы посоветовали президенту? 
Березовский: Во-первых, я не президенту советую, а главе администрации президента. 
Киселев: Наверное, с тем расчетом, что до президента это все-таки дойдет. 
Березовский: Ну, в том или ином виде. Мне кажется, что в общем-то выборы 2000-го года, они уже начались, они проходят сегодня. И мне кажется , что главнейшая проблема это, чтобы власть перестала как бы лицемерить, прежде всего исполнительная, я сейчас имею в виду, власть. Ведь, вы понимаете, я несколько зациклен на той проблеме, которой я занимался - Чечня. Мне кажется, громадная иллюзия существует и успокоенность неоправданная в обществе, особенно во власти, что это забыто, что это уже никого не интересует. 100 тыс. наших ребят, которые там погибли. ... заблуждение, что, если президент сказал: "да, это было ошибкой" - на этом все заканчивается и можно успокоиться. Конечно, успокаиваться нельзя, предстоит глубочайший, тяжелейший анализ того, что произошло, в том числе, к сожалению, поименный. И если власть сама это не сделает, я подчеркиваю, если власть сама этого не сделает, вместо нее это будет делать оппозиция и жесточайшим образом. Но проблема-то как раз в том и состоит, что, я не вижу воли у власти совершить такой шаг. И вот мне это, мне кажется, опасность у этой власти, быть, не иметь продолжения в 2000 году, если она сама честно, открыто перед всем обществом не проанализирует свои ошибки. И вот именно, как это я бы и рекомендовал сделать администрации президента, выступить инициатором это анализа. 
Киселев: Все-таки, вы не ответили на мой вопрос, или не хотите отвечать, Ельцин может еще раз баллотироваться в президенты в 2000 году, это возможно, это правильно, это разумно. 
Березовский: Понимаете, я не ухожу от этого вопроса, я хочу чтобы вы более точно понимали мой ответ на этот вопрос. Я вам расскажу историю предыдущих выборов. Вот в этом плане. Когда состоялась, ну, теперь не безызвестная встреча представителей крупного российского бизнеса с президентом накануне выборов 1996 года, это было по моему за 4 мес. до выборов, и где абсолютно честно сказали президенту, что мы будем его поддерживать не потому, что он нам нравится лично, вот как Борис Николаевич Ельцин, у многих у нас были симпатии к нему, в том числе личные симпатии, а мы будем его поддерживать по двум причинам. Потому что он в состоянии продолжить курсы реформы. И потому что его можно избрать. Сегодня я не оцениваю ситуацию таким образом, что Борис Николаевич может быть избран на третий срок. Хотя сегодня Борис Николаевич является политиком номер 1 в России, никаких сомнений у меня нет. Но моя оценка, что к 2000 году Борис Николаевич не будет избираем, а это как бы одно из двух необходимых условий для того, чтобы, если идет речь о моей точки зрения, я бы стремился сделать именно так. 
Киселев: Кто избираем, Борис Абрамович, на ваш взгляд? 
Березовский: Вы знаете, давайте, если говорить о серьезно о проблеме кандидатов в президенты, я бы, все-таки, разделил всех кандидатов прежде всего по другому признаку. По признаку, он в состоянии обеспечить преемственность власти или не в состоянии обеспечить преемственность власти. Я уже говорил свою точку зрения и продолжаю ее придерживаться. Я считаю, что, например, Зюганов не в состоянии обеспечить преемственность. 
Киселев: Не в состоянии? 
Березовский: Не в состоянии. Лужков, не в состоянии обеспечить преемственность власти. 
Киселев: Почему? С Зюгановым понятно, а вот Лужков почему он... 
Березовский: По целому ряду причин и которые он как бы выпукло демонстрирует. Я уже сказал, что с моей точки зрения, преемственность власти означает не развивать свой успех на эксплуатации ошибок предыдущей власти. Юрий Михайлович считает, что вот эта власть, он неоднократно об этом заявлял, не справедливо поделила собственность. Поэтому значит, нужно будет заняться ревизией. При этом Юрий Михайлович очень аккуратно говорит, что с начала нужно будет ревизовать крупную собственность, как поделить крупную собственность. При этом абсолютно забывая, что начав с заводов, фабрик, нефти и других крупных кусков экономики России, передала их неминуемо будут делить метры в квартирах и очередь в туалет. 
