Дань работника налоговы органов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Омской области разработана схема доения частного бизнеса при помощи заведения уголовных дел

1255529041-0.jpg Сразу две правоохранительные структуры заинтересовались деятельностью омского областного Управления по налоговым преступлениям, возглавляемого Ринатом Нургалиевым. Источник в омской милиции полагает, что этот человек является племянником министра внутренних дел. Сам Ринат Нургалиев не ответил на вопрос «Новой» на этот счет.

Как показывают результаты расследования, проводимого, с одной стороны, ФСБ, а с другой — милицейским отделом по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП), сотрудники УНП облагали налогами омских предпринимателей. Но собираемые миллионы шли не в государственный, а в чей-то частный бюджет. В связи с этим возбуждены уголовные дела (нам известно о двух), одно из которых дошло до областного суда.

7 октября суд признал виновными в получении взятки в крупном размере начальника отдела оперативно-разыскной части УНП подполковника Анатолия Бычкова и старшего оперуполномоченного майора Максима Прохорова. Последний в ноябре 2008 года проводил проверку ООО «Омская пивная компания—1». В ходе проверки якобы обнаружилось уклонение от уплаты налогов. Как рассказал суду бывший соучредитель этой фирмы Роман Хабло, оперативники изъяли системный блок, содержавший всю информацию о самой компании и ее партнерах. Работа фирмы тем самым была крайне затруднена. Прохоров предложил для «урегулирования вопроса» перечислить на указанный им расчетный счет 500 тысяч рублей. В ответ на просьбу снизить сумму пообещал согласовать ее «со своим начальником Анатолием Анатольевичем». Бычков сделал «послабление» на 100 тысяч рублей, согласившись вернуть компьютер при перечислении половины «цены вопроса». Предоплату, снятую со счета «посредника» — 200 тысяч рублей, Максим Прохоров передал в руки шефу. В тот момент, когда он пересчитывал купюры, в дело вмешались сотрудники ФСБ.

Позже выяснилось, что никаких нарушений при проверке пивной компании УНП не нашло. Суд приговорил Бычкова к 7 годам колонии строгого режима, а его подельника Прохорова — к четырем. При оглашении приговора выяснилось, что оба уволены из УВД задним числом: приказы об их увольнении были подписаны Ринатом Нургалиевым в день задержания, 29 ноября, а датированы днем ранее. При этом сам он утверждал на суде, что завизировал их накануне, а рапорты подсудимые подали еще 14-го. Суд признал показания Нургалиева ложными. Но будет ли он привлечен за их дачу к ответственности? Начальник отдела гособвинителей облпрокуратуры Сергей Савин сказал журналистам, что этот вопрос будет решен после вступления приговора в законную силу.

В ходе допроса главы УНП Рината Нургалиева судья Валерий Липинский неожиданно поинтересовался, приходится ли тот родственником министру внутренних дел РФ. Нургалиев ушел от ответа, заметив, что это, по его мнению, не имеет отношения к делу.

История «Омской пивной компании — 1» — одна из немногих подобного рода. Предпринимателю Сергею Селиванову после визита сотрудников УНП были предъявлены еще более высокие требования. За прекращение уголовного дела с него требовали 3,5 млн рублей, а за возврат изъятых компьютеров — 700 тысяч. Переговоры велись через посредников — бизнесмена Вадима Хараборцева и директора коллекторской фирмы Игоря Рудяшко. Биография у Рудяшко знаковая: в 90-е годы он несколько раз садился на скамью подсудимых по обвинению в рэкете, однако суды не находили доказательств его вины. С наступлением новой эпохи он занялся взысканием долгов и поисками взаимопонимания между властью и бизнесом. По данным следствия, сначала он обещал Селиванову приостановку следственных действий за 300 тысяч рублей, потом сообщил, что надо добавить еще 400. Рудяшко задержали при передаче денег сотрудники управления по борьбе с экономическими преступлениями. В отношении обоих посредников 21 августа возбуждено уголовное дело.

В распоряжении «Новой» есть аудиозаписи, фигурирующие в деле. Они говорят о том, что обвиняемые могли знать высокопоставленных сотрудников УНП. Как иначе объяснить то, что они владели конфиденциальной информацией по уголовному делу? Например, Рудяшко в подтверждение того, что не вводит предпринимателя в заблуждение, рассказал ему подробности его же собственной сделки по приобретению магазина. Именно Рудяшко сообщил Селиванову о возбуждении против него уголовного дела (по статье «Уклонение от уплаты налогов»). Хараборцев и другие лица были хорошо осведомлены о движении этого дела, а также о том, что изъяли сотрудники УНП у бизнесмена при обыске.

Материалы предварительного расследования создают впечатление, что в Омской области действует отлаженная система налогообложения. «Сбор налогов» может осуществляться через широкую сеть «доверенных лиц» (в том числе, вероятно, и самих предпринимателей). Из их откровений вырисовывается такая картина. В списках облагаемых данью — десятки (в этом году — не менее 40) негосударственных предприятий. Ставки прогрессивные — в зависимости от платежеспособности и имущественного положения должника. Платит он, как правило, посредникам под «честное слово» (никаких гарантий, что оплата сработает, естественно, никто не дает). Сумму откупа те сообщают не сразу — только после выкупа изъятой оргтехники.

Вот некоторые из признаний предпринимателя, который фигурирует в уголовном деле: «Доят всех. Всех подряд… Эти десять уже рассчитались (перечисляются названия известных в городе фирм. — Г. Б.)… Есть солидные люди, которых не трогают (в качестве примера приводится фамилия соратника губернатора — депутата Законодательного собрания от «Единой России». — Г. Б.)

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::14.10.09