Киселев: Извините, Борис Абрамович, что я вас перебиваю. Это все идеология, то о чем вы говорите. А на практике Лужков демонстрирует себя как умелый, напористый, агрессивный хозяйственник. Посмотрите как живет Москва и как живут другие регионы. И социальные вопросы, кстати, здесь решаются. 
Березовский: Безусловно. Более того, хочу сказать, что вообще, что сделано в Москве является абсолютно значимым для всех реформ в России. Постольку поскольку Москва дала понять и нам, тем кто живет в России, и тем, кто в России не живет, кто приезжает сюда для бизнеса, для политики, для развлечения, что Россия пошла другим путем. И в этом огромная заслуга Юрия Михайловича. 
Киселев: И при этом вы называете его человеком, который не может обеспечить преемственность власти? 
Березовский: Одну секунду. Совершенно верно. И в этом огромное достижение, это витрина реформ России, безусловно, никаких сомнений. Но предлагаю разделить переменные. Все дело в том, что Москва имела беспрецедентные по сравнению со всей Россией возможности. Я не хочу сейчас углубляться в экономический анализ... Кстати, Гайдар в недавней своей статье в "Московских новостях", по моему, этот анализ дал - за счет чего Москва смогла добиться такого результата. И ответ там абсолютно однозначен - за счет эксплуатации ресурсов других регионов. Поэтому, если речь пойдет об управлении Юрием Михайловичем уже не Москвой, а Россией, то вот этого ресурса, который был и который использовался для поднятия Москвы уже не будет, потому что за границей России лежит не Россия и вот этого дешевого, а часто бесплатного ресурса просто невозможно найти за пределами России. 
Киселев: Но ведь достаточно о Лужкове, тем более, что наверняка он завтра скажет, что в президенты я не собираюсь, я в 2000 году, как уже говорил, будут опять баллотироваться в мэры Москвы. 
Березовский: Ну, есть и другие, с моей точки зрения, неприемлемые на сегодня фигуры в качестве президента России. Например, генерал Лебедь. 
Киселев: Тоже неприемлем? 
Березовский: Тоже неприемлем. 
Киселев: Есть ряд других имен. Давайте пойдем по известному списку. Скажем, можно ли считать Явлинского человеком, который способен обеспечить, как вы говорите, преемственность власти. 
Березовский: А теперь значит, когда я предлагал идти от общего к частному, а не от частного к общему. Да, я уверен, что Явлинский будет продолжать курс реформ. В этом нет никаких сомнений. У меня есть сомнения серьезные, избираем ли он или нет. То же самое касается ряда других фигур. Например, если вы сейчас зададите вопрос о Викторе Степановиче Черномырдине. Я уверен, что Виктор Степанович Черномырдин будет продолжать курс реформ, но я не уверен, что Виктор Степанович Черномырдин избираем. 
Киселев: Немцов? 
Березовский: Уверен в том, что Немцов будет продолжать курс реформ. Серьезные сомнения по поводу того, что он избираем. Серьезные сомнения по поводу того, что в состояние ли он удержать общество вот в этом продвижении вперед. Да, он реформатор, безусловно, сомнений никаких нет. Но на сколько он глубок, чтобы эти реформы осуществлять, вот есть у меня серьезные сомнения. 
Киселев: Борис Абрамович, но вы на самом деле обрисовали очень серьезную картину. Вы назвали практически всех основных политиков, которые могли бы претендовать на президентское кресло в 2000 году. Часть из них, по вашему мнению, не обеспечивает преемственность власти, другая часть, обеспечит, но едва ли сможет составить конкуренцию тем, кто не обеспечит. 
Березовский: Абсолютно верно. И вот это серьезнейшая, тяжелейшая проблема сегодняшней власти. Но я не вижу в этом трагедии. Мне кажется, у власти огромные возможности по продвижению новых людей. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации